На смерть Comedy Woman — краткая история женского юмора в России: от Раневской до Ивлеевой и TikTok

На прошлой неделе стало известно о закрытии шоу Comedy Woman, выходившего на канале ТНТ с 2008 года. «Собака.ru» вместо эпитафии рассказывает про эволюцию женского юмора и комедии в России: как он менялся в кино, на ТВ и в интернете.

Женский юмор в кино: от Раневской до Анны Пармас

Первой кинокомедией в мире считается «Политый поливальщик» братьев Люмьер 1895 года с классическим гэгом: мальчик наступает на шланг, садовник не понимает, куда делась вода, мальчик отступает, струя бьет садовнику в лицо. Фильм-сценка вошел в их антологию (вместе с «Прибытием поезда») для первого публичного киносеанса и в этом дайджесте к 1896-му перекочевал и в Российскую империю. В нашем кино начали с экранизации народной песни о Стеньке Разине («Понизовая вольница»), где все довольно трагично, и классической русской литературы (куда без нее). Но в 1920-х нарком просвещения Луначарский в своей программной статье провозгласил «Будем смеяться» — призыв подхватили, развили, закрепили. И вот мощная индустрия раннесоветского кино уже несется на всех молодых парах и радует уставших от невзгод реальной жизни людей своей магической силой эскапизма. На советских экранах и в журнале «Советский экран» взошла звезда главной по сталинским комедиям — Любови Орловой. Вместе с мужем режиссером Григорием Александровым яркая блондинка с лучезарной улыбкой смешит зрителей песнями и акробатическими трюками в «Веселых ребятах», «Цирке», «Волге-Волге» и «Весне». В последней к ней в роли экономки Маргариты Львовны присоединяется саркастичная Фаина Раневская.

Ее юмор, как и фамилия-псевдоним, чеховской трагикомичной природы (Раневская на самом деле урожденная Фельдман и, как и Антон Палыч, из Таганрога). Люди обедают, их жизни в этот момент рушатся, но в этом есть своя ирония, как и в ее многочисленных насмешливых цитатах, ушедших в народный фольклор — вроде хрестоматийного отзыва о неразборчивости актеров в ролях «деньги съедены, а позор остался». У самой Раневской в кино их не так много и самые известные — комические: Ляля из «Подкидыша», которую нервирует Муля, мачеха из «Золушки» («Крошки мои, за мной!») и голос фрекен Бок (не путать с фрекен Юлией) из анимационного «Карлсон вернулся». 

В дальнейшем комедийные главные героини советских фильмов почти всегда заключали в себе не только юмор, но и мелодраму. Что и логично — жизнь ведь сложно свести к одному жанру. Это и Людмила Прокофьевна Калугина из «Служебного романа» (тогда, в 1977-м, считается, что умница-карьеристка должна быть несчастна, так как в ее жизни нет мужчины, например, неудачника Новосельцева), и брошенная мужем Надежда из «Любовь и голуби», и провинциальная официантка Вера из «Вокзала для двоих».

Квинтэссенция всех нелепых, но невероятно обаятельных (и привлекательных) — персонажи Ирины Муравьевой. Они и споют, и на роликах проедут, и поплачут на плече подруги-цыганки, как Нина Соломатина в «Карнавале» (кстати, режиссер этого фильма тоже женщина — Татьяна Лиознова). И очаруют весь офис (тогда КБ), как Надя Клюева в «Самая обаятельная и привлекательная», и научат подруг знакомиться в библиотеке, как Людмила из «Москва слезам не верит».

Исключение в правиле страдательно-комичных советских героинь разве что водитель трамвая Люба из «Берегись автомобиля», но это в большей степени флер пани Моники из «Кабачка "13 стульев"», еще одного персонажа сыгравшей ее Ольги Аросевой.

В 1990-е комедии о женщинах становятся еще более горькими — на экранах свалка жизни и истории в «Небесах обетованных» и «Старых клячах». Но тогда же в только-только переименованном обратно в Петербург городе начнет набирать режиссерские и сценарные обороты Анна Пармас, снявшая «Осторожно, модерн!» и самые смешные и хитовые клипы группы «Ленинград». В нулевые и 2010-е авторское кино по капле выдавливает из себя сноба и тем самым представление, что оно должно быть непременно длинным, без нарратива и по возможности скучным. Взяв Анну Пармас в соавторы сценария, Авдотья Смирнова делает комедии «Два дня» и «Кококо» — рефлексии интеллигентных женщин о мире и себе.

Женщины в КВН

«Клуб веселых и находчивых» долгое время был единственным социальным лифтом для ТВ-юмористов. На заре КВН (в 1960-е) команды брали в состав женщин, но те не были харизматическими лидерами: впрочем, и формат был другой — его суть легко понять из тогдашнего саундтрека игры: «Берите в руки карандаш, мы начинаем вечер наш» пел в заставке Олег Анофриев. А вскоре программу и вовсе закрыли. Привычный нам КВН возродился в конце 1980-х. Тогда его уже единолично вел Александр Масляков (в 1990-м он создаст компанию «АМиК», которая начнет производить игру), а в составе команды НГУ засияла настоящая телезвезда — Татьяна Лазарева (справедливости ради другие женщины в НГУ тоже были, а в сезоне 1997 года на сцену выходила даже 9-летняя певица Пелагея). Татьяна пела в платье в пайетках песню-монолог от лица жены народного депутата и шутила про утекающие за границу мозги. Если в «Парнях из Баку», «Махачкалинских бродягах» и «Одесских джентльменах» участницы просто фигурировали иногда в репризах и на финальных песнях, в НГУ все почти на равных перебрасывались репликами.

Яркие участницы были, например, в БГУ, «Утомленных солнцем» и «Сборной Пятигорска» , но по-настоящему паттерн переломила Наталья Андреевна в «Мегаполисе» — будущий идеолог Comedy Woman Наталья Еприкян. Юмор команды строился на филологических параллелях и конфронтации ее персонажа с еще одним участником — Денисом Евгеньевичем. Схожую модель, доведя юмор до абсурда, потом использует «Федор Двинятин» в сценарных перепалках Марины Бочкаревой и Александра Гудкова. Более народная версия будет у команды «ГородЪ ПятигорскЪ», лидер которой Ольга Картункова.

Кстати, именно из экс-участниц КВН соберется первый состав Comedy Woman: Екатерина Варнава («Сборная малых народов» и «Свои секреты»), Мария Кравченко («Сборная малых народов» и «Свои секреты»), Екатерина Скулкина («Четыре татарина»), Татьяна Морозова «ЛУНА»), Елена Борщева («Сборная Пятигорска»), Полина Сибагатуллина («Сборная Санкт-Петербурга»), Наталия Медведева («Фёдор Двинятин») и многие другие.

  • собака.ru

Аншлаг-аншлаг

Сферу юмора и сатиры в 1990-е и ранние нулевые почти полностью приватизировала Регина Дубовицкая, которая из позднесоветского «Аншлага», призванного изучить упадок эстрадного жанра, выстроила целую империю. «Аншлаг» со своими резидентами плавал в круизе по Волге, десантировался в Алтайской деревне — на родине «главного по народному юмору» Михаила Евдокимова, а затем и вовсе размножился на телеэкране в десятке вариаций от «Аншлаг. Бочка меда» до «Кладовки Аншлага». Однако, несмотря на всемогущество топ-менеджера отечественных шуток и пародий Дубовицкой, гендерного переворота не случилось. Из-за спины Владимира Винокура и Ефима Шифрина, а также Трушкина и Коклюшкина, проглядывала лишь вечная аншлаговская женская троица: Клара Новикова, Елена Воробей и Елена Степаненко.

Уроженка Киева Клара Новикова, которая к моменту расцвета «Аншлага» была уже зрелой артисткой, выступала либо в амплуа одесской тети Сони, сыпавшей житейскими мудростями, либо в роли экзальтированной дамы средних лет с тяжелой женской судьбой, но не отчаивающейся. «Неужели это я, неужели это мое лицо! Какой ужас, седых волос-то сколько! Ну, подумаешь, поседела, захотела — посидела, захотела — посинела. Ой, шрамы, это меня об косяк ударили, когда я в очереди за мукой стояла». Фирменной манерой Новиковой был неожиданный переход от интонаций торговки с одесского «Привоза» к вкрадчивому, почти девичьему, звонкому голоску. 73-летняя юмористка до сих пор в строю и не изменяет собственному стилю, выступая с монологами о сильных женщинах, слабых мужчинах и всегда актуальном «нечего надеть».

Елена Степаненко стала известной в 1990-е благодаря совместным выступлениям с тогдашним супругом — патриархом «Смехопанорамы» Евгением Петросяном: в этих репризах Степаненко часто играла роль маленькой девочки, что должно было, наверное, вызвать комический эффект, однако выходило все ровно наоборот. Дело, конечно, в темах, которые они поднимали, разыгрывая папу и дочку: огромный разрыв между реальностью взрослых и детей в середине 1990-х, когда младшеклассники уже жили в мире капитализма уровня «купи-продай», кока-колы и игры «Бандюги и покойники», а родители с трудом встраивались в эту новую реальность, лелея воспоминания о советском прошлом.

Дисфункциональные семьи, где мама называет папу не иначе, как «козлом», а папа бабушку «старой кровопийцей», тотальная нелюбовь — слушая сейчас номера Степаненко и Петросяна, кажется, что их писал не автор-сатирик, а сценарист фильмов Звягинцева. Сложно понять, как можно искренне смеяться над монологом Степаненко «Солнышко» 2001 года, где она фирменным писклявым голосом, разговаривает с куклой: «7 рублей 8 копеек хватит, чтобы ребеночка купить? Маленького, дешевенького, лишь бы смеялся?» Только неловкость и щемящее чувство жалости — как во время просмотра фильма «Все будет хорошо» Дмитрия Астрахана.

  • Собака.ru

Третья звезда «Аншлага» Елена Воробей начинала на сцене петербургского театра «Буфф» вместе с Юрием Гальцевым и Геннадием Ветровым, где часто исполняла песни Эдит Пиаф.  Пиаф, как известно, называли «воробушком» — поэтому псевдоним Елены Лебендаум не случаен. Благодаря пародиям на звезд эстрады артистка и прославилась, хотя получались они у нее несколько нарочитыми и вульгарными. Поэтому органичнее всего она смотрелась в образах Маши Распутиной, Надежды Бабкиной и «шальной императрицы» Ирины Аллегровой. Кроме того, Воробей отлично удавалось вживаться в роль гопников — кажется, понятно, с кого лепила своего горгулью-гопника новая дива современного искусства Данини. Однако, как и в случае с Еленой Степаненко, самый берущий за душу персонаж Воробей — маленькая девочка, которая рассказывает о своей семье: «А моя мама папе говорит: "Где же тебя, Коля, уважают? В ликеро-водочном отделе ближайшего универмага?» В этом, в общем-то, квинтэссенция русского женского юмора из 1990-х–2000-х: отец, который вместо мороженого купил водку, и муж-импотент — плохонький, да свой.

Comedy Woman

В нулевые в юмористическом сегменте российского телевидения происходит переворот — в 2005 году на смену аншлаговской монополии приходит Comedy Club на ТНТ, созданный КВН-щиками из команды «Новые армяне». Благодаря шоу стали звездами Тимур Батрутдинов и Гарик «Бульдог» Харламов, Паша «Воля» и Гарик Мартиросян. Через три года  на том же ТНТ появляется программа Comedy Woman — плод труда самых известных КВН-щиц, а также Дмитрия Хрусталева и Александра Гудкова. Каждая из участниц этого телекабаре обладала собственным амплуа: Катя Варнава — хищная секс-бомба, Мария Кравченко — гопница, Мария Федункив — бой-баба и так далее.

Темы, над которыми иронизируют героини Comedy Woman не сильно отличаются от тех, с которыми работали их «аншлаговские» предшественницы — отношения доминирующей женщины и мужчины-тряпки, «совковых» родителей и их «прогрессивных» детей, плюс что добавилась тема феминизма. К тому же пост-советские декорации сменились на декорации эпохи развитого потребления, а уровень продакшена вырос в разы. В интервью Meduza Катя Варнава сказала, что не делит юмор на мужской и женский и что шоу разрушает этот стереотип. «Есть мнение, что женский юмор сводится к одному — проблемам в отношениях. Но нет, у нас, оказывается, у женщин открылись глаза, они крепко встали на две лапки прекрасного 38-го размера». К сожалению, реальность кусается — больше половины скетчей в выпуске занимали именно шутки о проблемах в отношениях. Феминистские СМИ не раз обвиняли Comedy Woman в сексизме (и за дело), однако талант самих участниц очевиден — в отличие от юмористок из 1990-х скетчи в шоу действительно смешные, а за 12 лет существования его рейтинги не отставали от «мужского» собрата. Но самое главное: Comedy Woman подстегнул девушек с юмором идти в стендап и социальные сети, где они преуспели — в первую очередь в коммерческом смысле.

  • Собака.ru

Женский стендап

Делить стендап на женский и мужской кажется странным — в России расцвет жанра произошел сравнительно недавно, когда, казалось бы, всем уже совершенно ясно, что люди равны, гендер — социальный конструкт, трава зеленая, солнце светит (но не в Петербурге). Гораздо логичнее структурировать его как мейнстримный — тот, что идет по ТВ — и андеграундный: клубный. Но строго говоря, это части одного и того же. Стендаперы собирают сначала небольшие залы, потом клубы побольше, их замечают и зовут на ТВ или в YouTube-шоу. Долгое время в формализованном мейнстримном стендапе — передаче Stand Up на ТНТ — была всего одна женщина: выпускница КВН и «Звездного часа» Юлия Ахмедова. Она шутила про одиночество, отношения после 30 и свою клиническую депрессию. Через какое-то время команду разбавили Виктория Складчикова и Елена Новикова.

