Как перевозят шедевры мирового искусства для выставок в музеях?

Как перевозят мировые произведения искусства для выставок в другие страны, кто занимается их упаковкой и что случится, если многомиллионный экспонат украдут или испортят — мы поговорили со страховщиками и представителями музея Фаберже, где недавно открылась одна из самых ожидаемых экспозиций года «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса».

Как правило, полотна за миллионы долларов начинают готовить к перевозке за несколько месяцев: их проверяют, составляют подробный отчет об их состоянии, проводят работы по консервации, при необходимости укрепляют слой краски. Потом для них готовят специальную упаковку, предназначенную для конкретного способа перевозки. Как рассказывает Роман Такер, заместитель директора Музея Фаберже, для их выставки «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса» несколько картин прилетели на самолете из Сингапура, а основная часть коллекции приехала в Петербург на грузовиках из Парижа.

У всех, даже частных коллекций, есть свои кураторы и хранители. Они отвечают за сохранность картин во время упаковки, перевозки, распаковки, монтажа и демонтажа. В музейном мире существуют общепринятые стандарты, по которым осуществляется работа с картинами, и музей обязуется их выполнять. Например, строго прописаны нормы температуры и влажности. Для живописи очень важно соблюдение этих параметров и не позволителен их резкий перепад. Поэтому после прибытия в музей работы остаются в ящиках для акклиматизации минимум на сутки в тех помещениях, где они будут выставляться.

Упаковкой и транспортировкой картин занимаются компании, специализирующиеся на перевозке предметов культуры. Музей Фаберже, например, сотрудничает с компанией «Хепри» — она же уже 20 лет возит полотна в Государственный Эрмитаж. Они используют специально предназначенные для перевозки искусства грузовики, которые имеют необходимую мягкую подвеску и систему климат-контроля.

Все передвижные выставочные проекты обязательно страхуются. Так отправляющая сторона сможет возместить стоимость утерянных ценностей, а принимающая ограничит финансовые риски. Страховая стоимость коллекции Модильяни и Сутина — несколько сотен миллионов долларов (точные цифры музей не разглашает). Одному страховщику это не под силу: в таких случаях к делу подключается целый синдикат. Причем синдикат, страхующий основную коллекцию музея, в этот раз свои услуги предоставить не смог — их риск превышал бы миллиард долларов.

В условиях страхования прописан ряд жестких требований к безопасности, перевозке, охране, пожарной сигнализации и видеонаблюдению. Например, в грузовиках обязательно должны быть два водителя, а сопровождает их вооруженная охрана и курьер от направляющей стороны. Он контролирует весь процесс, присутствует при погрузках и разгрузках и даже имеет доступ на перрон аэродрома.

В истории музея Фаберже никогда не случалось, чтобы предметы искусства пропадали, но в мировой практике таких примеров немало. Сейчас в розыске находятся около 500 работ Пабло Пикассо, столько же – Ван Гога, 250 полотен Марка Шагала и 200 – Ренуара. Множество произведений погибло от рук вандалов или при пожарах. Во всех этих случаях владельцы экспонатов несли огромные убытки.

Обычно, если произведения повреждаются, отправляющая сторона разрешает проводить работы, направленные только на стабилизацию дефектов, а непосредственно реставрацию проводят специалисты уже при возврате картины. Примеров с повреждениями тоже немало. Несколько лет назад один российский музей вывозил во Францию балетные костюмы, а вернулись они проеденные молью. Из Германии после показа домой прибыла работа, дыру в которой проделали мыши. Эти убытки возмещали страховщики.

В случае с современным искусством главная опасность – не воры, а обычные уборщицы. Например, в 2011 году сотрудница дортмундского музея Ostwall, сама того не желая, испортила работу известнейшего германского художника Мартина Киппенбергера (около 955 тысяч долларов). Она просто отчистила тазик с имитацией осадка, остающегося после высыхания воды. Старательный клинер заправил кровать Трейси Эмин (работа «Моя кровать», которая оценивалась примерно в 150 тыс. долларов) и убрал беспорядок вокруг нее.

В штате музеев есть хранители, ответственные за сохранность предметов на время выставки. Они следят за температурно-влажностным режимом, наблюдают за состоянием картин, ведут документацию и составляют отчёты, а состояние при получении и отправке оценивает приглашенный реставратор.

Таможенный досмотр картин проходит прямо в музее. Для этого в нем создается временная таможенная зона, а все оформление занимает не больше одного дня.

Текст: Илья Каминский

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также