• Город
  • Общество

Зачем нужна инклюзия? Объясняют Александр Цыпкин, Кирилл Иванов, Борис Пиотровский, Алексей Онацко и другие

Инклюзивные мастерские «Простые вещи» запустили проект «Зачем нужна инклюзия?». Они спросили писателя Александра Цыпкина, зампредседателя комитета по культуре Петербурга Бориса Пиотровского, музыканта Кирилла Иванова, режиссера Бориса Павловича, телеведущую Татьяну Лазареву и других, зачем нужна инклюзия. Портреты известных людей нарисовал один из особых мастеров «Простых вещей» — художник Никита Решетин. Получившиеся постеры можно увидеть в социальных сетях проекта, на сити-форматах в городе и в общественном пространстве «Севкабель Порт». А тексты ответов о пользе инклюзии для каждого из нас эксклюзивно публикует «Собака.ru».

Прим. ред.: инклюзия – это процесс реального включения людей с инвалидностями или ментальными особенностями в активную общественную жизнь.

Алексей Онацко

Куратор проекта «Севкабель Порт»

«Инклюзия – ремесло быть живым и принимать мир таким, какой он есть. Любить отличное от твоего, удивляться не очевидному, не делать исключений, находить и создавать новые смыслы, двигаться вместе с каждым и любым. Инклюзия — когда людям нужны люди, чтобы быть людьми, а из разного — получается красивое цельное».

Борис Павлович

Режиссер

«Мне кажется, для современного человека очень важно ощущение большого мира. Мира, который принципиально состоит из иных людей. Из явлений, неописуемых моими словами. Сегодня нельзя жить только среди «своих». Мы должны научиться жить среди «других», «разных». Инклюзия нужна не для того, чтобы облегчить жизнь человеку с инвалидностью, а чтобы описать мой мир, увидеть красоту и сложность картины целого. Потому что я и мир — это единый контур. Как береговая линия — это контур и моря, и суши. Если я замечаю объемный многообразный мир — я вижу сложного и интересного себя».

Кирилл Иванов

Музыкант, солист группы СБПЧ

«Я думаю, что инклюзия просто необходима. Каждый человек должен иметь возможность прожить свою жизнь так, как ему хочется. Каждый имеет право на заботу, сострадание и помощь. Еще это возможность проявить эмпатию, поставить себя на место другого человека, увидеть, что мир очень большой и разный, не отворачиваться от чужой боли. Именно эти умения делают нас людьми».

Александр Цыпкин

Писатель

«Инклюзия — это высшая степень справедливости и одновременно тест человечества на профпригодность. Возможно, Бог вспомнит, как нас любить».

Виктор Набутов

Теле и радиоведущий, спортивный комментатор

«Просто представьте себе, что вы не можете пойти туда, куда хотите. Не можете работать, где хотите, и учиться, чему хотите. Не можете, потому что у вас есть диагноз, который вы не выбирали. Инклюзия — это нормально и справедливо. У каждого должен быть выбор и своя наполненная жизнь среди людей».

Борис Пиотровский

Зампредседателя комитета по культуре Петербурга, археолог

«Инклюзия — важнейший фактор, отличающий общество развитое, думающее не только о сегодняшнем благополучии, но и о будущем целых поколений».

Владимир Яковлев

Медиаменеджер

«Люди — разные. Мы часто это говорим и редко по-настоящему это принимаем. Мы не позволяем быть людям разными. Мы только позволяем им быть плохими и хорошими, подходящими и не очень, нормальными или странными. Люди — разные. Что мешает нам полностью принять эту простую истину? Нам мешают идеи. Мы принимаем людей, которые соответствуют нашим идеям — не важно, каким. И не принимаем остальных. И нам кажется, что если человек не соответствует нашей идее, то это значит, что его «разность» можно не учитывать, игнорировать или считать странностью. Мне потребовалось много лет, чтобы понять простую истину: люди важнее идей. Люди — разные. И если забыть про идеи, то неожиданно оказывается, что они все без исключения заслуживают равного уважения, сострадания и любви».

Татьяна Лазарева

Блогер, телеведущая

«Когда я смотрю на картину, разглядываю затейливый узор на чашке или держу в руках керамическую тарелку и не могу оторвать глаз, — мне совершенно неважно, кто для меня создал эту красоту, какие особенности у этого человека. Важно, что кто-то умеет делать чудеса руками лучше, чем я. У каждого из нас свои особенности, и чем чаще мы встречаемся с чем-то непохожим на себя, отличным, тем разнообразнее становится наша жизнь».