В прошлом году у ТНТ появилось отдельное шоу «Женский стендап» креативных продюсеров Ирины Мягковой и Зои Яровицыной. Обе выступают в нем как комики (Мягкова ведет передачу). Программа задумывалась как антипод Comedy Woman — в начале каждого выпуска Ирина сообщает, что «будет жестко, будут бабы, будет правда, будет смешно, но это не точно, потому что ну, бабы». Это на самом деле не точно, потому что мизогиния и шутки, что есть обычные женщины (сами комики) и некие условные шлюхи (этот мотив возникает в разных стендапах) не всегда кажется веселым. Хотя, возможно, это потому, что в группе перечисленных на титрах авторов нет ни одной женщины.

Таким же странным решением кажется позвать в программу комика-гомосексуала (он, кстати, довольно смешно высмеивает гомофобию) — как будто ему, хотя он и мужчина, не место в смешанном Stand Up Руслана Белого рядом с народным юмором Алексея Щербакова. Но есть и настоящие находки «Женского стендапа» — ловко разыгрывающая шутки с залом Мария Маркова и мать троих детей Маргарита Родина, которая шутит про все стереотипы родительства.

Поколение вайнерш

В середине 2010-х никому не известная бывшая «мастер по ноготочкам» Настя Ивлеева начала выкладывать в свой Instagram короткие незамысловатые видео, снятые на фронтальную камеру. «Кого я люблю больше? Тебя или сладости? Тебя или новые шмотки? И ты уйдешь, так и не узнав, что больше всего на свете я люблю бухать!» Ивлеева иронизировала над попытками «присесть» на правильное питание, много пила в кадре и была абсолютно счастлива и уверена в себе — то есть явила миру совершенную модель женщины в русском юморе.

Если лирическая героиня Клары Новиковой в 1990-е, смотря на седые волосы, морщины и прочие «несовершенства», утешала себя с нескрываемой грустью в голосе, то героиня Ивлеевой, наоборот, пьет вино и ест пиццу в растянутых спортштанах с максимальным удовольствием от самой себя. Зарисовка из жизни молодой женщины, которая иронизирует над собой и миром вокруг в режиме онлайн — главный жанр «вайнерш», являющихся лицом женского юмора в 2020 году. Они потешаются и над феминизмом, и над патриархальной культурой, и над культом красоты, и над бодипозитивом одновременно. Им чужд как «смех сквозь слезы», характерный для пост-советской эстрады, так и выверенная постановка телешоу от бывших КВН-щиков.

Социальные сети настолько демократизировали сферу комического, что на арену вышли героини «из народа», которых раньше представляли профессиональные артистки. Чего стоит только «Мама отличника» — типичная домохозяйка «за 50» Елена Павловна из российской глубинки  которая  выкладывает на YouTube любительские видео с рецептами, рассказами о своей семье и незамысловатых покупках, а также дает советы: например, как надеть колготки без затяжек. «Девочки, как я креветками объелась сегодня» — «новая искренность», как она есть.

@karinakross

Коротко о главном🤣

♬ оригинальный звук - karinakross

Если  бывшие КВН-щицы и артистки 2000-х прикладывали свои юмористические таланты на телевидении и в кино — и так получали всенародную славу, то сейчас, наоборот, через популярность в соцсетях женский юмор выходит на широкие экраны. Вспомним хотя бы феномен Ирины Горбачевой, которая в 2016 году выстрелила именно благодаря скетчам в instagram, хотя до этого уже играла в Мастерской Петра Фоменко и полнометражных фильмах. Еще один пример — Ида Галич, которая начинала в Клубе веселых и находчивых, пробовала себя в «Comedy баттле», но именно идея пойти по пути Насти Ивлеевой и других «вайнерш» принесла ей славу и миллион подписчиков — и это только за первый месяц.

Но будущее женского юмора — в TikTok, в который переходят «вайнерши» из других платформ, а также методом почкования размножаются новые, благо формат 10-секундных роликов не требует особых вложений. Самая популярная из них — 27-летняя исполнительница эпизодических ролей в «Интернах» и «Универе» Карина Кросс с фанатским пулом в 8 миллионов человек. В своих гэгах  она иронизируют над «типичными» женскими неврозами — «почему он не звонит», «я сильная и независимая, но рыдаю в подушку». Гэги не новы — это такой анекдот с бородой, но в духе времени — снимать про себя, без посредников, профессиональных авторов шуток и лишней рефлексии.

Текст: Елена Анисимова, Александра Генералова

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты