«Мой парень — придурок»: Как мы врем Facebook и открываем всю правду Google

Петербург посетил специалист по обработке, анализу и хранению Big data, автор бестселлера «Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас все» Сет Стивенс-Давидовиц. Он рассказал, как по запросам в Google определить число гомосексуалов в стране и почему информация о нас в Facebook — сплошное вранье.

Раньше, если мы хотели узнать, что думают другие, то проводили социологические опросы. Но люди в них всегда врут. Они никогда не говорят, что на самом деле думают, так как стараются впечатлить интервьюера. Если вы спросите, голосовали ли люди на выборах, более 50% солгут и скажут, что голосовали. Потому что им хочется думать, что они хорошие граждане. У меня есть любимый пример: если вы спросите у людей, как часто у них бывает секс, то женщины скажут, что секс у них бывает примерно раз в неделю, и в 20% случаев они используют презервативы. То есть это примерно 1,1 млрд презервативов ежегодно. Но если вы зададите гетеросексуальным мужчинам тот же вопрос, то услышите совершенно другой ответ. В итоге получится, что они используют около 1,6 млрд презервативов в год. Цифры не совпадают, хотя должны быть примерно равными. И это значит, что кто-то обманывает. Кто же говорит правду: мужчины или женщины? Ответ: никто. Потому что только около 600 млн презервативов производится каждый год. Поэтому о сексе врут определенно все.

Сегодня появился новый метод понять, что на самом деле думают люди. Это исследования поисковых запросов Google. Я не утверждаю, что социальные опросы сейчас не имеют смысла. Из них можно почерпнуть много полезных вещей, но нужно быть осторожными и помнить, что доля «неправды» может быть велика. С поисковиком люди намного более честны и спрашивают у него то, о чем действительно думают. Например, запросов о порно намного больше, чем о погоде. Но если вы спросите напрямую, мало кто признается, что на самом деле смотрит порно. По запросам можно узнать много всего, например, использовать историю запросов, чтобы предсказать, есть ли у человека суицидальные мысли. Люди спрашивают у Google, а не у знакомых, как совершить самоубийство. 

С помощью запросов можно попробовать предсказать результаты выборов. На последних выборах в США было жесткое соперничество между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. Как вы думаете, сколько людей думало, что Клинтон победит? Большинство. Все социальные опросы говорили в ее пользу. В Google вы можете видеть одну из причин, почему она проиграла — люди, которые ее поддерживали, не пришли голосовать. По запросам в поисковик можно наблюдать, что в тех регионах, где у нее была большая поддержка, был очень низкий уровень запросов по типу «Как голосовать?», «Где голосовать?». Из этого можно сделать вывод, что ее избиратели просто не пришли на выборы.


В соцсетях девушки делают посты с заголовками «Мой муж — самый лучший», а Google жалуются — «Мой муж — придурок».

Также с помощью этих исследований можно определять уровень расизма. В США никто никогда не признается, что он – расист. Однако Google сделали исследование, где можно посмотреть, в каких штатах шутки про «black people» искали в поисковике чаще, а в каких реже. Кстати, уровень расизма был высок в тех штатах, где поддерживали Дональда Трампа. Многие его сторонники конечно же не любили Барака Обаму — им не нравилось, что афроамериканец стал президентом США.

Я исследовал Big Data, но это неоднозначная информация. Потому что с Google люди действительно делятся своими чувствами и ощущениями, но на Facebook люди часто лгут. Они часто хвалятся перед своими друзьями. Приведу в пример сравнение двух американских журналов: серьезного интеллектуального «The Atlantic» и желтого таблоида о звездах «National Enquirer». Согласно информации о реальных покупках, «National Enquirer» приобретают в 3 раза чаще, чем «The Atlantic». Но на Facebook ситуация совсем другая: в своих профилях люди в 45 раз чаще указывают, что читают серьезный журнал «The Atlantic», чем тот же «National Enquirer». Все хотят выглядеть в глазах друзей более серьезно. 

Я сравнил, как женщины описывают своих мужей в соцсетях и какие вопросы задают поисковику. В Facebook и Instagram в заголовках постов на тему «Мой муж…» чаще всего встречались фразы «Мой муж самый лучший», «Мой муж мой самый лучший друг», «Мой муж потрясающий», «Мой муж такой милый». Но гуглили женщины другие вещи. Иногда люди действительно пишут, что «Мой муж потрясающий», но в то же время ищут: «Мой муж гей», «Мой муж придурок», «Мой муж меня раздражает», «Мой муж скучный». Так что на Facebook мы видим одну сторону, а в Google — совсем другую. Все лгут!

У лжи есть определенная ценность, не лгать — невозможно. Коммуникация между людьми — это социальная игра. Но ложь бывает разная. Хорошая: сказать жене, что ее новое платье прекрасно на ней смотрится, хоть оно вам и не очень нравится. Но есть и плохая ложь, которая может влиять на судьбы людей, например, ложь о своем здоровье или о голосовании. 

Во многих странах очень малое число людей готовы признаться, что они — геи. Мне было интересно проверить регионы, где люди довольно редко рассказывают о своей нетрадиционной ориентации. Действительно ли геев мало в тех странах мира, где это не считается нормой? Однако уровень запросов по гей-порно абсолютно одинаков во всех уголках мира. И даже там, где люди стесняются или боятся об этом говорить. Если судить по данным запросов, гомосексуальность встречается среди 5% мужчин. Если вы встречаетесь с молодым человеком, будьте готовы, что он может оказаться именно в этих 5%.


Если вы из любопытства ищите что-то про насилие, наркотики и секс, лучше используйте VPN!

В странах Южной Америки «секс» и «порно» – это самые популярные запросы. Во многих странах интересуются проблемами здоровья и расизма, но в России люди интересуются приватностью и политикой. И не только внутренней, ведь один из самых популярных запросов у русских это «Дональд Трамп».

В поисковиках часто встречаются запросы по поводу убийств или насилия. Но в большинстве своем все они происходят из-за любопытства. Например, журналист из решил посмотреть способы совершения убийства, но это не значит, что он действительно хочет его совершить. Поэтому нельзя класть всех под одну гребенку и открывать такие данные для всех, в том числе для правительственных организаций.

Самые популярные вопросы, который задают мне в России: «Как нам защититься от «Большого брата?», «Как можно скрыть свои данные?». Мне кажется, людям просто нужно быть более осмотрительными. Во-первых, если ищите что-то, что может привлечь к вам внимание, то используйте режимы VPN или инкогнито. Раньше я тоже совершенно спокойно забивал в поисковик все, что мне приходило в голову. Но потом Эдвард Сноуден рассказал, что правительство Соединенных Штатов следит за людьми в социальных сетях, проверяет историю запросов, и я стал пользоваться безопасным режимом. Мне не хочется расплачиваться за свое любопытство. И вам советую об этом задуматься. 

Текст: Анастасия Божанова.

Катерина Резникова,
Комментарии

Наши проекты