Яна Тумина

Режиссер

«Когда среди нас оказываются особые люди, мы перестаем испытывать страх перед непривычным, мы перестаем ограничивать свое душевное пространство, мы впускаем туда тех, кто нуждается в нас. Оказывается, что это взаимно, и это — открытие!»

Шура Буртин

Журналист

«Люди с ментальной инвалидностью, как правило, не умеющие правильно играть в социальные игры, — это зеркало, в котором мы видим себя без маски. Видим подлинного человека, которого мы в себе боимся, стыдимся, ненавидим и к которому тянемся. Это постоянная проверка нашего мира на соответствие человеческой натуре».

Нюта Федермессер

Общественный деятель, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера»

«Инклюзия — включение разных людей в жизнь друг друга — это про всех: больших и маленьких, черных и белых, одиноких и семейных, гетеро и гомосексуальных, колясочников и самостоятельных, зрячих и незрячих. А когда инклюзии нет, это означает лишь одно — наличие изоляции, сегрегации, шовинизма. Отсутствие инклюзии — это проявление невежества, жестокости и равнодушия».

Наташа Игнатенко

PR-директор портала PLANETA.RU

«Некоторые считают, что инклюзия нужна, чтобы было комфортнее людям с инвалидностью, но это изначально неинклюзивный подход. Она нужна, чтобы было комфортнее людям в принципе. Мы все разные. Двух одинаковых нет, даже если они близнецы. Эта разница позволяет учиться друг у друга, быть терпеливее, добрее друг к другу и – как бы громко это ни звучало – становиться лучше. Потому что человеку нужен человек. Инклюзия про коллектив, про общность и про эмоциональную зрелость общества».

Александр Семин

Создатель креативного агентства «What If Semin», продюссер, режиссер

«Зачем нужна инклюзия? Чтобы нам ничего не мешало становиться счастливыми. Потому что счастье не различает людей на одних или других, на нормальных или особенных. Счастье не замечает различий. Так чего же мы будем эти различия замечать? Счастье — оно на всех. Так давайте не будем мешать себе становиться счастливыми, живя в одной стране, в одном городе и на одной лестничной клетке».

Алексей Мелия

Педагог Центра лечебной педагогики, писатель

«В 20 веке считалось, что есть человек нормальный, а все "ненормальное" из нашего представления о человеке исключалось. С одной стороны, мы считаем, что психически больные люди это люди, но с другой, мы не умеем с ними взаимодействовать как с людьми. И это создает какую-то искаженную истину.

В инклюзии есть очевидный смысл — она необходима для родственников людей с инвалидностью, потому что сейчас на них лежит огромная нагрузка. Но для меня главный смысл ее — это возможность развития всего общества, которое в инклюзии получает какую-то подлинную обратную связь для базовых смыслов нашей цивилизации».

Владимир Калякин

Телеведущий

«У нас у всех один создатель или этот создатель и есть мы. Кому как угодно. Важно то, что все мы одно целое. Принимать любые особенности людей, непохожесть, уникальность — значит жить созвучно со вселенной и творцом. Вот что для меня инклюзия».

Представители инклюзивных мастерских «Простые вещи»

Организаторы акции

«Инклюзия в широком смысле — это включение всех людей в общественную жизнь. Мы помогаем включаться в общественную жизнь людям с ментальными особенностями, трудоустраиваем их, строим вокруг них принимающее классное сообщество. Мы точно знаем, что с ребятами, работающими в мастерских, наша жизнь стала интереснее и наполненее. Что не только люди с ментальными особенностями нуждаются в нашей поддержке, но и мы нуждаемся в них — в их взгляде на жизнь, в их умении принимать других и радоваться, в их неповторимости. Издалека действительно может быть тревожно, страшно и непонятно, зачем принимать людей, отличающихся от нас. Но, когда происходит встреча, ответ на этот вопрос быстро находится. Этот проект — попытка спросить самых разных людей из разных сфер и с разным опытом — что мы все вместе и по отдельности приобретем, если наше общество станет открытым для разных людей с разными потребностями.

Художник проекта Никита Решетин пришел работать в столярную мастерскую «Простых вещей» год назад. В тот момент никто не знал, что Никита рисует. Однажды в пространстве столярной мастерской начали проходить занятия Арт-студии, где люди с ментальными особенностями занимаются живописью и графикой. Все чаще Никита оставлял на время работу с деревом и присоединялся к Арт-студии, сначала не верил в себя, рисовал несмело, карандашом, но все больше и больше. Перед мартовским карантином в Арт-студии попробовали делать наброски с натуры, и стало ясно, что у Никиты это получается невероятно хорошо, что его портреты — точные и талантливые. В будущем в «Простых вещах» планируется организовать персональную выставку художника».

Комментарии

Наши проекты