• Город
  • Общество
Общество

Юлия Удовенко

Поделиться:

Ценительница истории и антиквариата — о своем увлечении, создании выставки «ОТМА», посвященной дочерям последнего царя Николая II, в стенах особняка мецената Лю Трахова 1895 года и ее миссии.

Прежде всего интересно, откуда у вас эта любовь к антиквариату?

Мне всегда была близка болезненно трагическая история России, тема дореволюционного мира и невозможно красивого времени, где искусство проявлялось абсолютно во всем. Я начала интересоваться антиквариатом два года назад. По мере того, как собиралась коллекция вещей, у меня рождалось желание делиться отысканным с окружающими. В небольшом стеклянном шкафу дома я собрала вещи, из разных городов России, и приглашала друзей, чтобы рассказывать им о них или что-нибудь подарить: тонкие перчатки, потрепанную временем Библию. Я вдохновлена ими, и мне хочется, чтобы другие тоже ощутили это тонкое и прекрасное.

Все эти вещи часто окутаны мистикой. Говорят, что у них сильная энергетика, они запоминают историю своих хозяев. Вы верите в это?

Они определенно несут свою энергетику, но суть для меня тут в том, как ты сам к ним относишься, какую жизнь они могут приобрести в твоих руках. От этого взаимодействия и рождается страх или, наоборот, большая миссия по отношению к вещам. Я вижу их как детей, оставленных в детском доме. И не совсем понимаю, каким образом эти ценности могли оказаться на блошином рынке, пройти множество рук, быть выкинутыми... Первое, что я принесла к себе, — ложка времен Второй мировой войны и детская фотокарточка 1897 года. Каждый раз я испытываю сострадание к этим вещам. Возможно, из-за этого я ни разу — ни от вещей, ни от покоев Лю Трахова, в которых часто ночевала одна, — не ощущала ничего плохого. Мне кажется, что мы в одном союзе делаем благое дело. Мы воскрешаем. Я их, а они меня и всех окружающих, кто уже понимает ценность и важность или только начинает понимать.

Как вы решили со знакомыми собственниками особняка показать его городу?

Коллекция вещей становилась больше, и мне хотелось сделать выставку, на которой люди ощущали бы присутствие хозяина, будто бы только что вышедшего из комнаты. Искала дореволюционные интерьеры около года и надеялась найти хотя бы комнату. В этот период у знакомых владельцев особняка предпринимателя и мецената Лю Трахова как раз съехали арендаторы, они пригласили меня посмотреть его. Я приехала и не поверила своим глазам: пятиметровые стены, уцелевшая лепнина. При этом большая часть интерьеров была скрыта от глаз за офисными потолками, обоями, и мне сразу же захотелось «освободить» их. Выбора не стояло, место должно было вновь обрести свою ценность и новую, достойную ему жизнь. При снятии потолков нам открывалась безумной красоты лепнина. При очищении многочисленных слоев краски и обоев мы увидели подлинный рисунок. Я плакала, видя новое рождение особняка. Дом начинал дышать после века заточения, и все свершалось! Собственники, как и многие другие, изначально не понимали, что именно я хотела сделать. Внутри меня жила идея, и ее было достаточно трудно объяснить. А теперь, имея другое осознание, мы понимаем необходимость возрождения места и памяти, потому что это наша история, потому что это мучительно красиво, потому что это наследие, которое мы должны передать нашим детям и некоторым взрослым, даже если они до сих пор не вовлечены.

Первая выставка «ОТМА» посвящена трагичной судьбе дочерей последнего царя Николая II. Расскажите, почему вам захотелось поделиться с горожанами этой историей.

Идея выставки родилась из моего личного интереса к жуткой ситуации, которая произошла с бедной Россией и дочерьми Николая II. Жестокость людей по отношению к невинно убитым девам и их семье потрясает воображение, особенно когда вы слышите чистоту их мыслей, сохранившихся в дневниках и письмах. На выставке звучат слова Ольги, записанные по просьбе отца: «Но что не зло победит зло, а только любовь...» Многие после посещения особняка цитируют у себя на страницах именно эту фразу, и это незыблемо важно.

Я заметила, как робко и культурно ведут себя посетители. Кажется, что все работает от обратного: если можно прикасаться, значит, надо быть предельно осторожным. Верите ли вы (как я), что такие инициативы воспитывают зрителя?

Мы верим в совестливость гостей, и действительно практически все очень бережно относятся к предметам. Я думаю, дело в атмосфере: внутри человек ощущает трагичность и поэтому особенно ценит, что его пригласили, чтобы разделить с ним боль и красоту прошлого. Да, возможно, моя миссия действительно закладывает новые витки и, как вы подметили, «воспитывает зрителя», я была бы этому очень рада. У меня был случай на блошином рынке: женщина отказала мне в покупке перчаток и шляпки начала XX века, ссылаясь на то, что эти вещи ждут ценителей для хранения, а не для массового пользования. Я считаю, что бессмысленно радоваться и любоваться только своими глазами, особенно когда у тебя есть возможность вовлечь в историю других.

Еще один плюс — возможность самостоятельно открыть для себя историю того периода. Внутри нет привычных текстовых объяснений к каждому экспонату. Что это развивает в зрителе, по-вашему?

Мой проект имеет свой основной принцип — ощущение единения со всем. Изначально я хотела сделать пространство живым, чтобы атмосфера того времени ощущалась здесь и сейчас. Пояснения в данном случае сбивали бы с толку и отвлекали зрителя от основных эмоций. И, конечно же, я верю, что интерес, рождающийся этим местом впечатляет и заставляет зрителя искать ответы на вопросы самостоятельно. Возможно, вопросы не заканчиваются сразу после изучения темы и одно ведет за собой другое. Интерес будет рожден.

Дальше — больше: Юлия и команда планируют вовлечь гостей в познание прошлого России с помощью иммерсивного спектакля (его уже готовят!), углубленных экскурсий (в том числе о хозяине дома Лю Трахове) и с помощью детских экскурсий с интерактивами: рисованием, музыкой и другими. Следите за соцсетями проекта: @dommecenata.

Текст: Виктория Приймак

Фото: личный архив Юлии Удовенко

Ваш город
Сочи-Краснодар?
Выберите проект: