• Город
  • Общество
Общество

Кого сократят, а где ждать карьерный рост и повышение зарплат? Отвечает директор HeadHunter Северо-Запад

Поделиться:

На какие профессии будет сокращаться спрос и куда стоит уходить? Кто за рубежом готов взять к себе на работу россиян и на какие позиции? Директор HeadHunter Северо-Запад Юлия Сахарова специально для «Собака.ru» ответила на эти вопросы и рассказала, как изменится рынок труда под влиянием санкций в ближайшие несколько месяцев.

Что происходит на рынке труда?

Все сейчас испытывают серьезную турбулентность — в итоге рынок покинут неэффективные игроки. Малый бизнес пока находится под угрозой из-за невысокого запаса прочности. Но есть альтернативный сценарий — когда именно представители небольших независимых фирм смогут переориентироваться и встроиться в новые цепочки потребления. Сильнее всего уже страдает сфера услуг, поскольку люди начинают экономить — это особенно касается крупных российских городов таких, как Москва и Петербург.

Что касается судеб сотрудников и ближайших шагов руководителей, то сейчас можно наблюдать и ожидать следующее: мораторий на набор персонала, отзыв офферов зарубежных компаний, перевод сотрудников на 50% ставки и ниже, отправка работников во внеочередные оплачиваемые или неоплачиваемые отпуска до просчета вариантов банкротства и закрытия предприятий. Есть пример и другого пути: консалтинговый бизнес (KPMG, Deloitte и другие) отказывается от иностранного представительства, но сохраняет бизнес в России уже как локальная компания — то есть речь о массовых сокращениях не идет. Предполагаю, по этому пути последуют многие организации не только из сферы консалтинга, но и услуг.

Фото: eamesBot / Shutterstock

Кого сократят?

Турбулентность на рынке труда уже сильно затронула страхование, управление персоналом, искусство и массмедиа, маркетинг, рекламу и PR. В меньшей степени — безопасность, медицину и фармацевтику. Начиная с 24 февраля, можно говорить о высокой конкуренции за рабочие места из-за уменьшения вакансий в юриспруденции, страховании, административного персонала.

Стоит ли переживать, если я работаю в иностранной компании?

Нет, практически никто из иностранного бизнеса не покинул страну — пока речь идет лишь о приостановке деятельности. Это связано и с влиянием головных офисов этих компаний, и с изменением логистических цепочек. Многие не понимают, что делать с финансовыми потоками. Международные компании такие, как ИКЕА, Adidas, McDonalds и другие, несмотря на приостановку продаж и закрытие магазинов и ресторанов, продолжают выплачивать сотрудникам заработную плату и сохранять рабочие места.

На данный момент в зарубежных организациях занято около 200 тысяч человек. Соответственно, количество людей, работающих в этом сегменте, не столь велико в рамках 70-миллионного российского рынка труда — менее 1%. Поэтому утверждать, что появится огромное количество соискателей — пока преждевременно. Учитывая гигантский разрыв между спросом и предложением в начале 2022 года, гипотетически расклад может быть такой: если иностранные компании начнут расставаться с сотрудниками, то эти кандидаты так или иначе будут инкорпорированы в текущий рынок труда для устранения дисбаланса.

Фото: eamesBot / Shutterstock

В какие сферы сейчас стоит уходить?

Рекомендую обратить внимание на медицину, продовольствие, агропромышленность, IТ, рынок онлайн-образования (навыки для новых профессий, новые возможности заработка или подработки), российское производство (например, одежды и обуви, косметики, тканей, удобрений), помогающие профессии (психологи, коучи, менторы, наставники) — они предположительно будут расти.

Какие профессии станут самыми высокооплачиваемыми? 

ИТ-сектор наращивает уровень зарплат для своих сотрудников — прирост с начала года уже на +10% только по Петербургу. Между тем заметно увеличивается заработок у сервисных специалистов: инженеров, консультантов в банковской сфере. Абсолютно точно можно ожидать рост в производственной сфере и для специалистов узкого профиля.

Какие компетенции будут в цене?

Адаптивность к изменениям, умение предвидеть множество вариантов развития ситуаций, подвижность мозга, высокая обучаемость, способность быть в постоянном поиске нового, выгодного и полезного, настрой на сотрудничество, а не на «мне должны».

Фото: eamesBot / Shutterstock

Работодатели из каких стран готовы взять к себе россиян и на какие позиции?

Пока лидерами по приглашениям на работу стали Казахстан, Беларусь, Узбекистан. Есть вакансии от компаний из Грузии, Армении, Кипра, Турции и других стран. Как правило, ищут специалистов в сферах ритейла, ИТ и финансового секторов, строительной сферы, медицины.

Стоит ли соглашаться на работу в международной компании?

Это дело каждого соискателя. Но прежде чем соглашаться, взвесьте все риски, оцените, насколько компания стабильна. Понятно, что от сокращений никто не застрахован. Ситуации прошлых лет учат: экономические треки лучше проходить при наличии постоянного рабочего места. А вопрос его наличия, когда ежедневно обновляются списки санкций, остается открытым. 

Фото: eamesBot / Shutterstock

Какие прогнозы?

Россия была плотно встроена в мировую экономику — и сейчас резко теряется все то, что нарабатывалось десятилетиями. И речь идет не только о производстве, но и о продажах, потреблении. Кто и каким образом будет это восполнять — открытый вопрос. Реальность такова: наша страна потребляет большое количество импортных продуктов и услуг — мгновенно и полноценно заменить их на отечественные не получится (особенно в высокотехнологичных отраслях). Поэтому возможна примитивизация экономики. Помимо этого, из негативных эффектов — удар по сырьевым и смежным отраслям: все то, что касается химических продуктов, строительных материалов, тары и упаковки, бумаги, добычи и обработки металлов. При ограниченных потребностях внутреннего рынка нет необходимости в масштабном производстве, а значит — не будет тех рабочих мест, которые мы еще могли недавно наблюдать. Из позитивных эффектов могу отметить: нас ждут изменения региональной структуры занятости, усиление потоков миграции и переориентация их в восточную часть России — Москва и Петербург больше не будут единственными центрами притяжения. В будущем ими могут стать Новосибирск, Екатеринбург, Владивосток и другие города, из которых раньше активно переезжали в европейскую часть страны.

Фото: eamesBot / Shutterstock

В ближайшее время первые соискатели, потерявшие работу и вышедшие на рынок, почти мгновенно «растворятся» в спросе. Будет увеличиваться количество резюме и снижаться число вакансий в первую очередь в сферах, где бизнес попал под самые тяжелые санкции и их последствия: авто, банковское дело, ресторанный и гостиничный бизнесы, гражданская авиация и другие.

С начала лета возможны сокращение рабочих часов — это вывод в простой, когда определенные дни становятся нерабочими, или — уменьшение рабочего дня от 2 до 6 часов (вместо 8). Кроме того, начнет развиваться «теневая» и «гаражная» экономика, станут востребованными подработки, снизятся доходы у большей части населения, вырастит безработица, которая формально останется невысокой из-за гибких форм подстройки рынка труда в условиях низких пособий (но здесь важно учитывать саму специфику российского рынка труда: даже в самые тяжелые времена безработица в стране не превышала 14%).

Локальное производство может стать одним из таких новых ярких бенефициаров, поэтому через какое-то время должен вырасти спрос на инженерно-технический персонал и на рабочие (сервисные) роли в производстве. Бизнес вскоре поймет (если, конечно, этого пока не произошло), что люди — главный ресурс. Топ-менеджмент усвоил урок кризиса 2009 года: вернуть грубо уволенных людей, когда все наладится, крайне сложно. Бережное отношение к сотрудникам — это история тесной кооперации HR-департамента и бизнеса, которая прослеживалась на протяжении предыдущих двух лет и проявляется сейчас.

Ваш город
Екатеринбург?
Выберите проект: