• Развлечения
  • Искусство

Растения — новые хедлайнеры в мире современного искусства: как музеи и биеннале меняет осознанное потребление

Музеи и галереи наполнились живыми папоротниками, мхами, травой и деревьями, но без декоративного умысла. Художников и кураторов волнуют философские вопросы: можно ли использовать растения в работах как материал или же они — полноправные участники арт-процесса? Искусствовед  и автор телеграм-канала plant's curator Дарья Болдырева специально для «Собака.ru» рассказывает как экологические проблемы вывели в тренды не только осознанное потребление, но и осознанное искусство: растение теперь — не украшения, а нечеловеческие агенты.

  • Музей «Гараж»

    Дуг Эйткен, инсталляция «Сад». В прошлом году ее показали на выставке «Грядущий мир: экология как новая политика. 2030–2100» в музее «Гараж»

Часть I Растения не те, кем кажутся

Считать человека центром мироздания, подчиняющим остальные виды, — so last season уже лет 40. Проблемы глобального потепления, переработки мусора, истощения почв и загрязнения океанов дали научной и философской мысли новый вектор: чтобы выжить, нам надо быть чуткими к экосистемам, с которыми мы делим планету.

Грядущий экологический коллапс породил новое научное направление — «нейробиология растений». В своей книге «Тайные знания растений» биолог Дэниел Чамовиц описывает, как деревья посылают сигналы, предупреждающие «собратьев» о приближении роев насекомых, и взаимодействуют друг с другом через ароматические вещества. Когда растение находится в состоянии стресса, оно поглощает из почвы больше минералов. Комнатная монстера чувствует наши прикосновения, а иногда «зеленые друзья» прекращают расти, реагируя на тактильные раздражители — «человеческого» в них куда больше, чем мы думали. Более того: исследователь Моника Гальяно утверждает, что растения способны запоминать прошлые события и применять полученные знания. А нейробиолог Стефано Манкузо пишет в книге «Революция растений. Новый взгляд на интеллект и ­поведение растений», что известные науке генетические и биохимические механизмы такое сложное поведение не объясняют, а значит, у растений есть система обработки информации, похожая на мозг. Несмотря на всю антропоцентричность нашей культуры, надо признать — именно растения составляют 99 % всей биомассы Земли, а если они исчезнут, человечество перестанет дышать и никакие биотехнологии нам не помогут. 

Параллельно с биологией в дело вступила философия — с конца 1970-х годов по миру легкой поступью идет постгуманизм, заразивший своими идеями все интеллектуальное сообщество. Если феминистские и постколониальные теоретики расшатали представления о том, что белый цисгендерный мужчина — главный субьект человеческой цивилизации, то постгуманисты предлагают отказаться от идеи, что нечеловеческие агенты — животные, растения, грибы — существуют исключительно для поддержания нашего благоденствия.

Изобретатель «темной экологии» и философ Тимоти Мортон, которого цитируют кураторы прошлогодней выставки «Грядущий мир» в музее «Гараж», рассуждает о том, что история идей породила понятие «природы» как особого вида частной собственности. «Наше отчуждение от растительной и животной жизни вызвало разлад между людьми и их так называемой “окружающей средой”, который принес катастрофические результаты для планеты и ее видов. Экологическая мысль, применяемая в науке, поэзии или искусстве, приведет к этически обоснованному подходу к человеческим и нечеловеческим живым организмам».

Часть II Сады — как будущее современного искусства

Новая этика в отношении нечеловеческих агентов, экологический коллапс и философия постгуманизма направила фокус кураторов и художников contemporary art в царство растений. 

После карантина театр «Лисео» в Барселоне открылся произведением «Хризантемы» Джакомо Пуччини — музыканты играли для 2292 растений в горшках, которые восседали в красных креслах. Перформанс назывался «Концерт для биоценоза» — то есть для всех существ нашей экосистемы. Возможно, этот концерт — самая точная метафора происходящего после пандемии, однако специалисты небезосновательно раскритиковали мероприятие как раз с точки зрения новой этики. В нем увидели явные антропоцентричные намерения пропиарить театр необычным способом — в релизах указывалось количество растений, а не их названия, — как выражение нашего «видового шовинизма». 

В отличие от консервативных оперных театров, мир современного искусства сделал экотематику мейнстримом, например в 2019 году на Венецианской биеннале главный приз «Золотой лев» получил павильон Литвы, где художница Лина Лапелите поставила экологическую оперу-перформанс «Солнце и море (Марина)». На той же биеннале арт-гангстер мира современного искусства Хито Штейерль показала работу This is the Future: сгенерированный искусственным интеллектом цифровой сад будущего, в котором нейросеть спекулятивно превозносила свойства растений. «Предупреждение, — говорил в конце голос нейросети, — входить в будущее очень рискованно». Зрителю сообщалось, что в будущем со стопроцентной вероятностью мы умрем. Несмотря на нашу веру в силу технологий и способность искусственного интеллекта предсказывать будущее, нас может уничтожить сила нечеловеческого характера. И исчезнем мы, по иронии судьбы, благодаря неспособности признать сложность и непредсказуемость поведения «природы». 

  • Manifesta 12

Основной локацией биеннале «Манифеста 12» в Палермо и вовсе был ботанический сад. В зарослях бамбуковой рощи зрители наталкивались на экран с видео из зарослей тайванских папоротников, в которых бродят семь молодых эко-квир-мужчин — они тестировали потенциал невербального общения с растениями через прикосновения и тело. В работе Pteridophilia китайский художник Чжэн Бо говорит о прошлом и представляет себе будущее с точки зрения растений-маргиналов: дело в том, что папоротники — очень распространенные растения на Тайване, которые всегда ценились местными племенами, а японскими колонистами — нет. 

В пандемический 2020 год фестиваль Ars Electronica был назван «Сады Кеплера» и объединил онлайн сотни «садовников» от науки и искусства по всему миру. Ars Electronica — цитадель art & science — гибридного направления в искусстве, сплавляющего реальные научные исследования в области искусственного интеллекта, технологий, генетики, биологии, физики, астрофизики, экономики и экологии с работами художников, основанных на этих исследованиях. Самая впечатляющая работа программы — биотехнологическая звуковая инсталляция Symbiome — Economy of Symbiosis («Симбиом — Экономика Симбиоза») словацкой художницы Саши Спачал. Гидропонную камеру она населила корнеплодными бактериями Rhizobiaceae и красным клевером, которые обмениваются соединениями углерода и азота. Измерения этого обмена влияют на капающую из камеры воду, а та в свою очередь вызывает рябь и пульсацию на водной поверхности, которую через специальный интерфейс преобразуют в звук. «Озвучка» метаболического обмена показывает, что симбиоз — это процесс, в котором постоянно идут переговоры об использовании природных ресурсов.

  • ИТМО
  • ИТМО

Петербургские ученые и художники впервые участвовали в фестивале с таким масштабным проектом, как «Пангардения» в единственной в городе техно-арт-галерее на базе ИТМО, где уже два года готовят кадры для отечественного art & science-прорыва. Художницы из первого выпуска научно-художественной магистратуры группировка BIOROBOTY 019 высадили в «белом кубе» Чудо-поляну 2.0. — взяли растения с реальной чудо-поляны в Гатчине, на которой ­произрастают краснокнижные редкости: от нескольких видов диких орхидей до осоки Дэвела. Саженцы при участии ученых изъяли на месте, прорастили дома во время пандемии и в лучших традициях постгуманизма сделали растения резидентами инсталляции. Посетители могут с ними аккуратно пообщаться путем наблюдения, отстранения, прикосновения, вербального общения и совместного отдыха.

  • Музей «Гараж»

    Анастасия Потемкина «Передайте мне соль, пожалуйста», 2019. Фото: Алексей Народицкий

Часть III Выводы

Восприятие и наблюдение за растениями с точки зрения науки и тем более художественной индустрии — процесс медленный, но необходимый в условиях надвигающегося экоколлапса. Он требует от человека замедлить свой обычный ритм и попробовать «совпасть» темпорально с миром «зеленым», как считает философ-теоретик Майкл Мардер: тогда нам не захочется сводить растения до уровня собственного ресурса, лишая их субъективности. Так мы убьем двух зайцев: осмыслим альтернативные способы бытия в грядущем мире, и — одновременно — лучше осознаем проблемы в человеческом социуме. Провод­никами выбираем современных художников — кажется, они пока лучше всего переводят научные идеи, а также чувства и язык растений на наш, человеческий диалект. Art & science — в каждый дом.

  • Anna Nova

Анастасия Потемкина

Анастасия Потемкина, резидент галереи Anna Nova — одна из важнейших российских художниц, разрабатывающих тему межвидовых коммуникаций и симбиотические отношения между рудеральной флорой и человеком. Выставка «Marchantia Polymorpha при максимальном приближении» посвящена маргиналам в растительном комьюнити, а главным героем выбран мох — его изображение является основой для ­огромных ­полуабстрактных фотообоев — так растение наделяется психоделическими характеристиками и одновременно раскрывается его сложное устройство. Так художница дает понять, что это существо может быть иным, но равнозначным человеку и способным на общение с ним. Главное, чтобы межвидовая коммуникация происходила вне рамок антропоцентрической системы на демократическом уровне.

  • RIBOCA
  • RIBOCA

Рижская биеннале RIBOCA

Два года назад в 10 часах езды от Петербурга появилась биеннале RIBOCA — достойная альтернатива таким арт-смотрам, как «Манифеста» и даже «Документа». Ее основательница — петербурженка Агния Миргородская, выпускница Института искусств Sotheby’s и дочь президента Северо-­Западного рыбопромышлен­ного консорциума Геннадия Миргородского. Первая биеннале развернулась во множестве локаций, никак не связанных с современным искусством — в том числе в здании бывшего биологического факультета Латвийского университета. Там, например, был обнаружен невероятной красоты гобелен «Мир в ожидании» с вшитыми в него многочисленными семенами растений. О провидческом названии биеннале «Это было навсегда, пока не кончилось» можно было бы пошутить, но когда тема «конца света» уже новой и второй биеннале переросла во всемирную пандемию — стало не до смеха. Несмотря на коронавирус, RIBOCA открылась в онлайн- и офлайн-форматах во второй раз с лейтмотивом «И вдруг все расцвело». На одном из воркшопов гости занимались партизанским садоводством — готовили семенные бомбы и «сбрасывали» их на территории выставочной площадки, таким образом привлекая внимание к уменьшению количества зеленых зон в городах.

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты