• Экология
  • Экология
Экология

Проблемный сбор: как санкции повлияли на сортировку и переработку отходов? Вторсырье отправится на свалку?

Поделиться:

Последние полгода серьезно изменили жизнь активистов и бизнесменов, занимающихся сортировкой и переработкой отходов. Некоторым видам вторсырья теперь практически невозможно дать вторую жизнь, других — катастрофически не хватает. Что происходит? И приведет ли это к тому, что все больше мусора будут отправлять на свалки? Разбираемся в нашем материале.

Anton Vierietin / Shutterstock

Что происходит?

На протяжении последних лет в России выстраивалась индустрия раздельного сбора отходов. В городах открывались эко-центры, проводились волонтерские акции, возникали новые (вдобавок к уже работавшим!) предприятия по переработке самых разных видов вторсырья.

В последние полгода ситуация радикальным образом изменилась. Санкции, уход зарубежных брендов, сбои в логистике и нестабильность на мировых рынках — все это отразилось и на работе с отходами. «С начала 2022 года на рынке переработки вторичного сырья произошли серьезные изменения, — рассказывает редакции «Собака.ru» Дина Койрес, глава пресс-службы Невского экологического оператора (НЭО), — произошло снижение закупочных цен на основные виды вторичных материальных ресурсов (ВМР) на 50% и более».

Как рассказал в беседе с редакцией «Собака.ru» исполнительный директор, специализирующейся на макулатуре компании «Ресар», Илья Лазарев, проблемы с разными фракциями раздельного сбора возникли не одновременно. «Первая волна накрыла те компании, кто занимается черным и цветным ломом, вторая — накрыла "бумажников", тех, кто занимается макулатурой. Сейчас идет волна, затрагивающая тех, кто занимается сбором и переработкой [пластиковых] изделий», — поясняет он.

Shutterstock.com

Нужный алюминий и ненужная жесть

Традиционно проблем со сбором металлического мусора в России было немного. Профессиональные заготовители и эко-активисты охотно принимали алюминиевые и консервные банки, ведь найти желающих переработать это вторсырье было сравнительно легко. «Эта отрасль переработки является одной из самых развитых в стране. Алюминиевые банки — дорогое вторсырье. В России перерабатывается более 80% такой тары», — рассказывает редакции «Собака.ru» гендиректор Российского экологического оператора Денис Буцаев.

Однако в последние полгода ситуация несколько изменилась. Спрос на алюминиевые банки остался высоким, а вот «пристроить» жесть становится все сложнее, жалуются активисты. «Консервные банки стали никому не нужны, — сетует Екатерина Школенко, организующая акцию раздельного сбора «Сдавать и не сдаваться», — те, кто работает с крупными партиями металлолома говорят: раньше эти банки шли на экспорт, потому что доменные печи на наших предприятиях рассчитаны на лом совсем других размеров. В них банки просто прогорают. Теперь, когда экспорт закрыт, куда девать консервные банки — непонятно. Хотя желающих их сдать, а не выбрасывать в мусор по-прежнему много».

Сходным образом комментируют ситуацию и в Невском экологическом операторе. «Сейчас наблюдается значительное падение спроса на лом черных металлов, что связано как с прекращением поставок за рубеж (часть вторсырья вывозилась для переработки в европейские страны, в частности, в Прибалтику), так и с падением объемов производства отечественных сталелитейных заводов, которые являются его основными конечными потребителями», — объясняет Дина Койрес, возглавляющая пресс-службу НЭО.


Виктор Ковшевный

Директор Ассоциации переработчиков лома черных и цветных металлов РУСЛОМ.КОМ:

В январе-июле 2022 года по отношению к аналогичному периоду 2021 года потребление лома снизилось на 24%. Внутренние цены с апреля по июль 2022 в рублях уменьшились в 2-3 раза. Хотя в августе они вновь начали рост на фоне падения ломосбора и, как следствие, сокращения предложения сырья на рынке. В подобных условиях все независимые ломозаготовители заявили о сокращении персонала или отправке большинства сотрудников в неоплачиваемый отпуск, потому что нет объема работы. Предприятия не могут сохранять рентабельность, и объемы ломосбора в стране неминуемо падают.

На практике же падение ломосбора означает, что лом металлов будет выбрасываться и захораниваться как на легальных, так и нелегальных полигонах. С учетом воздействия окружающей среды в перспективе он попросту будет утерян. Фактически, это несет не только экономические убытки для страны, но и вредит экологии.

Забытый Tetra Pak

С многослойной упаковкой Tetra Pak дела обстоят еще хуже. Раньше компания сама утилизировала произведенные ею пакеты из-под молока и сока. После ухода компании с российского рынка утилизация тетрапака стала проблемой. 

Некоторые российские предприятия готовы принимать многослойную упаковку. В частности, как сообщила Ассоциация  «РазДельный Сбор» редакции «Собака.ru» с ней работают Л-ПАК, Металлопластмасс, РЕТТЕНМАЙЕР РУС ПРОДУКТИОН, Инвестал, Буматика, Народное предприятие Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат им. С.П. Титова, Дзержинская перерабатывающая Компания, ИП Себекин, Зероникс, Тайгер Сибирь. Однако технология переработки на отечественных заводах, утверждают эксперты, отличается от той, что использовалась на предприятиях Tetra Pak. В результате, считают некоторые активисты, перевозить сырье на переработку в этом случае может быть более неэкологичным решением, чем захоронение упаковки. 

Екатерина Школенко, организующая акцию раздельного сбора «Сдавать и не сдаваться», говорит, что пока вторсырье собирают, но куда оно пойдет — непонятно. Как отмечает руководитель экоцентра «Собиратор» в Петербурге Петр Левин, в скором времени принимать тетрапак и вовсе не будут, потому что нет рынка сбыта. При этом потребность в упаковке остается огромной. «Материал позволяет долго хранить продукты без специальной обработки. Он состоит из 5-7 слоев, куда входит бумага, два вида пластика, фольга. Альтернативы ему нет», — подчеркивает Левин. Он не исключает попытки перезапуска производства в России: «У нас осталось оборудование, обученные специалисты, поэтому возможно в России попробуют запустить заводы, но получится ли — вопрос открытый». 

Anton Vierietin / Shutterstock

Нестабильная макулатура

Макулатура, как и металлолом, считалась беспроблемным вторсырьем. Однако в последние месяцы рынок ее сбора и переработки «лихорадит». «Основная причина — сокращение спроса на конечную продукцию целлюлозно-бумажных комбинатов, в том числе из-за падения объемов экспорта, что в свою очередь привело к сокращению потребностей в макулатуре», — объясняет Дина Койрес из НЭО.

Все это привело к обвалу цен. «С 24 февраля упала цена на все виды макулатуры. Для заготовителей, у которых небольшие объемы, цена упала в пять раз, потому что мы зимой сдавали по 15 рублей за килограмм, а потом она снизилась до 3 рублей», — рассказывает Александр Широбоков, основатель «Переработкинской».

Как сетует Илья Лазарев из компании «Ресар», в таких условиях многие, кто занимался сдачей макулатуры, потеряли интерес. В результате потенциально ценное вторсырье стали больше выбрасывать в мусор. «Это видно по тем площадкам, которые работают с твердыми коммунальными отходами, — говорит он, — к ним приходит ощутимо больше макулатуры. Они стараются ее выделять и отправлять на переработку, но часто это невозможно, ведь картон и бумага, оказываясь в одном баке с пищевыми отходами, намокают и загрязняются».

Сейчас, по словам Лазарева, ситуация меняется — спрос на макулатуру со стороны целлюлозно-бумажных комбинатов снова растет. «Непонятно, с чем это связано, и даже сами целлюлозно-бумажные комбинаты не представляют, сколько это продлится», — признается он. Вместе с тем удовлетворить растущий спрос не получается. Отказавшиеся от сбора макулатуры при низких ценах, пока не торопятся возвращаться к этому занятию, к тому же часть крупных заводов находятся в простое и от них макулатура также не поступает. «В результате, если в июне мы не знали, куда [сданный в макулатуру] картон продать, в августе мы столкнулись с тем, что картона катастрофически не хватает», — констатирует он.

Anton Vierietin / Shutterstock

Дефицитный текстиль

Если некоторые виды вторсырья сейчас некуда деть, то текстиля на переработку, напротив, в стране не хватает. «Раньше сырье в Россию в основном заходило из Европы, — объясняет директор по производству компании «Т-текстиль» Александр Завгородний. — Сейчас перевозки оттуда, будем выражаться мягко, затруднены, соответственно, на рынке возник серьезный дефицит».

Меньше стали собирать ветоши и внутри России. На это, в частности, повлиял уход из России компании H&M, в магазинах которой принимали старые вещи. Альтернативы этой системы в России пока нет. В ситуации, когда многие недорогие бренды покинули российский рынок, люди менее охотно расстаются со старыми вещами, предпочитая использовать их до последнего.

Это сказывается не только на переработчика тканей, но и на благотворительных проектах, которые собирают одежду для нуждающихся. «У нас упал сбор одежды, и при этом вырос спрос. Люди сдают меньше, потому что многие бренды ушли с рынка. И если раньше условно люди H&M сдавали легко, зная, что за 600 рублей можно купить новую футболку там же. То сейчас они стараются оставить одежду, потому что непонятно, получится ли приобрести ее в будущем. Брендовую одежду стараются или не сдавать, или отдавать адресно или в комиссионку. Это тенденция будет усиливаться, а спрос — только расти», — сетует Наталья Галечьян, гендиректор проекта «Спасибо».

Как отмечает Александр Завгородний из «Т-текстиль», дефицит в скором времени может быть компенсирован за счет организации поставок ветоши из Азии. Однако, он уверен: сложившаяся ситуация показала, что в России необходимо налаживать собственную систему сбора текстиля под переработку. С этим соглашается и гендиректор Российского экологического оператора Денис Буцаев. «Объемы образования текстиля — 1,9 млн тонн в год, при этом мощности для утилизации отходов из текстиля достигают всего 18 тысяч тонн. Таким образом, в России в год перерабатывается менее 1% образующихся отходов текстиля. Хотя спрос на изделия из переработанного текстиля сейчас большой. Необходимо развитие экономических стимулов по организации сбора и утилизации текстильных отходов, так как это очень непростое дело», — заключает он, отмечая, что сейчас текстиль составляет 1,5% твердых коммунальных отходов.

Anton Vierietin / Shutterstock

Пластик

За последние месяцы на рынке вторсырья упали цены практически на все основные виды вторсырья, включая пластик. В частности, снизилась стоимость полиэтиленов и ПЭТ. Как отмечает в разговоре с «Собака.ru» основатель «Переработкинской» Александр Широбоков, экоцентр раньше продавал ПЭТ-бутылки до 50 рублей за килограмм, теперь — за 22 рубля. То есть на данный момент наблюдается снижение цен более чем в половину. Это подтверждают и Невский экологический оператор, и экоцентр «Собиратор» в Петербурге. «Усиление рубля привело к снижению цен на импортное первичное сырье. Пока наиболее сильно эта ситуация ударила не по переработчикам, а по компаниям, занимающимся заготовкой и продажей вторсырья конечным потребителям, поскольку рентабельность их бизнеса зависит от закупочных цен напрямую», — подчеркивают в НЭО.

Тем не менее пока снижение цен критически не влияет на работу экоцентров. «Финансирование работы только за счет принимаемого сырья невозможно было и в лучшие годы. Да и задача экоцентров заключается ни сколько в том, чтобы обеспечить удобный сбор вторсырья у населения, а сколько в просветительской работе», — заключает руководитель экоцентра «Собиратор» в Петербурге Петр Левин.

Что касается переработки пластиков, ситуация не изменилась. Так, в России компания «ЭкоЛайн-ВторПласт» строит крупнейший завод по переработке в Московской области. В год он сможет принимать до 60 тысяч тонн отходов полимеров и производить 120 тысяч пластиковых контейнеров с добавлением вторичной гранулы. При этом ежегодно в России образуется около 6,4 млн тонн полимерных отходов в составе ТКО, по данным Невского экологического оператора.

Anton Vierietin / Shutterstock

Экоцентры закроются, а вторсырье отправится на свалку?

Рынок не первый раз переживает кризис. Как отмечает координатор отдела Ассоциации «РазДельный Сбор» Анна Смирнова, летом всегда наблюдается падение спроса на сырье. «Нельзя однозначно сказать, что рынок падает. Да, геополитические факторы имеют свои последствия. В частности, в этом году с кризисом столкнулись те виды вторсырья, которые не страдали во время прошлых [кризисов], например, пленка. Но к масштабным изменениям рынка это не приведет», — заключает Смирнова.

Эксперты, опрошенные редакцией «Собака.ru» единогласно считают: снижение цен на вторсырье негативно повлияет на мелких игроков рынка. «Кризис может привести к исчезновению маленьких компаний, особенно тех, кто занимается только заготовкой или обработкой одного вида вторсырья. Выживут крупные и средние игроки рынка, те, кто занимается разными фракциями и понимают, что при падении на дно смогут усилить другое направление деятельности. Например, экоцентры предоставляют услуги не только заготовки, но и платного вывоза, экопросветительских мероприятий. Есть уверенность, что они выживут в текущих реалиях», — говорит Анна Смирнова.

«В целом, пока стоимость первичного сырья не станет дешевле стоимости производства из “первички”, никаких критичных изменений для отрасли не будет, кроме снижения прибыли. Но если не будет первичного производства товаров (такая ситуация уже сложилась с тетрапаком), тогда вся отрасль просядет и откатится на десятки лет назад», — заключает Петр Левин. Основатель «Переработкинской» Александр Широбоков не исключает, что придется отказаться от сбора редких видов: упаковки типа TetraPak, небутылочного ПЭТ, некоторых мягких пластиков — ранее их сбор и отправка на переработку оплачивались как раз из средств от продажи ликвидных видов вторичного сырья.

Как известно, в планах у Невского экологического оператора строительство двух комплексов по переработке отходов в Петербурге и трех в Ленобласти: МПБО-2 на Волхонском шоссе, в поселке Первомайское (Выборгский район в Ленобласти), в Дубровке (Всеволожский район), Кингисеппском районе и в Левашове. Как отметила глава пресс-службы Невского экологического оператора Дина Койрес, актуальность этих планов сохраняется. «Первую очередь завода на Волхонском шоссе в Петербурге планируем ввести в эксплуатацию осенью. Вторую очередь можно ожидать примерно через год. По остальным объектам идет процесс изысканий и проектирования, плановый срок запуска — 2024 год», — говорит Койрес. 

А может ли кризис привести к развитию мусоросжигания? Оказывается, нет. «У нас нет достаточных мощностей по изготовлению топлива из отходов. [С учетом экономической ситуации в стране и отсутствия необходимых компонентов для оборудования] строительство объектов будут затягивать», — заключает Анна Смирнова. 

Текст: Константин Крылов, Мария Агафонова. 

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: