Андрей Брынцев

Танцовщик, исполнитель ведущих и сольных партий Башкирского государственного театра оперы и балета номинирован на соискание Государственной молодежной премии имени Шайхзады Бабича, победителей которой объявят в октябре.

Почему вы решили связать свою жизнь с балетом?
Конкретно в балет я попал, можно сказать, случайно. Хотя танцами начал рано заниматься, и однажды руководитель кружка в ДК имени Калинина, куда я ходил, посоветовала попробовать поступить в хореографическое училище. Я наотрез отказывался: «Какой еще балет? Что это вообще за профессия для мужчины – колготки, юбочки, бантики?». Но мама сыграла на моем самолюбии и юношеском максимализме, сказав: «Да все равно тебя не возьмут!». Я возмутился: «Меня?». И поступил.

Никогда не сомневались в своем решении?
Уже в процессе обучения мне стало действительно интересно, я всерьез увлекся. Мне кажется, любой род занятий, если он у тебя получается, затягивает и увлекает. Учеба давалась легко: мне были интересны и специальные предметы, и репетиции, и участие в училищных спектаклях – скучать вообще было некогда. К тому же после занятий я ездил домой – а жили мы в северной части города – и поездка на трамвае от одного трамвайного кольца на Пушкина до другого на Гастелло занимала полтора часа. И так два раза в день. Поэтому времени на праздные сомнения не оставалось, я вообще не замечал, как пролетали дни.

Помните свой первый выход на сцену?
Не первым, но одним из них было участие в спектакле «Дон Кихот», где в определенный момент на сцене появлялись мальчики-пажи и подавали Гамашу подушечку и гитару. Сейчас эти роли выполняют артисты театра, а раньше приглашали детей, среди которых оказался и я. Это был такой волнительный момент: родители приходили и смотрели, как я выходил, тянул носок, а я был очень горд собой. Наши одевальщицы, которые знают меня уже двадцать лет, до сих пор смеются, говоря: «Помним мы, как ты приходил, весь такой важный, просил, чтобы тебе покрасивее повязали бант».

Двадцать лет прослужить в одном театре – серьезный срок.
В жизни многое зависит от случайностей: так, я дважды хотел уехать в Петербург, но не сложилось. На третьем курсе ездил пробоваться в труппу театра балета имени Леонида Якобсона – меня ждали после окончания училища, а после оказалось, что вышел приказ о том, что свободные квоты они должны отдать выпускникам Вагановской академии. Я остался в Уфе. Второй раз случился, когда я отправился проведать одноклассников в Санкт-Петербург, и меня снова пригласили в ту злополучную труппу. Но накануне отъезда я отправился на гастроли и повредил связки. Мне просто суждено работать в нашем театре. Я рад, честно говоря. В нашем театре всегда давали и дают шанс молодым артистам – как мне в свое время его дал Шамиль Ахмедович Терегулов. У нас сравнительно небольшая труппа, при этом у театра обширный репертуар, и многие партии, которые я здесь перетанцевал, мне бы просто не дали в другом месте. Я, например, по фактуре не принц, а здесь был и им, и множеством других героев.

От чего зависит, будет ли человек танцевать ведущие партии или стоять в кордебалете?
Как говорил один мой педагог, в нашей профессии требуется один-два процента таланта, а все остальное – трудолюбие. Даже если ты обладаешь прекрасными данными: высокий, растянутый, шагастый, выворотный, но тебя из-под палки не заставишь напрячься и вспотеть лишний раз – толку не будет.

У вас есть любимые роли?
Мне нравятся партии с широким диапазоном характера – от веселья и озорства до переживания трагических эпизодов. Меркуцио в «Ромео и Джульетте», Бирбанто в «Корсаре», Модест в «Анюте» – это роли, которые интересно исполнять, они не зажаты в строгие рамки и позволяют артисту передавать свое настроение, каждый раз их переживаешь по-разному. Среди самых любимых – роль Джеймса в «Сильфиде». Это сложная с физической и технической точки зрения партия, которая необычно исполняется – в шотландских килтах – и ощущения от того, что ты танцуешь в юбке, надо сказать, весьма необычные.

У вас большая занятость в театре. Остается время на хобби?
Все оставшееся от репетиций и спектаклей время я стараюсь посвящать семье. Раньше еще катался на велосипеде, сноуборде, но с возрастом все чаще задумываешься о том, что лучше не рисковать и поберечь здоровье. В балете, как и в большом спорте, нагрузки и травмоопасность огромные, в труппе, наверное, нет человека, который выходил бы на «пенсию» абсолютно здоровым. Конечно, в молодости об этом не думаешь: катаешься между деревьями по пухляку и наплевать, что будет.

Ваша семья связана с творческой средой?
Нет, абсолютно. Как мы смеемся: они ходят работать, а я – танцевать. Хотя, конечно, родные понимают сложность моей профессии, видят не только улыбки после спектаклей, но и усталость, восстановление после травм, напряжение во время подготовки к выступлениям. Хочется сказать спасибо им всем, и особенно супруге Оксане, за то, что они всегда меня поддерживают, делят со мной не только радостные моменты, но и сложные жизненные ситуации, без их терпения и внимания мне было бы очень трудно. Я ценю это.

Андрей Брынцев в детстве занимался боксом. Окончил Уфимскую академию искусств, получив диплом по специальности «педагог-балетмейстер». В 2013 году получил звание Заслуженного артиста Республики Башкортостан. Коллекционирует сувенирные чайные ложки, некоторые привозит с гастролей, другие дарят друзья. С детства увлекается футболом, страстно болеет за Manchester United, «Зенит» и «Уфу».

 

Текст: Наиля Валиева
Фото: Амир Гумеров


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также