18+
  • Город
  • Общество
Общество

Как мобилизация скажется на экономике России? Сильно изменится рынок труда? Что будет с ценами?

Подписаться:

Поделиться:

Частичная мобилизация в России скажется на самых разных областях жизни. В том числе и на российской экономике. Как она отразится на рынке труда, зарплатах ценах и инвестиционном климате в стране. И каковы будут последствия от этого для всех россиян. Об этом «Собака.ru» рассказали декан экономического факультета ЕУ в Санкт-Петербурге Юлия Вымятнина и заведующий кафедрой экономики СЗИУ РАНХиГС Олег Мисько.

Roman Samborskyi

Что будет с российской экономикой после объявления частичной мобилизации?

Юлия Вымятнина: Прежде всего важно обратить внимание на очередной резкий скачок неопределенности. Горизонт планирования сократился еще сильнее. Ни люди, ни компании не могут строить долгосрочные планы. А между тем именно долгосрочные вложения способствуют развитию экономики и экономическому росту.

Помимо сокращения горизонта планирования неопределенность приводит к росту тревожности и нервозности, вводит людей в состояние стресса. Люди волнуются за себя, за своих близких, друзей или коллег. Все это приводит к тому, что свою работу они делают хуже, успевают в единицу времени сделать меньше. В последние дни в состоянии стресса оказалось еще больше людей, а у тех, с конца зимы развился хронический стресс, возрос уровень стресса. Длительный стресс плохо сказывается на здоровье людей и, в конечном счете, на их работоспособности. Причем последствия длительного стресса могут быть также длительными и отложенными.

Так что экономика пострадает сразу в двух направлениях: меньше инвестиций и ухудшение человеческого капитала (снижение здоровья, снижение численности работоспособного населения). Важно отметить, что эффекты эти будут долгосрочными – экономика пострадает не только в моменте, но и на горизонте многих лет вперед.


Олег Мисько

Заведующий кафедрой экономики СЗИУ РАНХиГС

Понятно, что мы переходим на «полувоенный», мобилизационный режим экономики. Предприятия запустили механизмы бронирования своих ключевых сотрудников. Все больше усилий будет брошено на военно-промышленный комплекс.

Армию нужно будет кормить, одевать, обувать, экипировать. Соответственно эти статьи будут занимать все большую долю расходов федеральной казны. И, скорее всего, эта тенденция продлится. Так что, вероятно, в бюджете следующего года их доля может даже вырасти по сравнению с бюджетом этого.

Как отразится выпадение из экономики мобилизованных и эмигрировавших?

Юлия Вымятнина: Мобилизация и отъезд из страны приводят к тому, что снижается количество рабочей силы. В краткосрочном периоде это означает снижение выпуска. Оно будет неравномерным по разным отраслям и по регионам. Отрасли инфраструктурные затронет в меньшей степени – предприятия, обеспечивающие связь, транспорт, подачу электроэнергии, воды, функционирование платежной системы и т.п., потеряют меньше сотрудников, чем, условно говоря, автосборочные предприятия. Неравномерным окажется эффект и по регионам – чем беднее регион, тем более существенный урон наносится его экономике.

Дополнительные ресурсы будут отвлекаться из экономики на то, чтобы обеспечить мобилизованных минимально необходимым – обмундированием, вооружением, размещением, перемещением.

Мобилизованные выпадут из экономики на достаточно длительное время, а когда они вернутся, их способность производительно работать окажется под вопросом – физическое и психическое здоровье демобилизованных будет явно хуже, чем до мобилизации. Плюс им придется вспоминать или заново осваивать какие-то навыки, подстраиваться к произошедшим изменениям.

Уехавшие могут какое-то время сохранять свои связи с Россией, продолжать работать удаленно. Но долгое время такая ситуация не сохранятся. Во-первых, через полгода они потеряют статус налогового резидента. Во-вторых, жизнь в ситуации неопределенности – крайне некомфортное для человека состояние, и уехавшие будут стремиться снизить ее, искать возможности обустроиться в другой стране.

Roman Samborskyi

Как изменятся рынок труда и зарплаты? 

Юлия Вымятнина: Предложение на рынке труда сократится, особенно в тех отраслях, которые сильнее подвергнутся мобилизации. Какова будет реакция со стороны спроса на труд мне сказать сложно. Кто-то из производителей может принять решение переждать, не пытаться заменить уходящих сотрудников, временно приостановить производство или снизить выпуск. Кто-то не сможет или не захочет воспользоваться такой стратегией и будет пытаться привлечь на производство либо внутренние резервы рабочей силы (их не так чтобы много), либо активизироваться в привлечении мигрантов. По всей видимости усилится внутренняя миграция из неблагополучных регионов в более развитые. Эффект, оказываемый на зарплаты, будет неравномерным как по отраслям, так и по регионам.

Как изменятся цены?

Юлия Вымятнина: Инфляция будет расти – отвлечение ресурсов (человеческих и материальных) из экономики приведет к общему росту цен. Однако выдвинуть предположение, в каких сегментах потребительской корзины рост цен окажется наиболее выражен, я не возьмусь. Нужно посмотреть на ситуацию на рынке труда и что будет происходить с санкциями.

Олег Мисько: Наблюдается некоторый рост цен. Мы видим, что с опережением сроков растут тарифы на услуги ЖКХ. Мобилизованным обещают платить довольно внушительную зарплату, если эти деньги попадут на рынок, это также вызовет рост цен. К примеру, в строительной отрасли. Поэтому инфляционные ожидания будут расти.

Roman Samborskyi

Как на экономику будут влиять санкции?

Юлия Вымятнина: Нужно будет посмотреть, какие санкции будут приниматься. Есть гипотеза, что более рациональным с точки зрения действенности будет не столько вводить новые ограничения против России, сколько прорабатывать вторичные санкции, осложняя для России возможности обходить уже введенные. В любом случае как новые прямые, так и вторичные санкции будут только ухудшать экономическое положение.

Олег Мисько: Наша экономика становится все менее восприимчива к санкциям. Все плохое, что могло произойти, уже произошло: отрезка от западных технологий, от товарных рынков, финансовых рынков. Все это уже есть сейчас. Мне кажется, что как в экономике есть понятие предельной маржинальности, так и можно говорить о предельной эффективности санкций. До какого-то предела их влияние растет, а затем они становятся все менее чувствительными.

С другой стороны, предел санкционного давления ограничен тем, что с какого-то момента оно приносит все больше ущерба самим странам, вводящим ограничения. 


Юлия Вымятнина

Декан факультета экономики Европейского университета:

Очевидно, что люди переключатся на максимально сберегательную модель поведения – многие потратят (скорее, уже потратили) средства на организацию отъезда близких, другие будут больше откладывать на случай дальнейшего ухудшения ситуации, когда отъезд может понадобиться уже им. Это снижает платежеспособный спрос и осложняет выживание бизнесов, связанных с производством необязательных товаров и услуг.

Поэтому очевидным образом придется пересматривать в сторону ухудшения прогнозы по падению ВВП как в этом году, так и ухудшать прогнозы роста на будущее.

В дополнение к этому следует учесть и эффект на состояние государственного бюджета. Очевидно, что дефицит бюджета в этом году вырастет еще сильнее, чем предполагалось до сих пор. Более высоким будет и дефицит следующих лет. Особенно неприятно, что дефицит этот будет связан с тем, что экономисты называют непроизводительными расходами – расходами на текущее потребление государства, а не на инвестиции в будущее развитие. С учетом того, что Россия теперь не может занимать на мировых рынках, все займы должны будут размещаться на внутреннем рынке. А если внутренний рынок проявит нежелание приобретать новые выпуски госдолга, государству придется прибегнуть к повышению налогов, усилению надзора, приводящего к росту штрафов и прочим подобным практикам. Все это еще сильнее будет снижать производительность экономики не только в моменте, но и в будущем.

Ваш город
Сочи-Краснодар?
Выберите проект: