• Развлечения
  • Искусство

Российские арт-ярмарки осени: светская Cosmoscow c Собчак и Блёданс vs серьезная viennacontemporary

Даже если вы не интересуетесь современным искусством, то наверняка видели стенды арт-ярмарки Cosmoscow в инстаграмах Ксении Собчак и Ивана Урганта. Редактор рубрики «Искусство» Генералова Александра рассказывает, как московская ярмарка превратилась в самое светское событие этой осени,  почему принадлежащая российскому девелоперу Viennacontemporary — путевка в европейские коллекции для наших художников, и как петербургским галереям в этот тяжелый пандемийный год удалось заработать на обеих art fairs.

Все, что осталось

Как должен был пройти год для тех, кто любит современное искусство? Архитектурная биеннале в Венеции, Манифеста в Марселе, Art Basel и Art Miami, биеннале RIBOCA в Риге — можно перечислять долго. Половина ивентов из списка не состоялась, от половины российских специалистов, коллекционеров и просто арт-туристов отрезал ковид. Островки стабильности в ситуации тотальной неопределенности — две российские арт-ярмарки: в середине сентября случилась московская Cosmoscow, а четыре дня назад закончилась венская Viennacontemporary, принадлежащая меценату и девелоперу Дмитрию Аксенову. Благодаря административной поддержке фонда Аксенова в Вену смогли приехать некоторые российские галеристы, однако коллекционерам (без европейского ВНЖ) повезло меньше — они отрывались за все месяцы самоизоляции на Cosmoscow. Как заметил петербургский собиратель и инвестор Duo band Сергей Лимонов: «Если несколько лет жить на необитаемом острове, то после возвращения в цивилизацию передача “Дом-2” покажется тонкой оскароносной драмой. Так и после шести месяцев пандемии и эстетического воздержания я даже готов был обнять на Cosmoscow-2020 стенды Askeri, Omelchenko и Orekhov galleries. Ярмарка после вирусного апокалипсиса могла торговать и глиняными свистульками с хохломой, и подержанными колёсами с  башкирским мёдом». (прим.ред. Askeri — галерея светской девушки Полины Аскери, Omelchenko принадлежит отцу ютюбера из популяного шоу «Арт-патруль», Orekhov galleries — детище скульптора Григория Орехова, знаменитого своими зеркальными матрешками)

  • Marina Gisich gallery

    Стенд Marina Gisich gallery

  • Marina Gisich gallery

    Стенд Marina Gisich gallery

В Петербурге «большие буржуазные» ярмарки не приживаются — в отличие от многочисленных независимых — от «Пятой седьмой» группы «Север 7» до SAM fair, которой, впрочем, в этому году не будет (зато будет ярмарка в новом кластере «Третье место»). Зато приживаются на московской и венской ярмарках петербургские галереи, даже обходят столичные по финансовым показателям — речь о празднующей в этом году 20-летие Marina Gisich gallery. Результаты-2020 короткой строкой: три огромных холста Керима Рагимова ушли в первый день, как и ⅔ серии Петра Швецова, новые коллекционеры, неофициальное первое место по количеству проданных работ, презентация книги о дружественных собирателях To be with art.  «Я был не прав в прошлом году, прогнозируя невозможность продаж работ Петра Швецова в Москве. Ибо магия Марины Гисич самая сильная, поэтому, наконец-то, настал звёздный час питерского суперхудожника Петра Швецова — его серия про женщин в шкурах в стиле фильма “С широко закрытыми глазами” и серия «белье» пользовались таким спросом, словно это классическое ню в утренних тонах, продающееся профессорами питерской Академии художеств китайским коллекционерам», — резюмирует Сергей Лимонов. Правда, мрачная тематика стенда — живопись с обездвиженными женщинами и объекты в виде стеклянных веревок — вызвали у некоторых московских арт-журналистов нездоровую реакцию: спасибо медиа-повестке и мему про «расчленинград».

Ксения Собачак, Томми Кэш, пирожки из микроволновки и надежда

Cosmoscow — ярмарка контрастов. С одной стороны — мощная публичная программа, конкурсные проекты для художников, отдельный стенд для  2-ой Железногорской Биеннале — независимой панк-инициативы кураторов из Курской области. С другой — стенд бывшего совладельца «Совкомбанка» Василия Клюкина, который уже успел (каким-то образом) выставиться в Русском музее с персональной выставкой. О сомнительной художественной ценности работ Клюкина спорил весь светский телеграм (арт-профессионалы даже и не спорят). Работы, кстати, стоили порядка 150 тысяч евро. У Cosmoscow нет снобизма: галерейный проект a-s-t-r-a за 15 тысяч евро продает недавно поступившую в Saint Martins художницу Jolie Alien по той простой причине, что у нее 40 тысяч подписчиков в инстаграм. Возможно поэтому за новостями ярмарки интереснее следить в телеграм-каналах вроде «Героиня Татлера» и «Антиглянец» и «звездных» инстаграмах. Ксения Собчак позировала на фоне работы эстонского рэпера Томми Кэша — увеличенных фигур зайца и волка из «Ну, погоди!» за 30 тысяч евро. Видимо, именно на такие кадры рассчитывал музыкант, клипы которого являются современным искусством в большей степени, чем нехитрый «интерьерный арт» на некоторых стендах (а ведь Кэш еще делал совместную с Риком Оуэнсом выставку в таллинском музее Kumu). Иван Ургант позировал на фоне металлических раскладушек Григория Орехова, чья монструозная неваляшка стоит в Столешниковом переулке в Москве — служит фоном для селфи, а ее уменьшенная версия — в Русском музее (каким-то образом).

  • Anna Nova gallery

    Стенд галереи Anna Nova — идеально совпадающие по цветовой гамме работы Марии Агуреевой, Джонатана Монагана и Aljoscha

  • MYTH gallery

    «Золотые» пластины Лизы Бобковой на стенде MYTH gallery, у которых Эвелина Блёданс «зависла» на час

«К нам на стенд заходила Эвелина Блёданс, которая оказалась, к моему удивлению, коллекционером, и заставила испытать пассивный стыд из-за моей некомпетентности относительно данного факта. После мы разговаривали о моих работах из серии “Буферная зона” часа полтора, и она меня заворожила своей крутой чистой энергией», — признается художница Лиза Бобкова. Еще пару лет назад факт того, что Андрей Малахов — коллекционер современного искусства повергал в недоумение, но сейчас покупать contemporary — обязательный атрибут уважающего себя публичного человека. Да и не публичного — благодаря facebook-группе «Шар и крест», где во время локдауна по бросовой цене отдавали, например, Айдан Салахову, коллекционировать начали массово. Идеолог курорта «Первая линия» Мария Грудина, а по совместительству — владелица крупнейшего собрания работ Ольги Тобрелутс рассказывает: «В первый день, когда собираются только коллекционеры, я встретила всех своих московских и петербургских друзей. Забавно, что первые полтора часа на ярмарке я просто не могла пройти дальше нескольких стендов, потому что постоянно встречался кто-то знакомый — это, конечно, больше день для общения, нежели день для просмотра самого искусства».

Самым красивым стендом Мария Грудина патриотично назвала стенд галереи Anna Nova. Свой ассортимент на Cosmoscow галерея дифференцировала: тиражные работы Маши Агуреевой — от 5 400 до 26 000 рублей— практически раскупили, остроумные, но недешевые работы Джонатана Монагана о пост-апокалипсисе и обществе потребления — проданы частично, по установке инсталляции художника Aljoscha ведутся переговоры с общественным пространством, название которого держится в секрете. Два года назад его невесомую работу из серии «Панспермия» вы могли видеть в лобби отеля «Астория» — единственный городской арт-критик Павел Герасименко нетолерантно назвал ее «розовым будуаром с мещанскими оборочками». А меж тем персональная выставка Aljoscha совсем недавно проходила в нью-йоркском Соборе Иоанна Богослова – под куполом собора разместилась его масштабная инсталляция из акрилового стекла.

  • инстаграм

    Молодое современное искусство на ярмарке Blazar

  • инстаграм
  • инстаграм

«В этом году наши коллекционеры, наконец, почувствовали конкуренцию. Теперь, чтобы иметь возможность приобрести желаемые работы, на ярмарку нужно приходить утром, самыми первыми. Раньше я наблюдала такое только на больших ярмарках уровня Frieze и Art Basel, а в российских реалиях это сложно было представить», — делится впечатлениями Анна Баринова, владелица Anna Nova. Мария Грудина объясняет: «Искусство сейчас необходимо, чтобы выразить эмоции, свое отношение к происходящему. Люди приходили не просто посмотреть, а именно купить. Искусство сейчас — такая же потребность, как стакан воды или еда, оно должно быть в твоей жизни, в твоем пространстве». Cosmoscow почувствовало эту острую необходимость общества и открыла ярмарку-сателлит с молодым и более дешевым искусством Blazar — «параллели» есть и у Art Basel, и у Fiac, но обычно они не связаны с «головными» ярмарками. Со-основателями Blazar выступила онлайн-галерея Sample и агентство anna dyulgerova communication, которым руководит Анна Дюльгерова — некогда генеральный директор компании Denis Simachёv, а ныне заведующая PR-делами биеннале RIBOCA и других художественных и не только событий.

Площадка Blazar — Музей Москвы, на фасаде которого сейчас выставляется инсталляция всеобщей любимицы Алины Глазун с котиками и фразой «Все немного разные» (часть программы Московской биеннале молодого искусства). Это могло бы быть девизом Blazar, где кураторы собрали немного разных экспонентов: от крупных московских галерей Pop/off/on и Триумф, до арт-школ и художников, действующих независимо. Например, Андрей Ишонин — студент школы Baza Анатолия Осмоловского и Светланы Басковой (режиссер «Зеленого слоника») за 17 тысяч рублей продавал тапки из оберток чизбургеров. Хотя Blazar позиционировалась как ярмарка молодого искусства (а значит и более бюджетного), по факту цены достигали уровня основной ярмарки: некоторые молодые художники продавали графику по 1500 евро, а галерея Триумф представляла Алису Иоффе по ценам в 500 тысяч рублей.

  • Ольга Профатило

    Работа Алины Глазун на стене Музея Москвы, где проходила ярмарка Blazar

«Моно-стенд Вадима Михайлова на Blazar  привлек большое внимание музейщиков, нам даже удалось продать некоторые вещи в музейную коллекцию. Приятно, что мы не просто отбили расходы, но и заработали, что доказывает: у наших художников — большое будущее», — резюмирует совладелица MYTH gallery Ольга Профатило. Вообще все галеристы в один голос заявляют, что такого сплочения в арт-сообществ, как на Cosmoscow в этом году не было давно. Даже едкие выпады Сергея Лимонова и других коллекционеров и критиков напоминают скорее дружеские подколки в кругу «своих». «Осталось убрать глянцевые раскладушки, картины с Дартом Вейдером, интерьерные перья, вывести тиражное искусство на ярмарки-сателлиты. Экспертный совет, видимо, не до конца понимает, насколько увеличится сила ярмарки при наличии строгой концепции. Она и авторитетнее и дороже будет. Кейтеринг с микроволновкой по-прежнему выдаёт на гора порции горячих собак, пирожков и растворимого кофе. Как раз в тылу стенда "Ауди" на контрасте. «Можно вывезти девушку из деревни, но вывезти микроволновку из Cosmoscow...» Кстати, отчет о прошлогодней ярмарки под заголовком «Я купила ковер» можно почитать тут.

  • Пресс-служба Viennacontemporary

    Дмитрий Аксенов — русский меценат и хозяин венской арт-ярмарки

  • Пресс-служба Viennacontemporary
  • Пресс-служба Viennacontemporary

    Типичная респектабельная публика на ярмарке 

Вена, вальс, идеальные профили

«Запивай, брат, запивай, и про Вену вспоминай», — строчку из песни «Кровостока» приложим к ситуации с ярмаркой Viennacontemporary, которую российское арт-сообщество обозревало лишь виртуально. В 2012 году девелопер Дмитрий Аксенов приобрел ярмарку Viennafair, которая через три года получилас свое современное название Viennacontemporary — она проходит каждый год в последних числах сентября в выставочном пространстве Маркс-Халле. По сути это «витрина» искусства центральной и восточной Европы: от Австрии до Болгарии, хотя большинство стендов все-таки покупают венские галереи. Зато культурная программа похожа на хороший фестиваль русского искусства: в прошлые годы был и Теодор Курентзис, и Иван Вырыпаев. 

В этом году Viennacontemporary буквально запрыгнула в последний вагон: накануне Германия внесла Австрию в «красную зону», через день ужесточился режим перемещения с соседней Чехией. «Мы сократили площадь всей ярмарки и разработали дифференцированное пакетное предложение с  2 двумя типами стендов: 25 и 35 метров, поэтому их стоимость удалось снизить почти на 50%. Для тех, кто не смог приехать, мы придумали онлайн-участие, к тому же появилась кураторская секция  Z-series представляющая работы стоимостью до 3 000 евро», — рассказала Виктория Кондрошева, директор фонда Aksenov Family Foundation. 

  • Пресс-служба Viennacontemporary
  • Пресс-служба Viennacontemporary

    Стенд с тиражной графикой Кита Харринга

  • Пресс-служба Viennacontemporary

    Типичный стенд в стиле абстрактный хип-хап

В сравнении с Cosmoscow венская ярмарка — мероприятие скучноватое, в том плане, что обозреватели издания Artforum, члены правительства и обладатели престижных собраний тут в большем приоритете у пиарщиков, чем светские персонажи. Местной Анастасии Решетовой (бывшая рэпера Тимати) вы там не встретите. Вместо вечеринок — целомудренные ужины для коллекционеров и директоров фондов и музеев. Все в масках. Однако есть и элементы, невозможные в Москве — появление ЛГБТ-активистов, раздававших флаеры открывшегося неподалеку от венского музейного квартала Квир музея. Спонсорские стенды аккуратно интегрированы в минималистичный дизайн, все выглядит максимально благообразно и ни одной микроволновки с пирожками. Как и ни одного стенда от внезапно ставшего художником банкира — экспертный совет Viennacontemporary блюдет репутацию, которая на европейском рынке куда важнее сиюминутной прибыли, поэтому через отсев проходят не только галереи, покупающие стенды, но и художники, которых они решают выставить.

В допандемийные годы тут можно было увидеть работы, например, Яна Фабра, в этом году от известных широкому кругу арт-знаменитостей — фотографии Марины Абрамович и тиражная графика Кита Харринга , ну и «венский акционист» Отто Мюль — национальная гордость Австрии. В целом искусство на Viennacontemporary можно определить словом «аккуратное» — ненавязчивая нефигуративная живопись, нестыдная графика, немного абстрактного хип-хапа от молодой берлинской галереи — но в рамках. С продажами все хорошо:  представляющая на европейском рынке группы AES+F и других русских художников, Knoll gallery продала весь стенд (если что, отечественного искусства на нем не было).

  • Пресс-служба Viennacontemporary

    Стенд MYTH gallery

  • Пресс-служба Viennacontemporary

    Стенд Iragui gallery

  • MYTH gallery

    Работа Алины Глазун на стенде MYTH gallery

Не желая вести свое дорогое искусство значительных размеров через третьи страны с пересадкой, перешла на онлайн-участие Marina Gisich gallery, которая ездит на ярмарку с 2011 года. Зато приехала MYTH gallery, со-основательница которой Ольга Профатило 10 лет проработала с Мариной Гисич. В Вену галерея привезла недорогие остроумные реди-мейды Алины Глазун, в том числе с фразами на английском языке, живопись Ани Афониной (по 1700 евро) и графику Лизы Бобковой — ее листы разлетались очень бодро, а у самой Лизы теперь ожидается выставка в одном из австрийских выставочных залов. 

В экспертный совет Viennacontemporary в этом году попала Екатерина Ираги — московская галеристка и постоянный резидент ярмарки. На своем стенде она показывала работы Александра Виноградова, известного по гремевшему все нулевые дуэту Виноградов/Дубосарский. После распада тандема 4 года назад Александр живет в Италии — поэтому на холстах отображает google street view местных городов. Цена: 10 тысяч евро, против >30, которые дают за старые совместные работы художников. У стенда галереи собиралась толпа — посмотреть на непривычный для Европы фигуратив, но покупать не спешили. Зато Екатерина похвасталась продажами графики Ольги Чернышевой, уже знакомой местной публике, да и в целом в Европе и США ее ценят и любят: ее работы есть в коллекции  Museum of Modern Art и  Louis Vuitton Foundation. Еще одной российской галерее — syntax — удалось продать вещи художника из Беларуси Андрея Анро в коллекцию музея современного искусства Кракова. Собственно поэтому галеристам выгодно приезжать в Вену — есть возможность пристроить работы в уважаемое собрание.

  • Генералова Александра
  • Генералова Александра
  • Генералова Александра

Со всех сторон серьезная и благообразная Viennacontemporary уравновешивается абсолютно безумным сателлитом под названием Parallel Vienna —Аксенову она не принадлежит и никак с его ярмаркой не аффилирована. Каждый год она проходит в разных локациях, в 2020 галереи и художники оккупировали 7(семь!) этажей бывшего здания Федеральной экономической палаты Австрии, которое внутри выглядит как типичные офисы класса B в нулевые: маленькие помещения, убогие навесные потолки и лампы. Выставки современного искусства в таком месте — next level после уже набивших оскомину бывших фабрик. В нашу пост-индустриальную эпоху старые офисы — и есть бывшие фабрики. Кого показывают на Parallel Vienna? Стенд (то есть отдельный «офис») получают как галереи, так и независимые пространства, арт-школы и художники, действующие сами по себе. Говорят, что стоимость участия — примерно 1700 евро, в общем-то копейки по венским меркам. Поэтому внутри творится трэш-безумие: как будто 5-метровую петербургскую галерею FFTN размножили в 200 раз. Там вы увидите и искусство формата «из говна и палок», а также откровенный стеб — тампон, вставленный в дырку в стене с припиской «280 евро» или кусочек скотча по цене 30 евро. В изолированных комнатках встречается и болгарское псевдо-порно  из 80-х с отсылками к «Заводному апельсину», и бургеры с висючками от люстры за 4 тысячи евро и инсталляция по мотивам арт-проекта художницы, которая участвовала в местном телешоу, суть которого — познакомить западноевропейских фермеров с девушками из восточной Европы. Московский Blazar с его аккуратными стендами и причесанным контентом в сравнении с Parallel Vienna — как фудкорт в ТЦ на фоне разношерстных забегаловок на Апрашке.

  • Генералова Александра
  • Генералова Александра
  • Генералова Александра

Но не все так просто — назвать Parallel Vienna совершенно бюджетной язык не поворачивается: есть работы и по 14 тысяч евро и выше. Более того: каким-то образом там оказался Amoako Boafo — сверхновая-арт знаменитость, художник родом из Ганы, живущий в Вене, цены на которого колеблются от 52 до 872 тысяч долларов. Но он, конечно, исключение. Отдельным развлечением лично для меня на ярмарке стала игра «найди кармического брата петербургского художника». Оказалось, что «двойники» есть у рисующего флюорисцентной краской на секс-вечеринках Ильи Крейдуна, и у сминающего холсты в «жвачку» Андрея Андреева и у Анны Андржиевской из «Севера 7» с ее «наивным» сюрреализмом». Из петербургских художников на ярмарке была найдена только ученица Венской академии искусств Ольга Шаповалова — когда-то совладелица закончившего свое существование фем-бренда Narvskaya dostava. Что особенно важно в контексте нашей локальной арт-сцены: Parallel Vienna, пожалуй, та самая ярмарка, которой нам в городе не хватает. Безумная, с коктейлями на крыше и искусством в полуразвалившемся бизнес-центре, где откровенный трэш сочетается с известными молодыми именами, с профессиональными кураторами — на такое и Андрей Малахов приедет, а Русский музей примет в дар.

Благодарим за предоставление фотоматериалов пресс-службу Viennacontemporary и лично Марину Виноградову, галереи Anna Nova, MYTH gallery

Комментарии

Наши проекты