Джон Сибрук: «Вам надо понять, как быть русским, но не выпячивать свою «русскость»»

Известный американский культуролог, автор культовой книги «Nobrow. Культура маркетинга. Маркетинг культуры», прочитает 14 июня лекцию в магазине «Подписные издания». Мы поговорили с колумнистом New Yorker о подрыве культурной иерархии, Дональде Трампе, поп- и рок-музыке.

Вы были журналистом, автором репортажей и аналитики в Harper's, The Nation, Vanity Fair, Vogue, Travel + Leisure, The Village Voice и многих других. Как вам кажется, куда движутся медиа сегодня? Умерла ли так называемая «журналистика факта» и старая школа из-за засилья фейков, заказухи и использования СМИ как средства пропаганды?

Строго говоря, я скорее работаю обозревателем в New Yorker  вот уже 25 лет. Публикации, не связанные с журналом, я писал еще в 1980-х и начале 1990-х. В New Yorker мы продолжаем делать высококачественную «журналистику факта» (а разве есть другой вид журналистики?) и журнал чувствует себя очень бодро: достиг своего рекордного тиража и далек от закрытия. Это благодаря нашим читателям, постоянно возобновляющим подписку, хотя ее цена все время повышается. Так что нет – «журналистика факта» не умирает, и факты никогда не станут пережитком прошлого. Доказательством этого является успех New Yorker, The New York Times, The Washington Post, несмотря на эпоху Трампа.

Ваша теория «Nowbrow» из книги «Nobrow. Культура маркетинга. Маркетинг культуры» — впечатляющая попытка подорвать иерархию культурных явлений, основанную на власти и снобизме. Сегодня в США по-прежнему разворачивается борьба за разнообразие: например, скандалы на «Оскаре» из-за недостаточного присутствия миноритарных групп. Близки ли вам эти тенденции?

«Лунный свет»  выиграл «Оскар»! Это фильм о бедном чернокожем гомосексуале, и в картине нет ни одного белого. Является ли это ответом на ваш вопрос? Кажется, что это вполне ясный ответ, поддерживает ли Голливуд разнообразие.

А что вы думает о Дональде Трампе: действительно ли его избрание – это  катастрофа для свободы и плюрализма мнений и культур в Америке?

Трамп – это катастрофа для имиджа США в глазах остального мира. Трамп – это катастрофа для равенства доходов (самая большая из социальных проблем США), миграционной политики, вопросов изменения климата и реформы полиции. Но он не олицетворяет собой катастрофу для свободы слова и разнообразия мнений. Нравится он вам или нет, но этот человек является сторонником свободы слова, которая выражается, например, через его использование «Твиттера». Это круто, когда видишь, что президент пользуется теми же способами коммуникации, что и ты. Будет ли «Твиттер» в конечном счете пособником его интересов или нет, это уже другой вопрос, но мне кажется, его собственная свобода слова на самом деле идет наперекор его принципам. И даже если неонацисты в США воодушевились теми высказываниями, которые транслирует Трамп, то это тоже свобода слова. Да, он, по сути, расширяет полномочия крайних правых, но тем самым он сплачивает и левых.

Как вы относитесь к России? Согласны ли с тем, что сегодня из-за демонизации в западных СМИ, она опять становится «империей зла», как это было с СССР в рейгановской Америке 1980-х?

Ха-ха. Да, абсолютное зло. Я взял с собой одежду только черного цвета и готов обмануть столько людей, сколько смогу, пока нахожусь здесь. Но если серьезно, мы любим русских. Все хотят встретитсься с вашим послом. Можно мне тоже с ним встретиться? Обещаю не брать с собой Джареда Кушнера (зять Трампа, который якобы обсуждал с российским послом тайный канал связи с Россией – Прим.ред.).


Выборы превратились в референдум на тему музыки: песни «Roar» и «Firework» проиграли «You Can't Always Get What You Want»

Петербург называют «культурной столицей», а как найти баланс между духовностью и коммерцией? Что сделать, чтобы сохранить аристократизм, но при этом не умереть с голода?

Вам для начала надо понять, как быть русским, но не выпячивать свою «русскость». Вы должны совершать действия для Запада так, чтобы они не выглядели очевидно русскими, но втайне от других продолжали быть таковыми. Правда, не настолько втайне, чтобы люди совсем не смогли понять, если даже попытаются. В этом кроется успех шведов при создании всемирных хитов, будь то музыка (Макс Мартин), стриминговый сервис (Спотифай), одежда (H&M) или мебель (Икея). Все это сделано шведами, по шведским методам, но они не пытаются сделать это «шведским».

Примечательно, что «Nobrow» считается политической книгой в России – идея подорвать иерархию культурных явлений выглядит таковой. Надя Толоконникова из Pussy Riot относится к этому именно так.

В США политика и поп-культура находятся в гораздо более сложных отношениях, почти никогда не идут нога в ногу, находятся в оппозиции друг к другу. C одной стороны, есть консервативный режим в Вашингтоне, а с другой – либерально настроенные миллиардеры снимают фильмы в Лос-Анджелесе. Конечно, все это было и до Трампа. Но может быть Трамп и есть следствие nobrow, когда ты постоянно сталкиваешься со старыми, основанным на классовости, культурными иерархиями. Это вопрос на который нам предстоит ответить.


Трамп – человек с примитивными вкусами в музыке, литературе и искусстве

Мне кажется, что Трамп – человек с примитивными вкусами в музыке, литературе и искусстве, это не понятие «nobrow». Да, Дональд Трамп – это продукт коммерческого телевидения, в особенности, реалити-шоу, которые являются, возможно, самыми примитивными формами массовой культуры.
Если бы люди читали книги или посещали концерты симфонического оркестра вместо того, чтобы смотреть «Звездного кандидата» (реалити-шоу, главным героем которого был Трамп – Прим. ред.), Дональд Трам не стал бы президентом. Именно так! Но Дональд Трам никак не относится к nobrow, он не популист. Он просто человек невысокого интеллектуального уровня, который превратил своих фанатов в политическую силу (электоральную силу), обращаясь к их простейшим импульсам. Но эти люди в меньшинстве. Он крайне непопулярный популист. (Он проиграл народные выборы почти на три миллиона голосов). Его политическая деятельность ни в коей мере не касается важных политических проблем его сторонников, в частности, проблемы равных доходов. Наоборот, Трамп продолжает разделять бедных и богатых урезанием налогов и реформами здравоохранения.

Я опираюсь на то, что The Song Machine лучший пример nobrow, чем Дональд Трамп, так что, в основном, буду говорить об этом в моей презентации в Петербурге. Это пример того, как маленькая группа шведских продюсеров и авторов песен смогла использовать свой культурный багаж, чтобы стать лучшими в мировой поп-музыке.

Хотя, в целом, можно говорить о Трампе и в этом контексте. Например, существуют интересные политические nobrow-дискуссии – между классическим роком, игравшим на предвыборных митингах Трампа и международной поп- музыкой, игравшей на тех же митингах за Хиллари.

Выборы частично превратились в референдум на тему музыки: песни «Roar» и «Firework» проиграли «You Can't Always Get What You Want». То есть этим я хочу сказать, что песни, записанные иностранцами с современным студийным хайтек-оборудованием и исполненные женщиной, проигрывают песне, записанной и спетой мужиками с гитарами (тоже иностранцами, но они хотя бы по-английски говорят), сидящими на вилле на юге Франции. Поп-музыканты очень поддерживали Хиллари, за нее была Бейонсе, лучшим же из сторонников Трампа был Тэд Нагент. Хиллари фактически проиграла рок-музыке, которая мертва в культурном понимании. Вот и думай теперь.

Встреча с Джоном Сибруком 14 июня в 19:00 в магазине «Подписные издания» 

Перевод: Ася Алисултанова

Елена Анисимова,
Комментарии

Наши проекты