• Мода
  • Герои

Когда в Российской империи появились травести и как выглядели первые андрогины — отрывок из книги «Русские травести»

Книга историка костюма и моды Ольги Хорошиловой «Русские травести» издательства «Манн, Иванов и Фербер» подробно рассказывает о русской травести-культуре, а самое главное — неопровержимо доказывает существование трансвестизма в нашей стране на протяжении трех веков. Ретроспектива почти в четыреста страниц состоит из примеров, архивных материалов, редких иллюстраций (в том числе, из личной коллекции Ольги Хорошиловой), реальных историй о людях, чей биологический пол не совпадал с психологическим. «Собака.ru» публикует два отрывка из «Русских травести», посвященных трансвестизму в моде.

  • Обложка книги «Русские травести»

На скакунах и в восхитительных штанах

Травестия — современница реформ Петра I. Она проникла в отечественную моду в самом начале XVIII века, когда царь запретил старинные русские парчовые ферязи, сарафаны и повойники, приказав вельможам являться ко двору истинными европейцами. Женщины надели корсеты и платья на фижмах, учились сурьмить брови и румяниться на французский манер. Они, конечно, сильно изменились, но остались женщинами. С мужчинами Петр Алексеевич обошелся жестче: с маху отсек им бороды, сорвал собольи шубы, сбил горлатные шапки, приказав носить узкие женственные кафтаны, облегающие кюлоты с чулками, чудные высокие парики, которые бояре доселе считали бабским баловством. Царь заставил русских мужчин пудриться, тянуть носочек и жеманиться — сделал их трансвеститами. Впрочем, они быстро привыкли к новому образу, ведь так же выглядели просвещенные европейцы, с которых велено было брать пример.

Во второй половине XVIII столетия женственный стиль рококо вышел из моды. Ему на смену пришел мужественный лаконичный неоклассицизм, а на заре следующего века началась эпоха героического ампира. Мундиры, кирасы, эполеты, награды и почетные раны превратили жеманников в стальных атлантов, участников военных кампаний, победителей Наполеона. Субтильные юноши быстро возмужали, но к середине столетия бесстыже обуржуазились: обрюзгли, отрастили животы и модные бороды, превратились в хитрых дельцов и дельных маршанов. Теперь манерничали только щеголи да столичные «кокодесы», модные юноши с тонкой талией и противоестественными наклонностями.

Русские дамы чаще и успешнее мужчин заигрывали с травестией. Еще в XVIII веке они полюбили ездить верхом в мужских кафтанах и распашных юбках. Такие носили и европейки, за что консерваторы-англичане называли их презрительно «гермафродитками». В XIX веке вошли в моду «амазонские» юбки для верховой езды, которые сочетали с короткими жакетами или спенсерами, напоминавшими мужские куртки. Некоторые романтичные барышни форсили в суконных псевдогусарских доломанах.

Во второй половине столетия дамы предпочитали костюмы «с короткими фраками темно-зеленого сукна, застегнутыми спереди на продолговатые зеленые пуговицы». Оттенков их было множество. Обозреватель моды отмечал: «Цвет изменяется, смотря по вкусу и щегольству особы, которой он назначается. Мы видели несколько цветных амазонок: небесно-голубую с шапочкой-жокеем, украшенной голубым вуалем; белую амазонку, отделанную черным бархатным руло, к ней серая касторовая мужская шляпа». Но большинство выбирали традиционные цвета: черный, маренго (асфальтово-серый) и темно-синий. В 1870-е годы дамы охотились в почти мужских суконных куртках или жакетах-«пардессю», застегивавшихся на верхнюю пуговицу.

  • Модные «кокодесы». Гравюра XIX в. Коллекция О. А. Хорошиловой

С амазонками надевали высокие цилиндры с полупрозрачной газовой вуалью и фетровые шляпы с пером. В начале ХХ столетия популярными стали английские «баулеры» (котелки) с традиционной атласной или репсовой лентой по тулье. К такому туалету полагались невысокие кожаные сапожки гессенского типа, то есть с мысиками и кисточками, как у гусар.

Весной и летом модницы предпочитали более легкий спортивный вариант — светлое коломянковое платье-жакет, напоминавшее мужской пиджак, блузку с высоким жестким воротником, соломенную шляпу-канотье или панаму, а также бриджи. На ногах были гетры «из мягкой кожи, застегивающиеся большими незаметными аграфами “в один миг”».

Для амазонских костюмов требовался особый тип нижнего белья: «Шерстяные трикотажные панталоны, сделанные заодно с чулками, которые можно носить без подвязок. Черные чулки, сделанные на белой подошве, они не горячат ноги и очень удобны для теплого времени. Кроме того, появились в настоящее время фуфайки, связанные из верблюжьих волос или из гагачьего пуха. Эти фуфайки Cosyspencer отличаются необыкновенной легкостью и прекрасно спускают испарину». В 1910-е последовали новые предписания: «Рубашка должна быть коротка. Корсет короче и ниже обыкновенного и, конечно, легче. Иногда необходимо дополнить его бюстенгальтером. Под шаровары делают батистовую подкладку, чтобы избегать неприятного соприкосновения шерстяной материи с кожей».

  • Дама в амазонском костюме с мужскими элементами. Гравюра XIX в. Коллекция О. А. Хорошиловой 

Аристократки прятали нежные руки под фильдекосовыми перчатками. Непременным атрибутом конных прогулок оставался стек с роскошной ручкой ювелирной работы, которую в 1890-е модно было украшать драгоценными камнями. Во второй половине 1900-х и особенно в начале 1910-х стали популярны тростниковый кнут и кожаный хлыст.

На велосипедах русские модницы катались не хуже англичанок и для этого придумали особый вид костюма, сочетавший мужские и женские элементы: блузка со стоячим воротничком и галстучком, короткая кофточка-болеро, недлинная юбка поверх панталон. Редкие отваживались носить широкие штаны-«блумерсы», это изобретение американских феминисток не нашло отклика в консервативной среде русских модниц.

Экономные особы шили велосипедные костюмы из старых офицерских шинелей. На этот счет журналы публиковали даже развернутые инструкции: «Из большой круглой пелерины [имеется в виду пелерина николаевской шинели. — О. Х.] сделана юбка, которая спереди зашита келлеровским швом. Низ украшается строчками. Кроятся красивая удобная кофточка и шапочка. При желании из пелерины сделать более длинную юбку, ее можно надставить и расширить полосами из клетчатого сукна или бархата. В случае если из пелерины неудобно сделать юбки, то ее можно употребить на короткое пальто. Из остальных частей [шине- ли. — О. Х.] можно сделать пальто для мальчика».


Командирши, комиссарши и апаши нравились не всем. В журнале «Смена» часто публиковали письма рабочих, критиковавших мужеподобных дев

Красные андрогины

В мирные 1920-е годы некоторые советские дамы все еще носили защитного цвета рубахи, шинели, шлемы и равнялись на мужчин. «Командирши» и «комиссарши» стали главными образами «красной» моды. Журналисты спешили поздравить общественность с рождением новой фемины: «У нас быстро начинает сформировываться тип женщины, самостоятельной, крепкой физически. Ставится вопрос об ее активном участии в качестве бойца».

Другим популярным персонажем эпохи НЭПа был апаш — так называли коротко стриженных барышень в пацанской одежде, поклонниц одноименного танца, вернее, целого представления, которое еще до войны разыгрывали на сценах кабаре и мюзик-холлов. Прожженные нэпманши с удовольствием примеряли маску хулигана, свободного, раскрепощенного, очень сексуального. Волосы убирали под кепи с плоским козырьком, грудь камуфлировали мешковатым пиджаком, туго затягивали кожаный ремень, но вместо брюк клеш носили юбки. Апаш стал рабочим ответом буржуазному стилю гарсон (garçonne).

Командирши, комиссарши и апаши нравились не всем. В журнале «Смена» часто публиковали письма рабочих, критиковавших мужеподобных дев: «Мы кожанку любим, а вот часто бывает так, что под кожанкой скрывается комсомолка, перенявшая от ребят ругань, “удаль молодецкую”. Не чураемся мы комсомолок, работаем и гуляем вместе с ними, а вот есть такие девчата, что хотят быть “стопроцентными парнями” и позаимствовали у парней уменье отборно материться. Вот в Самаре весной проводили бытовую анкету среди комсомолок. Был вопрос: “Ругаетесь ли вы матом?” Из 161 комсомолки, заполнившей анкету, 121 комсомолка скромно ответила одним словом: “Да”. Такого “равноправия” мы не желаем и против него восстаем единодушно».

  • Варианты дамских амазонок. Гравюра. Журнал La Mode illustrе́e. 1876 г. Коллекция О. А. Хорошиловой

  • Амазонка. Гравюра. Журнал La Mode illustrе́e. 1888 г. Коллекция О. А. Хорошиловой

Любопытно, что даже отпетые матершинницы и пацанки не рисковали (или не хотели) надевать брюки. В этом они были близки своим зарубежным современницам, женщинам века джаза, которые позволяли себе разве что бриджи с гетрами, когда занимались конным спортом, и атласные шаровары с пижамами, когда занимались флиртом. Но смокинги носили только с юбками. Женские брючные костюмы считались в России чем-то чуждым, западным, близким фашизму атрибутом. Дам в униформе советская пресса превозносила, но тех, кто надевал цивильные мужские тройки, бранила последними словами. Характерный сюжет опубликовала «Смена». Над фотографией закуривающих коротко стриженных девушек в брюках и пиджаках помещен красноречивый комментарий: «Студентки известнейшего американского университета в Колумбии ввели новую моду — мужские костюмы. Таким образом буржуазные дочурки массами записываются в боевые фашистские отряды для нападения на рабочих».

Брючный костюм приравняли к вражеской идеологии, и это останавливало мужественных дам в их экспериментах. Даже те, кто предпочитал откровенно маскулинный стиль — блузы с отложными воротниками, галстуки со стальными штангами, запонки, строгие однобортные жакеты, те, кто коротко стригся и брил затылки, — и они никогда не надевали брюк. Нет их и на фотографиях той поры: страх пересилил желание. И даже в тридцатые, когда взошла звезда Марлен Дитрих и в моду вошли спортивные брючные комплекты, в обыденной жизни советские дамы не носили брюк.

Настоящий гендерный переворот случился в 1960-е годы. Хрущевская «оттепель» разогрела фантазию портных и художников. Осмелевшие, вдохновленные европейскими экспериментами, они начали пропагандировать образ девушки-мальчика с короткой стрижкой — в журналах его аккуратно называли «женщиной спортивного стиля». Уже в середине десятилетия, даже раньше французского модельера Ива Сен-Лорана, мастера Таллинского и Рижского домов моделей одежды разрабатывали и пытались внедрить авангардные проекты: жакеты-сафари с брюками клеш, осенние демисезонные варианты элегантных брючных костюмов из плотной шерсти. В 1969-м сотрудники Таллинского дома моделей представили первый образец нарядного вечернего комплекта, состоявшего из короткого корсажа и юбки-брюк. В семидесятые годы модниц в брюках стало больше, однако открыто заигрывать с андрогинностью, как это делали в Европе и США, в нашей стране побаивались.

Комментарии

Наши проекты