Даниил Иванов

 С П О Р Т 

Даниил Иванов

Пожалуй, большинству людей, никак не относящихся к тольяттинскому клубу «Мега-Лада», его имя покажется незнакомым. Однако даже «Википедия» знает: именно Даниил делает так, что за границей русских мотогонщиков боятся и уважают. В марте 2014 года Иванов во второй раз стал чемпионом мира по мотогонкам на льду.

 


 

У меня не было выбора, становиться мотоциклистом или нет. Мотокроссом в молодости увлекался папа — гонялся на «Уралах» с колясками. Потом, когда моему старшему брату исполнилось восемь, отец отдал и его в мотокросс. Мне на тот момент был год. В семь я сел на детский мопед. 

Наша команда — это в буквальном смысле одна семья. Папа — тренер, брат — менеджер команды.

Другой жизни, без мотоцикла, я себе не представляю. Так что межсезонье — самое скучное время для меня.

Почему я стал чемпионом мира? Я очень хотел этого и думал, что если не получится сегодня, сделаю это завтра. С тех пор, как я начал заниматься ледовыми гонками и до момента, когда впервые завоевал чемпионство, прошло четырнадцать лет.

Чемпионат мира — самая престижная гонка. Но самая сложная — чемпионат России. Это потому, что на чемпионате мира против тебя выступают всего четверо русских, а на родине —пятнадцать. Русские в спидвее самые сильные.

У меня нет каких-то долгосрочных целей. Все просто — нужно всегда выигрывать. Я буду делать это, сколько смогу, а когда почувствую, что начинаю сдавать позиции, тогда и подумаю, чем заниматься.

Главная моя победа — это семья: жена и дочка. Трофеи, титулы и чемпионство лишь приятное дополнение.

В спидвее нет легких побед. Помню, однажды я упал с мотоцикла на завершающем этапе чемпионата России. Ушибся я тогда сильно. Поочкам выходило так, что необходим был перезаезд за первое-второе места в общем зачете. Пришли доктора из скорой, обкололи меня всего обезболивающими, я сел и поехал. В итоге занял первое место.

Самое важное в моем спорте — любить свой мотоцикл и то, чем занимаешься. Навыки придут с опытом.

Большинство российских спортсменов делают колеса сами. Мы используем резину, которую уже почти как тридцать лет перестали выпускать. Ее делал завод «Барум», в 1980-е годы он развалился, но резина по-прежнему кое-где осталась. Так и ходим, собираем эти баллоны: тут один, там один. Есть современные аналоги, но русские гонщики едут на старом «Баруме». Одно колесо стоит пятьсот евро.

В начале карьеры я ни о чем особо не думал и катался просто для себя.

За этот год у меня не было ни одного технического схода. Это полностью заслуга команды. 

 


  • Автор: Niky Ternovsky
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме