Диана Эстрада

Вы ведь преподаете латиноамериканские танцы?

Я училась на контепорари. Это здесь, в России, меня попросили преподавать латину. Поначалу было даже дико – как это преподавать-то? (смеется). У нас на Кубе этому не учат специально, просто все сами по себе умеют так танцевать.

Чему новому пришлось учиться в проекте?

Хореографам дали задачу – сделать так, чтобы участникам было как можно непонятнее и неудобнее. Вы можете себе представить, что они нам придумывали? Первое занятие. Девять утра. Заходит парень. Включает музыку и начинает танцевать хип-хоп. Мы даже не поняли, что это педагог! Для меня это был просто ужас – вообще не понимала, как двигаться. Через четыре часа, думаем, все, перерыв, сил совсем нет. А нет. Заходит такой свеженький еще один педагог, говорит: «А теперь джаз». Для меня это не новое, родное, можно сказать. Но после такой тренировки… А потом еще четыре часа контемпорари. На второй день настроиться на этот марафон было еще сложнее. К тому же сказали, что будет внутренний отсев, учите быстрее. Ладно, контепорари, джаз - для меня это нормально, но хип-хоп?! В моей группе - Тагиров, Могилев, Йорданис, не только для меня этот стиль не родной. Пытаемся, пытаемся, трек слишком быстрый, ну, никак не идет. Даже хопперы не успевают. И тут Данил Ситников взял и замедлил трек, стало получаться. Потом все быстрее и быстрее, и выучили. Я так благодарна Данилу, всю жизнь помнить буду!

С волнением удалось справляться?

Волнительно было всегда, но понимала: вокруг такие же люди, у них не по четыре глаза и восемь ног, значит, и у меня есть шанс.

У вас, в отличие от некоторых пар, сложились хорошие отношения с партнером.

Когда объявили, что я с Ильдаром Тагировым танцую, я так обрадовалась. Мы же с ним из одной группы, на тренировках где-то рядом всегда толкались, то я его по лицу задену, то он меня. В общем, так и сдружились, через карате (смеется). Мы близки по духу, поэтому общение легко шло. Для меня это было самое лучшее время на проекте. Я так свободно себя чувствовала, танцевала с огромным удовольствием. Это дальше уже началась трагедия.

Что произошло?

Дальше судьи начали меня ненавидеть почему-то. Молчали, молчали и тут оказывается, я танцевать-то не умею, судя по их разговорам.

Да, судейство не стеснялось в оценках. Обидно было?

Очень. Так хотелось ответить, но сдержалась. Я не буду их обсуждать, но я никогда не считала себя хуже Ильдара. У него балетная школа, но и у меня хорошая школа. Мне обидно за своих педагогов, за родителей, они столько в меня вложили.

Почему не пошел первый танец?

Он для меня был совсем непонятным. Что за люди в париках? Мы на Кубе такого не проходили по истории. Я не представляла, как они себя ведут. Да и танцевать я привыкла полуголой, а тут столько всего – колготки, парик, какие-то юбки... Я старалась, но никак не могла себя найти в этом номере.

Предфинальное выступление было самым по-актерски драматичным.

Мы очень хотели станцевать такой номер. А то у нас одна лирика. И тут нам снова говорят: у вас Ромео и Джульетта. Опять про любовь! Мы попросили хореографа поменять нам номер. Слава богу, Павел Глухов согласился. И еще в этой постановке принял участие Илья Авербух. Моя пробежка в конце - это он придумал. Мне кажется, без нее было бы не так здорово. Это такое красивое многоточие, как в кино.

Вы что-то себе представляли для вхождения в образ?

У меня было предчувствие, что это мой последний танец, не оставят они меня на финал. Вот в эту пробежку я все вложила, что накопилось: доказать Раду, что умею танцевать, всю мою тоску без ребенка, вдали от семьи, эти «якорь», «Ильдар лучше, ты хуже» - все-все. И сразу спокойно стало.

Семья помогала в трудные минуты?

Конечно. Мужу вообще нужно медаль дать. За два с половиной месяца он мне ни разу не позвонил и не сказал: «Все, не могу больше один нянчиться. Приезжай». Наоборот, только слова поддержки.

От кого были самые приятные слова за весь проект?

Конечно же, от Раду. От кого же еще (смеется). Когда он сказал, что я молодец, что пустил скупую слезу… Когда я пришла на проект, для меня важнее всего было именно его мнение. А тут он меня все бьет и бьет… Его хорошие слова в мой адрес - мой главный приз. Поэтому я и сказала в конце, что для себя я победила. После этого мне больше всего хотелось закрыть глаза и оказаться дома. А еще приятно, что Авербух – мой кумир - тоже подошел, похвалил. Тот день был лучший, хоть и выгнали меня потом (смеется).

Чего сейчас больше всего хочется?

Я пока устала. Даже не столько физически, сколько эмоционально. Хочу с дочкой побыть просто мамочкой.

А еще важно знать:
Принять участие в танцевальном проекте – это идея мужа Дианы - Валерия. Сначала в его плане было танцевальное шоу канала ТНТ, но к нему Диана была не готова физически, недавно родив дочь Адриану. В Россию Диана с родителями переехала в восемнадцать лет. Ее первое впечатление звучит так: «Ноги непривычно колет, мама сказала, что я мерзну и к этому надо привыкнуть». Диана - фанатка футбола, болеет за «Барселону» и «Реал» (Мадрид), любит фигурное катание и никогда не смотрит танцы, исключение – выступления Дианы Вишневой и Пепе Эвя.

Поначалу я была настроена на приключение, трагедия началась уже потом.


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также