«Извращенец тот, у кого год не было секса»: Холина, Арзамасова, Чеснокова и Щеглов – о норме в сексе и духовных скрепах

Петербургский проект «Штаб культуры» искусствоведа Льва Львовича опубликовал специальный выпуск к 14 февраля. В разговоре о норме, половом образовании, полиамории и мифе об отношениях на всю жизнь приняли участие сексолог Лев Щеглов и секс-блогеры Арина ХолинаМария Арзамасова и Мария Чеснокова. «Собака.ru» записала самые интересные цитаты.

  • Арина Холина, Мария Чеснокова, Мария Арзамасова, Лев Львович

Есть ли в России культура секса?

Лев Щеглов: Культура секса – это базовые представления, которые, к сожалению, далеко не у каждого можно обнаружить, потому что русское национальное блюдо – это каша в голове.

Арина Холина: Люди знают, что есть половые органы, с помощью которых люди совокупляются, получают удовольствие и рожают детей. Но современного отношения нет, все очень примитивно, единственная формула – это потрахаться и выйти замуж.

Маша Арзамасова: У нас в принципе небольшой процент жителей страны обладают культурой, что говорить про секс, это табуированная тема, о нем в последнюю очередь думают. Научились бы в дверь правильно входить и выходить, а потом уже в другие места.

Что такое культура секса?

Чеснокова: Слышать партнера и говорить о своих желаниях.

Холина: Здесь влияет взаимный процесс. У нас женщина сейчас вроде все для себя захотела: независимости, борщи не варить, если она не кулинарный фанат, заниматься сексом с оргазмами. Но при этом она все еще считает, что мужчина должен платить в ресторане, патриархальные установки в девушках очень сильны. Все ищут себе мужчину чуть старше, чуть богаче, чтобы на него можно было опереться. Поэтому очень противоречивое состояние у мужчин, они не понимают, что от них хотят.

Женщины не знают, что такое быть на равных, не осознают, что это сильно влияет на секс, потому что мужчина тебя не использует, ты его тоже, у вас отношения ради удовольствия. Мужчина не затравлен патриархальными установками, он не считает, что кунилингус – это практически гомосексуализм. А для среднего русского мужчины ничего хуже гомосексулизма нет, кроме войны или апокалипсиса. Они сами больше интересуются сексом, потому что понимают, что нужно доставить женщине удовольствие, а не просто совокупиться и чаю попить. 

Что такое норма в сексе?

Щеглов: Норма – это дико трудный вопрос, который не решен даже в специальности. Раньше предполагали, что норма должна идти от морального императива. Мораль христианская, протестантская, советская, отсутствие морали – тоже мораль. Это очень быстро меняется – то, что в советские времена могло стать поводом для уголовного преследования, сегодня может быть частью программы для выдвижения в депутаты.

Была попытка заменить мораль статистикой: что чаще происходит, то и есть норма. Но это не работает, потому что статистика обслуживает мораль. К примеру, о сексе: для стран христианского влияния предполагается, что нормальная позиция – женщина снизу лицом верх, мужчина сверху лицом вниз. Эту позу называют миссионерской, потому что один из римских пап объявил, что только она человеческая, остальное скотское и животное, и отправились миссионеры по туземцам, обучать всему, и в том числе этой позиции. А на Востоке коленно-локтевое положение женщины наиболее нормальное, а миссионерская поза – уже чудеса акробатики.

Есть третий подход – системный, когда в качестве системы рассматривается партнерская пара. Далее выступают критерии немецкого института сексологии. Первое – это добровольность со стороны обоих, второе – социальная зрелость, взрослость согласно законам данной страны, третье – обязательное стремление к обоюдному удовлетворению, чтобы это не было использованием одним другого. Четвертое – не причинения ущерба здоровью. Пятое – учет общественного мнения. Потому что гармоничный добровольный контакт, происходящий на углу Невского и Литейного в 11 часов утра, задевает представления других людей о том, что они хотят видеть.

Холина: Норма – то, что тебе нравится или не нравится. Мне кажется, комплексы возникают из-за того, что ты пытаешься из общественных установок понять, что такое норма, и впихнуть себя в них.

Арзамасова: В сексуальной терапии есть такая практика: первое, что делает врач – дает тебе разрешение и, сказав человеку, что это нормально, облегчает его боль. По сути, все, что происходит между двумя взрослыми людьми, которые дают на это обоюдное согласие – нормально.

Холина: Мы сразу отметаем вещи, которые вредят другим людям: насилие, нарушение личных границ. Нормально все, что добровольно и приносит удовольствие обоим – даже если они ссут друг на друга. Раньше считалось, что такие люди извращенцы, да блин, у тебя секса не было год – это ты извращенец.

Арзамасова: Самый простой путь проверки тех или иных стереотипов – логика. Можно просто задать вопрос, почему для мужчины что-то нормально, а для женщины – нет? Тебе могут говорить, что женщины и мужчины от природы разные – это не так, и то что мужчины полигамны, а женщины нет – тоже полная ерунда, и природа это доказывает множеством примеров. Нет такого, что у женщин такие правила, а у мужчин другие. Все нормы индивидуальны.

Щеглов: То, что наше общество не принимает какие-то практики, для меня не так уж печально. Напрягает, когда  этому пытаются агрессивно препятствовать. Мне лично это может быть не по душе, но я никогда не буду этому препятствовать. В нашем обществе не так важны заблуждения, как излишняя агрессия. При всех разговорах о том, что Запад загнивает, на самом деле он задает вектор: от одежды до идей. Кто-то принимает это бездумно, кто-то с сомнениями, кто-то просто достает биту и хочет разрушить.

  • Лев Щеглов

  • Мария Чеснокова

Свободные отношения

Чеснокова: Для меня это хорошо, потому что это свобода. В целом, моногамия в классическом понимании не вписывается в мою картину мира, мне непонятно, как всю жизнь можно спать с одним человеком, а главное – зачем.

Арзамасова: История свободных отношений со стороны может показаться прекрасной, но на деле это невероятно сложно, потому что нужно уметь говорить и договариваться. Я знаю очень мало людей, которые на это способны. Зачастую все скатывается в обиды, обвинения и скандалы.

Чеснокова: Открытые отношения для всех очень разные, зависит от того, о чем вы договорились в вашей паре. Кто-то договаривается, что можно все, но не рассказывая, кто-то просит рассказать, кто-то говорит, можно все, но только вместе.

Мы с мужем решили, что у нас могут быть другие партнеры, и сейчас пришли к тому, что у меня есть один парень, а у него одна девушка. Мы знаем друг друга, можем вместе чая выпить. Измена в свободных отношениях тоже может быть – это когда ты соврал, не договорил, умолчал.

Половое воспитание детей

Чеснокова: Сексуальное образование должно начинаться практически с рождения, то есть ребенок должен знать про разницу полов, про правила нижнего белья, безопасность. И с каждым годом информация и вопросы добавляются. Это поможет снизить риски насилия и педофилии, потому что ребенок понимает свои границы. Многие девочки, которые сталкивались с насилием, просто не знали, что это ненормально.

  • Мария Арзамасова

  • Арина Холина

О духовных скрепах

Щеглов: Так как вы употребляете термин сегодняшнего дня – духовные скрепы – могу сказать, что я вообще не понимаю его смысла. Я думаю, что это имеет отношение к тому когнитивному диссонансу, который охватил сегодня почти всех нас. Духовные скрепы – это когда пионеры (есть же сегодня пионеры, которых коммунисты воспитывают) идут крестным ходом. На мой взгляд, это что-то близкое к маразму.

Я думаю, одна из важнейших битв, которая сегодня происходит и в умах людей, и в общественном сознании – это битва между теми, кто смотрит в будущее и теми, кто смотрит в прошлое. К сожалению, очень многие хотят идти вперед с головой, вывернутой назад, так не получится. Поэтому апелляция к прошлому бессмысленна: давайте тогда вернемся в пещеры, жестко разделим половые роли, мужчина должен будет бегать за мамонтом, а если он плохо бегает, пусть умрет, женщина должна его ждать – с большой грудью грандиозной, чтобы выкармливать, с громадным тазом, чтобы легко рожать. Для научного взгляда на жизнь это все уже ушедшее и бессмысленное.


Как и зачем говорить с детьми о сексе — объясняет Татьяна Никонова

Холина: Счастливое культурное сексуальное будущее нашей страны – значит быть спокойным по отношению к тому, как живут другие люди. Есть люди, которые верны друг другу, это их выбор, есть другие. Я не вижу проблемы в каком-то образе жизни, если он не лицемерный, если он делает человека счастливым.

Щеглов: Человек зачастую хочет жить мифами, и это не плохо. Но при этом, стоит помнить об идеях, но быть реалистом. Надо отдавать себе отчет, что жить а-ля духовными мифами «ни поцелуя без любви» не стоит, теоретически это может быть замечательно, но если это оценка, то весь человеческий род уже сгнил бы. Большинство людей проводили сексуальные эксперименты, а потом понимали, что никакой любви здесь не было – это просто гормоны, обстановка, ситуация. То есть я бы сказал так: стремиться надо к чистому, разумному, замечательному, но принимать то, что иногда есть эксперимент, признак взросления и работа гормональной системы, поиск, мы все регулярно ошибаемся. «Ни поцелуя без любви», «он у меня первый и на всю жизнь» – это замечательно, но это все-таки мифология. Стремиться к мифу нормально, но считать, что реальность должна быть устроена, как миф – грандиозное заблуждение.

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты