Лейсан Рахматуллина

Почему вы выбрали для себя путь художника-акварелиста?
Любовь к акварели появилась у меня еще в художественной школе, а в вузе – я окончила художественно-графический факультет Башкирского государственного педагогического института – я уже занималась практически только ею. Акварель сама по себе затягивает, и видимо, у меня уже и выбора не было никакого, была единственная дорога – только к акварели. И после института я осталась в городе наедине с моей акварелью: не поехала работать по распределению в район, потому что мне было важно иметь возможность писать, и я пыталась выживать в Уфе, пристраивала при этом и себя, и свою акварель. И, где бы я ни жила, всегда находила возможность писать.

Получается, учителем вы так и не работали?
Некоторое время я преподавала в школе, но всего через год ушла: работа с детьми полностью затягивает, а мне было просто необходимо быть в тонусе и постоянно писать – и на то, и на это меня просто не хватало. Поэтому я приняла решение посвятить себя самому важному для себя занятию – акварели.

Вам было настолько важно ежедневно рисовать?
Когда постоянно пишешь, акварель затягивает, нужно делать это постоянно, рука должна все время держать кисть. Акварель сама по себе требует высокой концентрации: влажная горизонтальная плоскость бумаги и я управляю этой водой во времени и пространстве. В моих работах цвет – это самое главное, я передаю настроение, эмоции и впечатления через него, и минимум изображения. Каждый красочный слой нужно накладывать своевременно, и максимально представлять итоговый результат еще до начала работы над картиной. Поправлять акварель невозможно: если ты чем-то недоволен, ты просто заново начинаешь работу. Один из самых сложных моментов в работе с акварелью – отсутствие белой краски, даже если тебе необходимо создать видимость белого, ты должен суметь сделать это только при помощи акварельных красок и воды. Это слишком тонкая и сложная техника, во время работы ты словно медитируешь, тебя ничто не должно отвлекать и прерывать, это постоянный труд, он не может быть случайным. Настоящий акварелист занимается ею годами, а не только когда появляется спрос и он что-то пишет специально для выставки, это уже не акварель как произведение.

Когда вы поняли, что вы – художник?
Осознание этого пришло в мое сознание не так давно: ты сравниваешь свои работы с другими, и только со временем понимаешь, что чего-то стоишь. Я всегда писала для души, хотелось что-то изобразить – и я это делала. Мне было важно не столько показать кому-то свою работу, сколько выделить себе время для того, чтобы писать. Хотя у меня было почти двадцать персональных выставок, я трижды выставлялась в Центральном доме художника в Москве, но при этом я не осознавала до конца ценность моих акварелей. Уже во время первой персональной выставки в 1996 году мои работы получили очень высокую оценку: на открытие пришел известный московский искусствовед и критик Владимир Цельтнер, который сказал: «Сколько в своей жизни ни перелистывал акварелей – таких байкальских акварелей нигде не видел». И эти слова меня поддержали на всю оставшуюся творческую жизнь. Для участия в своих выставках меня ежегодно приглашает Санкт-Петербургское общество акварелистов, первым председателем которого был еще Альберт Бенуа, и сегодня я уже вижу, чего стоят мои акварели.

Покупка картины является оценкой ее ценности?
Конечно, каждому художнику важно, чтобы его работы покупали. И для меня необходимо знать, где какая моя работа находится – это важно, чтобы картины жили там, где должны жить. Акварели покупают глубоко интеллигентные люди, с тонким вкусом, и каждый из них видит мои работы по-своему, находит в них что-то свое – и мне это очень нравится.

Какой будет предстоящая выставка в галерее «Мирас»?
В моей жизни сейчас непростой период, но, несмотря на все это, выставка непременно состоится: на ней будут выставлены работы разных лет, ключевые картины. Мне будет снова интересно увидеть реакцию посетителей на свои работы, потому что каждый человек видит в картине что-то свое. Видеть акварель вживую – совсем не то, что печатную репродукцию или фотографию в интернете. Существуют работы, которые меня, например, просто притягивают, я могу стоять перед какими-то картинами в музеях часами.

Был ли в вашей жизни период, когда вы сомневались в своем решении заниматься акварелью?
Никогда. Тем более, что со мной рядом всегда был супруг, который говорил: несмотря ни на что, я должна писать. И я благодарна ему за эту поддержку.

Лейсан Рахматуллина родилась в Илишевском районе республики. Преподавала лоскутную технику в Доме пионеров. Первые работы Лейсан Рахматуллиной можно было купить за три рубля – за такую цену их продавали во время первой выставки художницы. Она дипломант Международного конкурса «Акварель года» в осенней выставке акваживописи в Москве и Международного конкурса «Арт-Мост-Акварель-2013» в номинации «Иррационализм в акварели» в Санкт-Петербурге.

Текст: Наиля Валиева.
Фото: Дмитрий Айчуваков.


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме