Роберт Городецкий

Папа всех клоунов, как его зовет Вячеслав Полунин, и автор номера «Грустная канарейка» приехал из детства на фестиваль «Эксцентричная Самара» в качестве члена жюри и гест-стар.

 

Пытались пробовать себя в драматическом жанре?

 

Нет, я же картавлю. Зато меня приглашали в кино. Последний на сегодня фильм – «Питер FM». В самом начале ленты там бомж копается на свалке.

 

Так это были вы?

 

Да, меня сильно загримировали. Помню, когда снимали сцену, где я роюсь в мусоре, я вылил себе в рот контейнер с помоями, которые, разумеется, оказались припрятанным с обеда супом. Но знал об этом только я, поэтому съемки прекратились – вся группа рыдала от хохота. Кстати, заплатили тогда больше, чем обещали. «Питер FM» вообще мой любимый фильм. Еще я снимался у польского режиссера Збигнева Рыбчинского в короткометражке «Танго», которая взяла «Оскар». Снимали под Нью-Йорком, в Нью-Джерси. Збиг, как я его звал, хорошо ко мне относился, но все импровизации отметал и говорил, что «это не из моего фильма». (Смеется.) Однако, когда он получил награду, позвонил мне и поблагодарил за мой вклад в картину. Потом Рыбчинский попросил узнать, кто в России получает авторские за «Мастера и Маргариту», – хотел экранизировать и даже меня занять, но не вышло.

 

Как родные отнеслись к выбору профессии, когда вы решили стать артистом цирка?

 

Когда в двадцать лет я заявил о желании поступать в московское цирковое училище, папа выбросил мой паспорт. К слову, он служил художником в Театре комедии у режиссера Николая Акимова и в Театре музыкальной комедии. Отца я все-таки победил, но пришлось получить специальность чертежника-конструктора по сантехническим устройствам. Как бы странно ни прозвучало, но мне образование помогло: до сих пор все, что придумываю – реквизит и бутафорию, делаю своими руками.

 

Вам принес известность номер «Блю-Блю-Блю-Канари». Вас не уязвляет, что остальные не так запомнились?

 

Ну, это мой основной источник дохода. Я получаю авторские отчисления, на которые и живу. Другие клоуны его исполняют, но только Слава Полунин присылает каждый месяц тысячу евро. Между тем, когда исполняешь номер, надо указывать на афише авторство. Вот по телевизору Киркоров пел «Голубую канарейку» несколько раз. Я посылал к нему людей из российского авторского агентства, но бесполезно. Или вот фигурист Илья Авербух сделал номер, в начале которого три клоуна выезжают под ту же музыку. Я ему позвонил: мол, Илюша, работаете же на стадионах; ну напиши, что автор – Городецкий. Он мне ответил, что миниатюру ставил хореограф. Я говорю: «Сука ты!»

 

Вы много гастролировали. Случались приключения?

 

Когда во времена Союза труппа выезжала за границу, рядом всегда находились сопровождающие из КГБ. К труппе ленинградского цирка приставили пару из Москвы – Людмилу Павловну и переводчицу Наташу. Первая ходила и за всеми подглядывала, даже когда мой коллега увел в гримерную девушку, чтобы поговорить тет-а-тет. Так что когда американцы спрашивали, как дела, я отвечал: «O'

K.G. B». Все смеялись.

 

Почему некоторые дети боятся клоунов?

Могу сказать на примере моей внучки. Маленькой она увидела, как я гримировался. Ходила-ходила вокруг и наконец спросила, зачем же дедушка так страшно себя мажет. Однажды я выступал на Тбилисоба, и когда мы с приятелем Колей Терентьевым в гриме и костюмах возвращались в гостиницу, каждый мальчик считал своим долгом дать нам пинка под зад. Мы же не можем грубо ответить, потому что в образах добрых клоунов. Наконец Коля не выдержал, повернулся к одному и говорит: «Ты знаешь, а мне ведь больно». Дети притихли и задумались, ведь прежде им даже в голову не приходило, что клоун – ранимое существо.

 

Что вас больше всего ранит?

 

Когда зрители срывают мероприятие. Недавно проходил вечер памяти актера театра «Лицедеи» Феликса Агаджаняна, скончавшегося полтора года назад. Публика напилась и не дала мне высказаться, вспомнить Феликса. Помню, когда он умер, стояла жуткая жара, а я приехал попрощаться в крематорий во фраке, цилиндре и белых перчатках. Его мама была счастлива видеть, что сына провожают в такой торжественной обстановке.

 

Вынос: Детям и в голову не приходит, что клоун – ранимое существо

 

а еще важно знать, что: Роберт Городецкий работал в Ленинградской областной филармонии. Был эквилибристом на проволоке, вело-эквилибристом на одноколесных велосипедах, иллюзионистом, жонглером, но в итоге стал клоуном. С 1982 года Городецкий служит в клоун-мим-театре «Лицедеи». В 1991 году, после отъезда Вячеслава Полунина за границу, Роберт Городецкий возглавлял театр семь лет.

 

Текст: Илья Поляков

Фото: Настя Елисеева

 


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме