Фонд «Вместе»

 Н А У К А  И  Ж И З Н Ь 

Фонд «Вместе»

Уже три года каждый четверг в детском онкологическом отделении Самарской областной клинической больницы имени Михаила Калинина слышен звонкий смех — Константин Михайлин и Эльмира Амирова из благотворительного фонда «Вместе» вместе с добровольцами проводят сеансы смехотерапии для потерявших надежду взрослых и больных малышей. Кроме прочего, они собирают помощь для тех, кто попал в трудную жизненную ситуацию, посещают детский дом, а в этом году запустили новый проект — «Молодежь на перепутье»: ведут со школьниками диалоги о дружбе и любви.

 

 

С чего все началось?

Константин Михайлин: Я знал ребят, которые раньше занимались подобным в Тольятти. Стал искать компаньона и неожиданно для меня Эльмира изъявила желание, хотя раньше детьми не занималась. Теперь мы — команда.

Есть ли детки, с которыми у вас установился личный контакт?

Эльмира Амирова: Есть те, кто лежит в отделении все три года, что мы занимаемся смехотерапией. Они уже ждут нас. Один мальчик, редко бывает в больнице, но когда он там, всегда с нетерпением ждет четверга и нашего выступления. Однажды он спрятался за дверью и в шутку напугал нас. Катюша, которой уже восемнадцать и которую перевели во взрослую онкологию, участвует с нами в акциях вместе со своей мамой — покупает детям подарки. Есть и другие детки, с которыми мы общаемся постоянно.

Я так поняла, есть обратная связь от детей?

Эльмира: Да! Кирюша, например, не просто нас ждет, а готовится — переодевается в костюмы,

активно участвует в процессе.

Константин: Детям нравится, им интересно.

Вы ходите к детям каждый четверг, не взирая на погоду, ваше настроение?

Эльмира: Единственная причина, по которой мы можем не пойти, — болезнь.

А если все-таки плохое настроение? Улучшается после визита к детям?

(Хором): На сто процентов!

Эльмира: У детей такая жажда общения, что они ходят за нами из палаты в палату.

Константин: Больница — единственное место, где невозможно не отключиться от всех внешних проблем и не сосредоточиться на детях. Ты понимаешь свою ответственность перед ними, отбрасываешь все, входишь в образ и вселишь детей. Это своего рода релаксация и для нас тоже.

Эльмира: От детей получаешь даже больше, чем отдаешь сам. Они абсолютно искренни в проявлении своих эмоций. Но и их тоже не обманешь: они чувствуют твой настрой. Мы отталкиваемся от их настроения, строим все вокруг них. Бывает, сидит малыш после химиотерапии, на гормонах: может расплакаться или, наоборот, засмеяться, а может вообще не разговаривать. Тут важно выстроить с ним контакт.

Какие цели вы ставили перед фондом? И чего удалось достичь, а что осталось не реализованным?

Константин: Цели глобальные — помочь людям, изменить их жизнь и хоть немного — наш город, внести радость в казалось бы безнадежные ситуации. В начале было очень тяжело: рассчитывали только на свои силы и финансы. Но прогресс есть, видны изменения. Кроме сеансов смехотерапии, мы еще ходим в детский дом по субботам -пока он один, но хотелось бы посещать их больше. Пока не нашлись люди, готовые брать на себя ответственность. Есть реабилитационно-адаптационный центр для людей, попавших в трудную ситуацию, — алкоголиков, наркоманов. Помимо этого, проводим различные акции и программы.

Эльмира: Сейчас читаем лекции в школах по программе «Молодежь на перепутье», где ведем диалоги о дружбе и любви. Эта деятельность сертифицирована. Мы нашли волонтеров, которые готовы идти в школы и читать эти программы от начала и до конца. Здорово, когда люди зажигаются. Еще мы занимаемся помощью малоимущим: передаем им вещи, канцтовары — все, что можем. Стараемся не обделить вниманием всех нуждающихся по мере возможностей. Недавно мама годовалого малыша, больного раком, написала нам письмо о том, какая апатия напала на нее, когда она услышала диагноз сына. В нем она благодарит нас за то, что мы дали ей силы бороться. Когда мы кого-то можем зарядить позитивом — это здорово. Это то, для чего мы работаем. Конечно, хотелось бы заниматься смехотерапией не только в онкологическом отделении, но и в других, но проблема в постоянстве. Мало кто готов заниматься этим на регулярной основе, а ведь дети привыкают к людям, которым открылись.

Как вы договариваетесь со школами о лекциях?

Эльмира: Часто люди находят нас сами. Недавно, например, позвонил учитель из школы номер 70, рассказал, что по теме «Необычная профессия XXI века» второклассник выбрал клоуна-смехотерапевта, просил помочь, рассказать о нашей деятельности. В результате мы как-то сработались. Преподаватели хотят проводить в этой школе занятия для старшеклассников, учить добру. Сейчас это вообще тенденция. Люди интересуются, как и для чего мы работаем, иногда хотят помочь кому-то, но не знают, как. Хотелось бы к этому привлечь и молодежь тоже.

Есть ли какие-то постоянные меценаты?

Константин: В нашем фонде есть специальный отдел, который обзванивает организации с призывом о помощи. Отклики есть, но в основном разовые. Некоторые помогают нам на постоянной основе, но, как правило, продукцией: шьют костюмы, дают шариками и прочее.

Эльмира: Финансовой поддержки, конечно, не хватает.

Константин: Нужно иногда хотя бы проезд клоуну оплатить, не говоря о зарплате. Ее у нас, конечно, нет.

То есть вся ваша деятельность добровольна?

Константин: Да, мы еще и вкладываемся в наше дело. Будем надеяться, что номинация на премию «ТОП 50» привлечет к вам внимание меценатов.

Эльмира: Мы планируем ехать в Москву на обучение смехотерапии, сейчас ищем средства на это мероприятие.

Разве вам есть, чему учиться?

Эльмира: Конечно. Мы уже ездили на подобные курсы повышения квалификации. Но то, что сейчас будет происходить в Москве, — совершенно новый уровень. И, конечно, хотелось бы обменяться опытом с профессионалами.

Как на вас отражается ваша деятельность? Чувствуете изменения в себе, ежедневно сталкиваясь с человеческим горем?

Эльмира: Я не отношусь к этим деткам, как больным — даже в сознании нет. Мы идем туда, чтобы раскрасить их жизнь, подарить радость. Для них это отдушина.

Возможно у вас самих сместились ценности?

Эльмира: Просто теперь у нас другое мерило несчастий. Когда мне жалуются друзья на свои беды, я просто предлагаю им прогуляться со мной до отделения онкологии, чтобы все встало на свои места. Пока мы сами в силах изменить ситуацию, это не несчастье. Настоящая проблема — когда болеет ребенок, и ни он, ни его родители ничего с этим поделать не могут. Остальное проходит.

На себя получается это примерять?

Константин: Тут помогает только вера в Бога. Молитва дает силы идти туда, вселять в людей надежду, радость.

Эльмира: Столько людей было до нас, которые просто не справились с задачей и сошли с дистанции. Не каждый может входить в палату с онкобольными и улыбаться. К нам по началу тоже относились с недоверием. И только с божьей помощью нам все удалось.

 

 

 


  • Автор: Niky Ternovsky
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме