• Город
  • Общество
Общество

Все стремительно дорожает: от автомобилей до лука с капустой. Что сильнее всего? Почему заговорили о дефиците? Пора делать запасы?

Поделиться:

На фоне санкций и падения рубля в России рекордными темпами растут цены. В течение двух недель подряд инфляция превышала 2%, это рекордные темпы с 1998 года. Стоимость же продуктов в магазинах меняется еще быстрее. Параллельно в соцсетях появляются фотографии пустых полок, а крупные ритейлеры отказываются от добровольных ограничений наценки на сахар. На сколько в итоге взлетят цены? Реальна ли перспектива настоящих, длительных дефицитов? Разбираемся с экспертами.

Master1305 / Shutterstock

Что будет с ценами?

Еще в начале февраля эксперты предсказывали России заметный рост цен по итогам 2022 года. Хотя официальный прогноз годовой инфляции от Центробанка составлял всего 4 — 4,5%, экономисты предполагали, что ряд товаров подорожает на 10% (автомобили), 20% (молоко, конфеты) и даже на 50% (некоторые овощи и фрукты).

После начала «Специальной военной операции», введения санкций и обвала курса рубля ожидания специалистов стали еще более пессимистичными. Если в первые дни кризиса они предсказывали, что официальная инфляция перешагнет рубеж в 10%, то теперь не исключают значительно большего роста цен.

«Полноценные прогнозы строить сейчас просто невозможно, — говорит Дмитрий Десятниченко, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС, — при наиболее благоприятном сценарии инфляция составит около 20%. Более вероятно, что инфляция будет около 25-30%. При этом она будет достаточно неоднородна и во времени, и по товарным группам. До середины лета существенной будет инфляция в продуктовом сегменте, что уже наблюдается. Товары промышленного производства от крупных европейских концернов также сильно дорожают. Но и этот процесс не бесконечен. Есть и азиатские производители».


Дмитрий Десятниченко 

доцент кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС:

При худшем сценарии, каким он видится в текущих условиях (а здесь все меняется очень быстро), инфляция может быть и 50—60%, хотя такое развитие событий в целом по экономике пока маловероятно. В большей степени, как мы видим, растут цены на импортные товары. Но даже здесь такой рост цен в течение марта, по сути, является спекулятивным, во многом вызванным ажиотажем со стороны самих покупателей.

Мы во многом сами создаем панику, и сами за нее платим. В целом все зависит от геополитики, санкций, курса доллара. Вероятность трехзначной инфляции и риски скатывания в гиперинфляцию пока крайне малы. В некоторых сегментах мы видим рост цен более чем на 100%, но мы уже видим и примеры обратной ценовой коррекции. Уже летом мы, вероятно, увидим относительную стабилизацию в вопросах поставок, часть иностранных компаний, вероятно, могут вернуться, также возникнет так называемый «параллельный импорт», освободившиеся же ниши начнут занимать азиатские производители.

 

Master1305 / Shutterstock

Что подорожает сильнее всего?

За последние недели многие компании, решившие продолжить бизнес в России, сообщили о заметном росте цен на свою продукцию и услуги. Так, о подорожании объявили несколько автоконцернов (некоторые модели Hyundai выросли на 10—20 тысяч рублей, Citroen — на 100 тысяч, часть Mercedes-Benz стала дороже сразу на полмиллиона, а китайский бренд Haval и вовсе поднял цены на машины российской сборки в полтора раза). Региональные провайдеры предупредили о росте тарифов на домашний интернет (до 10%), магазины электроники и бытовой техники DNS подняли цены на 30%. Несколько раз за последние дни переписывали ценники владельцы зоомагазинов. На четверть выросли в цене бананы. Подняла цены на свою продукцию и Apple (iPhone подорожали на 24%—34%, а ноутбуки компании на — 46%—142%) 

Российские ювелиры ожидают роста цен на свою продукцию на 15%—30% (о сходном подорожании с 15 марта предупредили кондитеры, хотя некоторые позиции взлетят более чем на 60%). Также поднимают ценник на свои товары компании Nestle и Unilever (рост составит до 40%). Эксперты предсказывают, что это не предел.

Одной из громких новостей стало заявление американского поставщика бытовой химии P&G (Ariel, Pampers, Gillette и другие бренды) об изменении стоимости товаров. «Procter & Gamble объявил, что повысит цены в среднем на 43%. И это при том, что еще недавно почти 90% стиральных порошков в России продавались только по акциям. Не сомневаюсь, что Procter & Gamble станет ориентиром для всех, а не только для производителей бытовой химии, памперсов и косметики», — предполагает главный редактор MarketMedia Дмитрий Грозный, отмечая, что «мы, к сожалению, находимся лишь в начале инфляционной спирали».

Независимый эксперт по ритейлу, консультант по продвижению продовольственных товаров в торговые сети Михаил Лачугин полагает, что рост цен на бытовую химию может составить 50%—80%. Впрочем, он уверен, что это коснется и других категорий товаров. «Подорожают те товары, где доля иностранного сырья наиболее высокая: кофе, шоколад, экзотические фрукты, соки», — уверен он.

Нужно ли сейчас делать запасы?

На фоне новостей, санкций и ухода ряда брендов с российского рынка жители страны начали активно скупать товары впрок. Так, аналитики CloudPayments сообщили, что с 24 по 28 февраля только онлайн-продажи продуктов и предметов первой необходимости подскочили на 27%, лекарств — на 24%, а товаров для животных — на 16%.

Однако эксперты, опрошенные редакцией, полагают, что делать сейчас большие запасы нет смысла. «В большинстве случаев, сейчас это уже поздно делать. Цены уже выросли, — отмечает экономист РАНХиГС Дмитрий Десятниченко, — если товар подорожал за последний месяц более чем на 50%, стоит внимательно оценить необходимость такой покупки именно сейчас. Сахар, гречка и прочие продукты повседневного спроса производятся в России в количествах, превышающих внутренний спрос, а возможности экспорта сейчас ухудшились. Однако если видите, что где-то еще есть предложения по ценам конца февраля, стоит сформировать некоторый запас, защитившись от спекуляций на ближайшие несколько месяцев».

«Не вижу смысла [делать существенные запасы], — добавляет Михаил Лачугин, — по крайней мере, условную гречку и сахар вообще не понимаю, зачем люди закупают. Этих продуктов в России много, цены на них повышать вряд ли будут сильно. Базовыми продуктами питания страна обеспечена. Разве что бытовую химию-мыло я бы купил с небольшим запасом: ассортимент в обозримой перспективе будет скромнее, цены — выше».

Master1305 / Shutterstock

Может ли в России возникнуть дефицит?

На фоне массового ухода из России брендов (в том числе производителей еды и одежды) и усугубления экономического кризиса в России появились слухи о возможном дефиците сахара, а также о проблемах со средствами личной гигиены, в магазинах стало сложно найти офисную бумагу. Пресс-службе Минпромторга даже пришлось выступить с официальным заявлением, в котором чиновники сообщили, что не ожидают нехватки продуктов питания в стране. Впрочем, опрошенные редакцией эксперты лишь отчасти разделяют оптимизм министерства.

Михаил Лачугин предпосылок к глобальной нехватке товаров в России пока не видит, однако не исключает, что проблемы могут возникнуть в тех или иных нишах. «Будет дефицит по отдельным категориям, предприятиям нужно время на перестройку операционной деятельности и понимание того, как они будут выводить прибыль из России», — считает он.

С этим мнением о возникновении нишевого дефицита согласен и Дмитрий Десятниченко. «Сейчас мы можем видеть единичные случаи пустых полок, у нас есть признаки дефицита в некоторых узких сегментах рынка, сильно зависимых от импорта из европейских стран. Но продуктовая безопасность у нас обеспечивается, и здесь опасения напрасны. Цена на сахар не позже лета вернётся к приемлемому уровню. Сбои с офисной бумагой уже устраняются. До тех пор, пока не будут найдены замещающие поставщики и не выстоятся новые логистические цепочки, в ряде сегментов рынка мы увидим временное сужение привычного ассортимента, что, наверное, можно назвать и дефицитом, но это точно не дефицит начала 90-х годов. Конкуренция товаров временно уменьшится, что, к сожалению, также будет позволять какое-то время повышать цены. Но именно рост цены на фоне укрепления курса рубля будет повышать привлекательность нашего рынка для отечественных производителей».

«Для наших производств нужно много всего, начиная от специальных яиц для выращивания бройлеров, семенного картофеля и быков-производителей, — объясняет главный редактор MarketMedia Дмитрий Грозный. — Что из этого следует? Нарушение цепочки поставок (а они, как бы нам ни хотелось, во многих случаях уже нарушены) приведет либо к дефициту, либо к росту цен. Либо к тому и другому».


Дмитрий Грозный 

главный редактор MarketMedia:

Реальные «успехи» импортозамещения демонстрирует ситуация с небезызвестным борщевым набором. Капуста, морковь, свекла — это же наше все! Исконно русские продукты! Скрепа! Так, по информации СМИ, только с 1 по 27 марта у поставщиков розничных магазинов капуста выросла в цене на 56%, морковь — на 47% свекла — и вовсе на 62%. Я не поленился и подсчитал, что в годовом исчислении оптовые поставки капусты подорожали примерно на 666%. Но для розничных покупателей этот годовой показатель уже почти достигнут, та же капуста еще недавно стоила в магазине у дома 20—30 рублей/кг, а ныне — 140.

Допускаю, что «капустную лихорадку» можно вылечить, но в любом случае она очень ярко высвечивает уязвимые места окуклившейся экономики. Раньше при дефиците товаров на внутреннем рынке их легко можно было найти на внешнем. А теперь попробуй-ка организуй поставку, составь логистическую цепочку, переведи деньги и так далее. Так что неизбежно ситуация «где тонко, там и рвется» будет повторяться раз за разом. И мы будем наблюдать необъяснимые при обычном положении дел всплески цен.

 

Ваш город
Екатеринбург?
Выберите проект: