• Город
  • Общество
Общество

«Нам не за что извиняться»: владелица бренда собачьей амуниции Полина Егорова о рекламе с ЛГБТ, угрозах и обвинениях в хайпе

На этой неделе реклама с участием ЛГБТ-моделей вновь стала поводом для споров и обсуждений в обществе. Небольшой петербургский бренд амуниции для собак опубликовал в своем Instagram посты с однополыми парами и их домашними питомцами. Часть пользователей поддержала идею, другие стали писать осуждающие комментарии и угрозы. Редакция «Собака.ru» связалась с основательницей компании Полиной Егоровой и попросила рассказать: почему та решилась на акцию и не собирается ли отказаться от нее из-за давления.

Когда у вас возникла идея такой рекламной кампании? Уже после инцидента со «Вкусвилл»?

Идея возникла еще весной, когда мы перезапускали нашу мастерскую. Мы хотели снимать наших настоящих клиентов с их собаками. Причем всех клиентов, без оглядки на пол, возраст, ориентацию. Когда мы готовили эту кампанию случилась история со «Вкусвилл», которая меня очень расстроила. Поэтому я решила, что у нас обязательно должны быть однополые пары.

Мне показалось обидным, что бизнесу стыдно заявить о существовании каких-то своих клиентов, а брать с них деньги — не стыдно. Потом была история с атакой на рестораны «Тануки» из-за рекламы с темнокожим человеком. И мне стало понятно, что все немного сложнее.


«Мне показалось обидным, что бизнесу стыдно заявить о существовании каких-то своих клиентов, а брать с них деньги — не стыдно»

Есть группа людей, которая может прийти и начать тебе угрожать, рассказывать каким образом вести дела. Эта ситуация напомнила мне школьных хулиганов, которые отжимают у других деньги на завтраки. Угрожают одному, он отдает, угрожают другому — он тоже. Третий отказался — его жестоко избили. В такой ситуации есть только один способ: объединяться, отстаивать свои убеждения. На одного надавить легко, на сотню — уже намного сложнее.

Прошло два дня с момента публикации. Вам самим приходили уже угрозы?

Да, в наш корпоративный WhatsApp писали оскорбления, желали нам смерти, спрашивали, можно ли что-то купить, чтобы нас убить. Многие писали мне в директ Instagram. Одно письмо пришло в мою личную почту, предупреждали, чтобы я готовилась к последствиям.


«Одно письмо пришло в мою личную почту, предупреждали, чтобы я готовилась к последствиям»

Это может как-то повлиять на вас? Вы не думаете снять рекламу, если это будет продолжаться?

Нет. Я читаю комментарии в пабликах и вижу множество сообщений: «Ждем извинений». От нас извинений никаких не будет, нам не за что извиняться. Я не вижу ни одной причины, по которой мы должны удалить рекламу. Единственный сценарий, если какой-то закон меня прямо обяжет это сделать. Других поводов быть не может.

И вообще, я не знаю численность групп, которые все это делают, но уверена, что это единицы. Адекватных людей больше. Мы видим, что на один комментарий с недовольством, есть десять, в которых пишут: «Спасибо».

Здесь и далее фото: пресс-служба компании (автор Любовь Михайлова)

Вам не кажется, что локальным брендам в таких ситуациях легче отстаивать свою позицию?

Безусловно. На большую компанию проще давить. Когда ты маленький бренд, ты отвечаешь сам за себя. Я лично принимаю решение, я лично рискую своим маленьким бизнесом, своей репутацией, жизнью в конце концов. Я несу ответственность только за себя и небольшое количество сотрудников.

Когда речь идет о больших компаниях, они оказываются менее мобильными. У них советы директоров, акционеры. Как бы это странно ни звучало, но маленьким брендам будет легче менять общую рекламную повестку.


«Как бы это странно ни звучало, но маленьким брендам будет легче менять общую рекламную повестку»

То есть вы собираетесь запустить волну?

Я надеюсь, что мы покажем пример, что можно публиковать тот контент, который ты хочешь, и остаться при своем мнении, при своем деле, при своем бизнесе. Что у нас правда свобода слова и свобода действия.

Некоторые люди в комментариях спрашивают, почему вы для демонстрации разнообразия клиентов опубликовали снимки только однополых пар, а не фотографии инвалидов или людей другой национальности?

У нас были не только однополые пары. У нас были традиционные гетеросексуальные пары, была девушка с азиатской внешностью. Только что мы искали для съемок людей старше шестидесяти лет. Их репрезентации вообще почти нет. Но у нас не получилось: мы просто не нашли таких людей среди наших клиентов.

Не очень просто отыскать людей, которые бы ярко представляли ту или иную социальную группу, при этом держали бы собаку и при этом готовы были бы участвовать в съемку. Но мы в процессе.

«Не очень просто отыскать людей, которые бы ярко представляли ту или иную социальную группу, при этом держали бы собаку и при этом готовы были бы участвовать в съемку»

Есть комментаторы, которые обвиняют вас в хайпе и попытке нажиться на актуальной повестке…

История про прибыльность такой рекламы сильно преувеличена. За два дня в нашей группе прибавилось 300 подписчиков, и далеко не все они будут что-то покупать. При самом дорогом таргетинге обычной рекламы, я привела бы к нам такое же количество людей за 15 тысяч рублей.

Возможно, в США или Европе эта история и работает, но в России коммерческого эффекта от этого нет вообще. Более того, от тебя отворачивается часть консервативной аудитории: от меня за два дня отписались сто человек.

Но даже если бы эта история работала, то я не видела бы в этом ничего плохого. В обществе очень много групп, которых не замечают. Даже если какой-то бренд расскажет о них ради хайпа, чтобы прагматично заработать, то общество получит от этого только благо.

Следите за нашими новостями в Telegram

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: