Как дизайнер из Петербурга выжила после 23 дней комы и создала эко-бренд с оборотом в 85 млн.руб.

Один из крупнейших эко-брендов Санкт-Петербурга ASNE имеет оборот в 85 миллионов и продает почти 5 тысяч шуб из искусственного меха в сезон. Когда мы стали разбираться в истории этого колоссального успеха, обнаружили, что фирмой занимается хрупкая девушка Мария Кошкина, шесть лет назад пережившая 23-дневную кому. Специально для «Собака.ru» она рассказала, как заново училась говорить и ходить, а после построила бизнес без денег и связей.

Как-то раз я увидела на YouTube видео с процессом добычи меха норки. Оно меня неприятно поразило. Нет, замученные животные мне сниться не стали, но я поняла, что больше не хочу и не могу носить на себе животный мех. Выбор альтернативных искусственных вариантов на российском рынке тогда был катастрофически мал и совсем не радовал, поэтому я решила реализовать юношеские амбиции стать дизайнером. Нарисовала эскизы, нашла склады с искусственным мехом (на тот момент только белорусским) и занялась поиском швеи.

Это сейчас никого не удивляет миллионер, едва достигший совершеннолетия, а несколько лет назад студент со стартапом вызывал сочувствие и недопонимание, тем более девушка. Меня поддержал только друг, который впоследствии стал моим молодым человеком: на занятые у родителей 60 000 рублей мы приобрели все необходимые материалы и отшили первую модель — так была запущена марка Only Me. Процесс начал набирать сумасшедшую скорость — появились новые идеи, пошли массовые заказы. А потом меня почти на месяц поставили на паузу. Я впала в кому.

  • Маша в 2011 году 

Мы ехали из кино, и в нас врезался пьяный водитель «Тойоты». Он погиб на месте, мой парень, слава Богу, не пострадал. Скорую помощь вызвал проезжающий мимо человек, которого я так никогда и не видела, но именно благодаря ему осталась жива. В тот вечер возлюбленный забрал из моей квартиры все лекала, удалил меня из группы «Вконтакте» и полностью перевел работу нашего бренда на себя, не боясь последствий, — ведь мы не успели юридически зарегистрировать фирму. Хотя, может, он просто подумал, что я не выживу. 

Мама нашла меня случайно по месту аварии — я не отвечала на звонки, она стала беспокоиться и решила проехать по нашему маршруту. В реанимацию меня везли с травмами, не совместимыми с жизнью, — 6 переломами, сильным левосторонним инсультом и черепно-мозговой травмой. В коме я провела 23 дня.

  • Маша после аварии в 2011 году 

Очнувшись, осталась без всего — без возможности двигаться, говорить, заниматься любимым делом. Рядом больше не было любимого человека. Все пришлось начинать сначала. Например, разговаривать я стала только через полтора месяца, а потом постепенно начала вставать на ноги. Было страшно, временами невыносимо тяжело.

Как только я смогла ходить без костылей, решила сделать свой бизнес заново. Первым толчком к действию было чувство несправедливости и желание доказать, что со мной поступили неправильно. Но «остыв», поняла, что хочу все сделать иначе. Моя прежняя компания двигалась не по тому пути, как я представляла себе изначально. Рынок уже изменился, а мы — то есть они — не успели подстроиться. Теперь у меня появился опыт, знания и желание транслировать идею сохранения и важности жизни. Спустя 9 месяцев после аварии началась история ANSE — марки для людей, которым не все равно, что носить.

Название я позаимствовала у английского слова «answer» («ответ») и вложила в него двойной смысл. Во-первых, ANSE — это, в первую очередь, ответ человека на истребление животных ради красоты. А во-вторых, мой личный отклик жизненным реалиям, которые произошли со мной в 2011 году.

  • Мария в шубе ANSE в 2017 году 

  • Маша с мамой

  • Мария в шубе ANSE в 2016 году

  • Мария в шубе ANSE в 2016 году 

Строить новую компанию сложно. Оборотных средств не было, приходилось сильно экономить даже на том, чтобы купить материал или отшить коллекцию. Мне очень помогли родители, которые поддержали идею и встали во главе производства, но даже после этого случалась масса проблем. Я долго размышляла, анализировала, пока не поняла, что они шли прежде всего из неправильных промо-кампейнов. Мы выбирали на съемки образы, которые не были близки нашей целевой аудитории, образы, которые ничего им не говорили. Плюс, мы сразу поставили высокую планку в работе с поставщиками и держим ее по сегодняшний день — еженедельно, даже во внесезонный период, дорабатываем и изменяем наши артикулы меха, чтобы предлагать лучшие отечественные эко-шубы. 

Сегодня у компании есть свое производство и склад площадью в 100 м2: в штате трудятся портные, конструкторы, специалисты по работе с клиентами, рекламе и продвижению. Есть также свои стилист, фотограф, видеооператор и модели. Дизайном по-прежнему я занимаюсь самостоятельно. Оборот ANSE составляет около 85 млн рублей в год, за сезон мы продаем почти 5 тысяч изделий, наши филиалы открыты в Москве, Перми и Калининграде. Но все это, конечно, не про деньги. Каждая приобретенная у нас вещь — это десятки и сотни спасенных животных. И я горжусь, что ради наших шуб многие стали продавать свои натуральные. 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также