• Город
  • Общество
Общество

Иван Хамчановский

Поделиться:

Райдер, билдер и дизайнер скейт-парков в России и за рубежом о экстрим-культуре, ее развитии и новом уникальном для города проекте — скейт-парке в Юбилейном микрорайоне от XSA.

Александр Бивол

Давай начнем с бэкграунда: как ты жил до того, как стал райдером?

Я родился в Ленинграде в семье активных людей: мама — тренер по гребному слалому, папа — экспедитор и изобретатель. Благодаря родителям я провел в лесу большую часть жизни. Мы постоянно выбирались на сборы и в походы на два-три месяца, затем примерно на неделю возвращались в Петербург и снова уезжали в путешествие. Отец с пеленок учил меня работать руками: мы часто мастерили что-то вместе. Поэтому свой первый велосипед я собрал самостоятельно. Получился такой советский аналог BMX, но суперкривой и отстойный, он постоянно ломался. (Смеется.) Затем я купил самый простой байк, по типу тех, которые сейчас можно недорого приобрести в любом супермаркете, и по классике сломал его примерно за две недели. Отец посмотрел на все это и, по сути, стал человеком, который изменил ход моей жизни и посадил меня на BMX, когда сказал, что с такими успехами мне надо было сразу брать трюковой велосипед. Так все и началось.

Ты сразу влился в культуру?

В те времена каталось не так много людей, в Петербурге у меня изначально не было райдерской тусовки. Я сам катался по улицам, если получалось встретить кого-то на байке, то, конечно, объединялись. А так в основном уезжал на соревнования по каякингу и в свободное время катался на BMX: мастерил трамплины, искал карьеры, в которых можно было полетать. Потом у меня на районе открылся первый крытый парк с трамплинами, туда стекались петербургские райдеры, я познакомился с единомышленниками и начал развиваться. Там я встретил Саню Усы, он варил фигуры для парков из старых станков, сам до конца не понимая, что делает. Через время он стал культовой персоной для питерской BMX тусовки. Мы с ним сразу сдружились и начали двигаться вместе. Нас выгнали из первого парка, мы нашли новую локацию под аренду, начали придумывать идеи новых фигур, варили их из металла на свой страх и риск. Но и там случились трудности с арендодателями, мы не смогли выплачивать аренду, пришлось уйти и оставить все, что мы сделали. Тогда мы нашли небольшой ангар в питерском гетто за Балтийским вокзалом. Начали основывать новое место, за полцены выкупали материалы с прошлого парка. В итоге возвели еще одну культовую локацию — небольшое помещение было больше похожу на рампу с фанбоксом посередине, в котором собирались местные и приезжие райдеры и скейтеры, места практически не было, кататься полноценно там мог только один человек, а сорок других стояли в очереди и поддерживали его. Это был самый пик культуры, как культуры. Тогда все были вместе, были дружными и уважали друг друга. Сегодня, на мой взгляд, наоборот, царит соревновательный дух.

Как твое увлечение переросло в работу?

Естественно, информация по тусовке тогда распространялась очень быстро, и заинтересованные в развитии культуры начали выходить на нас, чтобы поработать вместе. Тогда во всем этом хаше — открытии и закрытии парков, долгах по аренде, сторонних подработках и личной рутине — у меня появилась возможность организовать «Рокет парк». Я нашел инвестора, и мы начали строительство. Сегодня проект кажется достаточно простым и понятным, но на то время это был нонсенс — крытый деревянный не прямолинейный скейт-парк, а боул. Можно сказать, первый в России. И то его не удалось полностью построить так, как я хотел. Я задумывал и чашу вверх ногами, и другие интересные штуки. Он просуществовал девять лет и получил свое признание уже после закрытия. До этого мало кто понимал, как и зачем кататься в пулах, если есть прямолинейные парки. Зато в нем выросло много действительно крутых райдеров.

Одна из главных загадок для меня: как можно было проектировать фигуры без специальных приложений? Расскажешь?

Конечно, все началось с бумажек. Некоторые уже пытались делать что-то в 3ds Max, но в основном все это скатывалось обратно к тетрадям — отдельным под каждый радиус. А один из первых трамплинов для шоу я нарисовал маркером на фанере у себя в гараже: я раскладывал фанеру перед ним, залезал наверх, оценивал ситуацию, менял все местами, снова залезал и представлял райдеров на этих фигурах до тех пор, пока не получалось то, что меня устраивало. С появлением SketchUp качество жизни заметно улучшилось. (Улыбается.)

Тогда давай перенесемся на много лет вперед и расскажем читателям о новом проекте, который вы делаете вместе с XSA в Юбилейном микрорайоне.

Встреча с этой командой — еще одно крутое событие, случившееся в моей жизни. Однажды я поехал на легендарный контест XSA Back Yard Jam и там познакомился с ребятами с горящими глазами и миллионом идей, мы сконнектились, так и началась наша долгая дружба. С тех пор нам удалось много крутых проектов. Нынешний парк — то, что я давно хотел спроектировать, и я без преувеличений считаю, что он будет лучшим. Это и арт-объект, и очень функциональный парк для райдеров одновременно — мы предоставили им множество фигур и возможностей для качественной и сумасшедшей раскатки. Там миллион связанных между собой линий, можно обкатывать его даже без остановки. Что еще очень важно и ценно — сила команды, которую собрал основатель XSA Костя Таранов. Лучшие в своем деле билдеры и райдеры возводят парк своими руками, представляя, как в нем будут кататься они сами, их близкие и другие представители культуры из нашей страны и зарубежья.

ТОП-3 парка Ивана «Бороды» Хамчановского: Парк в стенах Казанского Кремля, входящего в список всемирного наследия ЮНЕСКО (Red Bull); «Песчаный замок» из 400 тонн замороженного песка Ладожского озера в форме скейт-парка (Red Bull); Парк для мирового BMX и скейт-контеста в Киеве Double Triple Summer Fest.

Текст: Виктория Приймак

Фото: Александр Бивол

Ваш город
Сочи-Краснодар?
Выберите проект: