Что происходит с Telegram после 2 месяцев блокировки? Рассказывают авторы Mash, «Караульного» и «Лентача»

Ровно два месяца назад в России начали блокировать Telegram. Мы решили узнать у авторов популярных каналов мессенджера, как запрет отразился на количестве пользователей и собираются ли они переходить на другие площадки.

«Мастриды», «Маствотч»Slang Bang! / Слэнг Бэнг!

О блокировке Telegram говорили целый год – если у меня и были какие-то страхи и переживания, то к апрелю уже перегорел и смирился. Я понимал, что угроза реальна, вопрос был только в том, перейдут ли мои читатели на прокси и VPN. Тогда я еще не знал, что борьба мессенджера с Роскомнадзором будет настолько эффективной, что они и не понадобятся. Рад и приятно удивлен – респект команде Дурова.

В своем канале я пропагандирую ценности анархизма и нонконформизма, поэтому много писал о свободе в интернете: нельзя позволять государству контролировать себя и необходимо пользоваться анонимайзерами. Так что мои подписчики были подготовлены.

В самом начале блокировки на волне хайпа количество просмотров только выросло. Роскомнадзор тогда рапортовал, что Telegram деградирует, но это ложь. Сейчас просмотры немного просели, но, мне кажется, это связано с сезоном – люди уезжают в отпуска, больше гуляют и меньше времени тратят на интернет. Моя аудитория остается со мной, и даже если у ведомства получится заблокировать мессенджер, мне бояться нечего – мои подписчики готовы обходить ограничения, чтобы читать качественный контент без государственной цензуры. Telegram-каналы сейчас – самые свободные медиа, никто не может сказать их авторам, что им делать.

Я постепенно начинаю работать и на других площадках: на прошлой неделе вышел мой фильм «Баттл» о русском баттл-репе, суммарно он набрал 2 миллиона просмотров. Не то чтобы я готовлюсь к закрытию Telegram, скорее хотел охватить еще и аудиторию YouTube и попробовать себя в производстве видео.

Артем Колпаков, «Лентач»

Когда мы узнали о блокировке Telegram, отреагировали с небольшим опасением. Если бы у Роскомнадзора руки оказались нормальными, мессенджер был бы недоступен. К счастью, опасения не оправдались.

Политику канала мы немного изменили — стали активнее освещать действия ведомства (практически всегда провальные). Инфоповод нужно было отрабатывать, и мы делали это с удовольствием.

Количество просмотров и подписчиков у нас продолжает увеличиваться. Недавно рост замедлился, но мы связываем это скорее с нашими экспериментами по развитию канала, чем с действиями Роскомнадзора.

Дальнейшей блокировки мы не боимся — даже моя мама в свои 55 лет спокойно продолжает пользоваться Telegram. Если она нашла способ, то смогут и остальные — вернее, уже нашли.

Перемещение активности из Telegram на другие платформы мы даже не рассматривали — во-первых, и так представлены в других соцсетях, а во-вторых, не верим в то, что РКН удастся добиться успеха.

Никита Могутин, Mash

Новость о блокировке два месяца назад не стала для нас ни сюрпризом, ни откровением — все к этому шло. Мы были внутренне готовы к подобному, как оказалось, и наши подписчики тоже.

Количество просмотров снизилось, это видно по графикам, но некритично — процентов на 15. Отвалились те, кто устал от сложностей с подключением или не осилил VPN и прокси. Сейчас темпы падения остановились, все стабилизировалось: мы пишем, люди читают, реклама продается.

Мы никогда не держали все яйца в одной корзине, продумывали альтернативы и работали над ними. Если флагман под ударом, значит надо шевелить задницей активнее, это же отлично.

«Караульный»

К новости о блокировке мы отнеслись с тревогой. Технически про VPN мы знали, но подготовиться в полном смысле слова было невозможно — мы же не предполагали, что точно сделает Роскомнадзор. Впрочем, его сотрудники тоже этого не знали.

Сначала просмотры упали на 10-15%. Мы приняли меры: увеличили число каналов, упоминаемых в ленте, то есть стали отыгрывать рынок, продвигая новые проекты. У нас также стало больше ситуативных постов про IT. Тогда число подписчиков выросло на несколько тысяч: помог взаимный пиар и «протестные установки» — под влиянием новостей мессенджером начали пользоваться те, кто раньше вообще о нем не слышал. Сейчас просмотры выровнялись.

Технически существенно уменьшить количество пользователей Telegram сложно, но возможно. Но нам кажется, что у Роскомнадзора нет такой задачи — они скорее хотят получить ключи, а не наказать аудиторию.

Мы будем развиваться вне зависимости от блокировок: сейчас у нас есть два предложения от крупных медиахолдингов, мы ведем переговоры. Правда, это не касается соцсетей.

Михаил Кафанов, «Интересные статьи»

Блокировка меня не пугала: изначально было ясно, что технически подкованные пользователи ее легко обойдут, а именно они составляют ядерную аудиторию канала.

Единственное изменение в редакционную политику, которое привнесла блокировка — наш отказ от сокращенных ссылок, которые попали под ковровые бомбардировки IP-адресов. Это удар по аналитике проекта, но не по удобству для читателей.

За последние два месяца количество просмотров упало процентов на 15, рост замедлился, но это не кажется большой проблемой. Интересующиеся рассылкой пользователи просто перебрались в другие соцсети.

Ситуация, конечно, не помогает находить новую аудиторию, но уже существующая все еще очень интересна как для медиа, так и для рекламодателей, поэтому поводов для грусти нет.

К тому же, «Интересные статьи» есть на десятке других платформ с первых месяцев существования. Этот же путь все чаще рассматривают другие базирующиеся в Telegram проекты.

Павел Федоров, «Паша и его прокрастинация»

Когда я узнал о блокировке, был очень зол, но при этом готов — это уже не первая попытка Роскомнадзора.

За числом просмотров я не следил, но заметил, что рост стал медленнее. Раньше количество подписчиков увеличивалось на тысячу в месяц органически, а теперь его приходится подпитывать.

Уменьшения числа пользователей Telegram я не боюсь — вооружен тот, кто начал запасать консервы заранее. Например, к моменту блокировки у меня уже больше года было сообщество «ВКонтакте». Оно постепенно увеличивается, его даже дважды отмечали огнем Прометея — это особая отметка, которую получают авторы качественного контента. Сейчас в нем 7 тысяч подписчиков.

Плюс еще до апреля я начал разработку издания на отдельном сайте: сейчас разбираюсь с редполитикой и привлекаю авторов. Я пробовал ICQ: попал на витрину, набрал пару тысяч подписчиков, там прикольно, но не более того. «ТамТам» не зашел — странная штука. Есть сообщество в Facebook, но увеличивать группу там я не умею.

«Протестный Петербург»

Когда мы читали новости о том, что в России могут заблокировать Telegram, думали, что это игра и до реальных действий вряд ли дойдет. Часть нашей команды была обескуражена, но мы хотели верить в лучшее и старались не думать о том, насколько далеко в нашей стране может зайти ФСБ.

Мы знаем, что такое VPN и как им пользоваться, проблем с доступом нет. Это единственная позитивная деталь в этой истории – люди стали более грамотными в вопросе обхода блокировок в интернете.

Хотя цензура запрещена конституцией, с каждым годом ситуация становится хуже – нашему правительству необходимо держать под контролем абсолютно все. В Telegram это невозможно: там много независимых каналов, которые никак не цензурируются. Власти готовы пожертвовать провластными каналами – а в Telegram их больше, чем независимых – ради того, чтобы перекрыть кислород тем, кто недоволен событиями, происходящими в России.

Речи о корректировке политики канала или ухода из Telegram быть не может. Мы создавали канал анонимным, так как говорить правду в нашей стране опасно. Другая платформа не может обеспечить нам инкогнито, поэтому мы продолжаем пользоваться мессенджером Дурова, это единственная наша площадка. Альтернативные развивать не собираемся, это принципиальный момент. К действиям Роскомнадзора мы не можем относиться серьезно – их попытки что-то ограничить еще не заканчивались удачно.

Значительных изменений охвата и количества пользователей мы не заметили. Но даже если оно уменьшится, это нас не испугает: мы ведем канал не ради цифр, а для того, чтобы люди имели представление о том, что происходит в городе, стране и развивали активную гражданскую позицию.

Михаил Крайнов, «Советский Ленинград»

До последнего я был уверен, что до блокировки Telegram дело не дойдет. Первой моей реакцией был пост в «Советском Ленинграде» с фотографией и текстом «Печальные граждане и вид на Дворцовую площадь, 1966 год. Фотограф Георг Одднер. До блокировки «Телеграма» в России остается 52 года». За это время прокси не использовал, все работает прекрасно, были только временные подтормаживания.

Ни о какой корректировке политики канала даже не думал. Кроме упомянутого поста к теме ни разу не возвращался, не публиковал списков прокси-серверов, не делился инструкциями обхода.

Я не слежу за количеством просмотров публикаций, а уж тем более за репостами или упоминаниями, не гонюсь за цифрами, не публикую рекламу и не продвигаю себя в других каналах. За время блокировки с 2700 человек количество подписчиков увеличилось до 6200 и продолжает расти. Сейчас мне каждый день приходят уведомления, что кто-то из моих знакомых подключился к Telegram, так что планов переходить на другие платформы у меня нет.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Новости партнеров