Почему феминистки не защищают права всех людей? Так заложено в культуре? А как же обезьяны? Ответы на стыдные вопросы о феминизме

В издательстве «Бомбора» вышло эссе нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи, автора бестселлера «Американха», We should all be feminists. «Собака.ru» публикует отрывок из него – о том, почему люди так не любят говорить о гендерных вопросах и почему доводы о «естественном» положении женщин сегодня не имеют смысла.

Разговоры о гендерном равноправии нелегки. Они заставляют людей чувствовать неудобство, иногда даже раздражение. И мужчины, и женщины не желают говорить о гендерных проблемах или быстро опускают проблемы пола. Потому что думать об изменении статуса-кво всегда неудобно.

Некоторые люди спрашивают: «Почему именно слово «феминистка»? Почему бы просто не сказать, что ты веришь в права человека или что-то подобное?» Потому что это было бы нечестно. Феминизм — это, конечно, часть человеческого права, но не следует использовать общее выражение прав человека, чтобы отрицать специфическую и конкретную проблему пола. Это был бы способ сделать вид, что вовсе не женщины на протяжении веков были исключены из многих сфер жизни. Это было бы способом отрицать, что проблема гендера нацелена на женщин. Проблема касается не просто человека, а конкретно человека женского пола. На протяжении веков мир делил людей на две группы, а затем исключал и угнетал одну из них. Справедливо, что решить проблему можно, только признав ее.

Некоторые мужчины боятся идеи феминизма. Ощущение небезопасности возникает, я думаю, из-за того, что мальчики так воспитываются, что их чувство собственного достоинства уменьшается, если они не несут «природные» обязанности мужчин.

Другие мужчины могут ответить так: хорошо, это интересно, но я так не думаю. Я даже не думаю о гендерных вопросах. Может и нет. И это часть проблемы. То, что множество мужчин не размышляют о гендерной проблематике и не замечают гендер. То, что множество мужчин скажут, как это сделал мой друг Луис, что некоторые вещи в прошлом были ужасны, но сейчас-то все хорошо. И множество мужчин ничего не изменят. Если вы мужчина, вы идете в ресторан с подругой и официант приветствует только вас, почему вам не придет в голову спросить: «Почему вы не приветствуете ее?». Мужчины должны говорить во всех этих якобы прошлых ситуациях. Поскольку тема гендера может быть неудобной, есть простые способы закрыть этот разговор.


Не культура делает людей. Люди делают культуру.

Некоторые люди приводят в аргумент эволюционную биологию и обезьян, где самки подчиняются самцам. Но дело в том, что мы не обезьяны. Обезьяны также живут на деревьях и едят дождевых червей. Мы — нет.

Некоторые люди скажут: «Хорошо, вообще-то бедным мужчинам тоже бывает тяжко». Бывает. Но это не то, о чем мы говорим. Гендер и классовое деление — разные вещи. Бедные люди по-прежнему имеют привилегии быть мужчинами, даже если у них нет привилегий быть богатыми. Я много узнала о системах угнетения и о том, как они могут быть слепы друг к другу, разговаривая с чернокожими мужчинами. Я когда-то говорила о проблемах пола, и мужчина сказал мне: «Почему ты говоришь, что «мой опыт как женщины»? Почему не «опыт человека»?» Этот тип вопроса — способ замалчивания индивидуального опыта людей. Конечно, я человек, но есть вещи, которые случаются со мной в мире только потому, что я женщина. Этот же человек, кстати, часто говорил о своем опыте, как опыте темнокожего человека. (На что я, вероятно, должна была ответить: «Почему не «опыт мужчины» или «опыт человека»? Почему именно как «опыт темнокожего?»)

Итак, нет, этот разговор касается пола. Некоторые люди скажут: «О, но у женщин есть реальная сила: тайная сила. (Это нигерийское выражение для женщины, которая использует сексуальность, чтобы получать расположение мужчин.) Но тайная сила не имеет ничего общего с властью, потому что женщина с тайной силой на самом деле не властная; у нее просто хороший метод манипулировать действиями других людей. Но что случится, если у мужчины плохое настроение, болезнь или же он импотент?

Некоторые люди скажут, что женщины должны подчиняться мужчинам, потому что это соответствует нашей культуре. Но культура постоянно меняется. У меня есть красивые племянницы-близняшки, которым пятнадцать. Если бы они родились сто лет назад, их бы отобрали и убили. Поскольку сто лет назад культура игбо считала рождение близнецов злым предзнаменованием. Сегодня эта практика невообразима для всех людей ибго.

В чем смысл культуры? Культурные функции в конечном счете обеспечивают сохранение и преемственность народа. В моей семье, когда я была ребенком, меня больше всего интересовала история о том, кто мы такие, наши родовые земли, наши традиции. Мои братья не так сильно интересовались всем этим. Но я не могла участвовать в собраниях, потому что в культуре игбо привилегированы только мужчины и только мужчины-члены большой семьи могут присутствовать на собрании, где принимаются важные семейные решения. Так что несмотря на то, что я больше всего интересуюсь этими вещами, я не могу присутствовать на семейном совете. Я не могу официально говорить. Потому что я женщина.

Не культура делает людей. Люди делают культуру. И если действительно весь человеческий род женщин не является нашей культурой, то мы должны и можем это изменить.

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты