Екатерина Мцитуридзе: «Мы пытаемся сводить мосты, которые разводит политика»

Когда за дело взялась глава «Роскино» Екатерина Мцитуридзе, петербургский кинофестиваль превратился в медиафорум, в программе заявили Ксавье Долана и новые серии «Подпольной Империи», а Александр Сокуров согласился возглавить именную лабораторию. Как Медиевисту удалось убедить востоковеда Михаила Пиотровского одолжить бывшее здание Центрального Военно-Морского Музея для резиденции форума, да и вообще как Екатерине все удается, поинтересовался редакционный директор журнала «Сеанс» Константин Шавловский.

 

ДОСЬЕ

Специалист по итальянским миссионерам XVII века и творчеству Отара Иоселиани, приехав из Тбилиси в Москву, работала помощником президента ММКФ Сергея Соловьева и рассказывала зрителям Первого канала о буднях режиссеров и о лидерах бокс-офиса в авторской рубрике. В организации, учрежденной наркомом просвещения Анатолием Луначарским для продвижения русских фильмов, Екатерине Мцитуридзе пригодились ее опыт и в кино, и в медиа: Александр Сокуров получил «Золотого льва» в Венеции, а Алексей Учитель стал номинантом премии «Золотой глобус» за фильм «Край» при живейшем участии «Роскино».

Катя, вы сейчас в разгаре подготовки к медиафоруму. Что это за зверь такой и с чем его едят?

Чтобы съесть, его сначала нужно приготовить, чем мы сейчас и занимаемся. Наша команда с января, когда мы начали разрабатывать концепцию, уже разрослась до шестидесяти человек, и все работают только на Петербург. У «Роскино», конечно же, будет офис на фестивале в Торонто, и на несколько дней я полечу в Венецию, мы партнеры с тамошним кинорынком, и это позволит нам получить окончательные подтверждения от наших гостей. Но все силы брошены на медиафорум.

Как вообще появилась идея большого события в Петербурге?

Идея родилась, с одной стороны, из желания городских властей радикально реформировать местный кинофорум, который за несколько лет сменил несколько команд, но, к сожалению, не смог вырасти во что-то репутационно значимое. А с другой — из моей любви к Петербургу, который я считаю лучшим городом в мире.

Что вы поменяли?

Мы разработали полностью новый формат: убрали конкурс, потому что конкурировать с большими фестивалями — заведомо проигрышная позиция, добавили рынок как главную бизнес-составляющую проекта, которая в дальнейшем, с годами, с репутацией, должна обеспечить частичную финансовую самостоятельность всей этой истории. И наконец, мы не хотели делать только кинорынок, потому что сегодня кино является частью огромного медиаоблака, внутри которого мы все живем.

Трансмедиа?

Да, это главный вызов глобального мира, и мы готовы его принять. В России сего дня для этого все есть, и в первую очередь продвинутые профессионалы. В итоге у нас будут три равноценные составляющие медиарынка: кино, ТВ и Интернет.

То есть медиафорум — это своеобразный аналог Экономического форума?

И да и нет. Будучи суперпрофессиональным мероприятием, ПЭФ живет в «Ленэкспо» своей автономной жизнью, а простые петербуржцы ощущают его исключительно как источник пробок на дорогах. У нас же даже бизнес-составляющая ориентирована не только на профессиональное сообщество, но и на простого потребителя, то есть зрителя, обращена к нему, это и кино, и сериалы. То, что интересно каждому. Мы хотим, чтобы медиафорум стал событием для города. Кстати, вместо конкурсного жюри у нас будут работать три альтернативных: зрительское, блогерское и жюри прессы, которое возглавит Андрей Колесников. Мы хотим вовлечь в нашу историю максимум зрителей. А имена критиков, которых я привлекла как кураторов спецпрограмм, сами по себе задают определенную планку.

Можете назвать события, которые нельзя пропустить?

Их много. Свои авторские программы готовят Михаил Трофименков, Борис Нелепо, Василий Корецкий, Алексей Медведев, журнал «Сеанс». Разброс тем большой, от северокорейского кино, где есть фильм, спродюсированный Ким Чен Ыном, до дебютной работы кинокритика Романа Волобуева. В программе Александра Мамонтова пять фильмов с последнего Каннского фестиваля, в том числе блестящая картина Ксавье Долана «Мамочка», Гран-при Канна. Также мы спланировали несколько сериальных премьер, с приездом съемочной группы, с автограф-сессией, чтобы подчеркнуть связь телеэкрана с миром большого кино, которая в последние годы стала еще актуальней. Ведем сложнейшие переговоры по «Подпольной империи» (Boardwalk Empire), одному из лучших сериалов в мире, хотим показать первую серию нового сезона с приездом группы. Говорим и о «Родине» (Homeland), которая в октябре будет идти в эфир и одновременно еще сниматься в Турции, но мы хотим организовать живой мост по скайпу.

А политическая ситуация не влияет на качество программ?

Мягко говоря, она не облегчает переговорный процесс. Кое-кто из наших американских коллег намекал на то, что, если сверху им будет дано указание, они не смогут приехать. Пока же этого не произошло, и все воспринимают медиафорум скорее как возможность культурного диалога, общей среды. Не разбирая причины всего происходящего, я скажу, что это сложная ситуация не только для политики, но и для культуры. В городе, где мосты сводятся и разводятся, это особенно символично. Мы пытаемся сводить мосты, которые разводит политика. И мне приятно, что наши голливудские друзья, французские, из Лондона и из Гонконга все как один говорят, что они не хотят вникать в политику и готовы приехать на классное мероприятие в Санкт-Петербург. Интересно, что в восприятии иностранцев Москва — это политика. А Питер — это воздух, культура, и сегодня это очень живой город.

Это сейчас так стало. Чем больше Москва превращается в Мордор, тем контрастней оживает Петербург.

Во многом, кстати, потому, что сюда переезжают лучшие люди из Москвы. В Питере сейчас особенно ощущается правильный баланс между традиционной питерской сдержанностью и аристократизмом и столичной напористостью и драйвом, и все вместе дает какую-то витальную, эмоционально насыщенную жизнь. Кстати, медиафорум вышел за рамки города. Мы организуем в Репине Кинолабораторию Александра Сокурова — назвали ее К.Л.А.С. И это действительно высококлассное мероприятие: сто участников со всей России будут отобраны экспертным жюри и полностью за наш счет прилетят на неделю в кинокампус мэтра, в работе которого задействовано около тридцати профессионалов кино и телевидения.

А как вам пришла в голову идея сделать основной площадкой медиафорума Биржу?

Изначально мне предлагали «Ленэкспо». Но там невозможно создать нужную атмосферу, нужную волну. А когда мы первый раз пришли к Бирже, я вошла и просто увидела, что там живет история. И мгновенно сказала да. Дальше мы поговорили с Михаилом Борисовичем Пиотровским, в чьем ведомстве сейчас находится бывшее здание Военно-морского музея, и, к счастью, нашли в нем единомышленника. Для первого года, чтобы обозначить Питер как новое место силы на карте кино-телевизионной-интернет-карте индустрии, лучше места придумать было невозможно.

Вы не боитесь, что на этой карте совсем не осталось места, даже для Петербурга?

Во-первых, не боюсь потому, что мне это в принципе не свойственно. Во-вторых, потому, что такая мультиплатформенная международная история сейчас наиболее актуальна. И потом посмотрите, все стремительно меняется. Фестивальнорыночная карта постоянно перекраивается, точки силы меняются, Берлинский фестиваль десять лет назад и сегодня — совсем разные истории. Я убеждена, что на этой карте есть место новым территориям. Вчера на первом месте после Канна была Венеция, а сегодня Торонто. Конечно, есть Каннский рынок, с которым мы не соревнуемся, потому что он для нас идеал, мечта, к которой надо стремиться. Кстати, директор Каннского кинорынка Жером Пайар принимает участие в питерском форуме, так же как и директора других важных площадок — Торонто, Берлина, Гонконга, в качестве члена попечительского совета.

Раз уж речь зашла об идеалах — кто ваши учителя, Катя?

У меня их несколько, но если говорить об учителе с большой буквы, то это Отар Иоселиани. С ним забавно все сложилось. Я писала дипломную работу по его фильмам и решила, что раз классик еще живет в одном с нами городе, то непременно нужно этим воспользоваться. Напросилась в гости. Он по телефону сказал что-то такое: «Давай в среду в девять». В девять утра в среду я явилась по обозначенному адресу. Звоню в дверь — тишина, стучу, звоню, уже выглянули все соседи, это же Тбилиси, все дают совет, как мне поступить… Минут через тридцать дверь полуоткрылась, из-за нее выглянул хмурый Отар: «Какого черта в такую рань?». Я что-то замялась, а он продолжает: «Пить будешь?! Если нет, можешь отчаливать». До этого я в жизни не пробовала водки. Ушла от него в середине дня, с трудом воспринимая происходящее! С тех пор горжусь дружбой с ним. И диплом, в общем-то, получился неплохой.

Отличная история. У вас кто-то в семье кино занимался?

Профессионально нет, но мама лет с трех водила меня с собой на все показы в Доме кино, и к концу школы я уже знала, что хочу заниматься именно кино и ничем другим. Первые мои впечатления — это Скорсезе, Коппола, Вендерс, Висконти, Пазолини и далее по списку. Я все время маме говорю: «Сегодня тебя лишили бы материнства за такое!». А если серьезно, любовь и к кино, и к литературе, и вообще к искусству способна сформироваться только в детстве. Дальше можно насильно включать все это в школьную программу или платить ребенку за каждый просмотр или читку, но это будет иметь нулевой эффект.

Повлияла ли на ваше восприятие кино грузинская школа?

Разумеется да, особенно Отар Иоселиани, Эльдар и Георгий Шенгелая, Александр Рехвиашвили, многие другие. Так же как и советская школа кино в целом: Чухрай, Хуциев, Бондарчук, Ромм, Тарковский, Калатозов, Асанова, Данелия, Климов, Шепитько и многие, многие другие.

Медиафорум пока полностью зависит даже не от федерального, а от городского бюджета. Не боитесь, что через несколько лет может возникнуть вопрос с финансированием?

Основные средства в нашем бюджете — от партнеров, в первую очередь от «Национальной медиагруппы» и «Петромира». Город в лице губернатора Георгия Полтавченко инициировал это начинание и продолжает его поддерживать. «Аэрофлот» тоже с нами. Так что пока все идет своим чередом. Вы знаете, я не люблю слово «проблемы». Мы вот собираемся на летучку — по форуму, по журналу, по любому нашему мероприятию, — сразу очерчиваем круг вопросов. Вопросы надо решать до того, как они станут проблемами. Если вопрос стал проблемой — все, уже ничего не решится. А пока есть вопросы, надо их решать. Это то, что я умею.

sobaka,
Комментарии

Наши проекты