Александр Стадник, ростовский архитектор, автор знаковых выставочных проектов и инсталляций

Ростовский архитектор, автор знаковых выставочных проектов и инсталляций приглашен в градостроительный совет администрации города, всерьез занялся акварелью и готовит персональную выставку.

Вы по образованию архитектор, устраиваете выставки современного искусства, пишете акварелью. Это мир требует сегодня от художника иметь столько специализаций, или вы просто себя ищете?

Себя в этой жизни я нашел практически сразу: мой отец был архитектором, и у меня не было вопросов о том, чем я буду в жизни заниматься. Это все — взаимодополняющие направления дея­тельности, которые являются частями цельного восприятия.

На начальных этапах обучения архитектора акварель является обучающим и даже воспитывающим средством. Потом, в ходе жизни, она подытоживающий носит характер, потому что выяснилось, что в связи с резкими и быстрыми изменениями образа жизни масляная живопись утратила свои позиции мире. Весь ХХ век она была главным средством выражения, обыгрывала все другие по монументальности, стоимости, производимому впечатлению.

Сегодня открылось огромное акварельное движение, потому что акварель более созвучна современной парадигме жизни. Время глобальных революционных свершений прошло, и сейчас наступило время неконцентрированных действий. Неконцентрированных без знака «минус»: очень четких, тонких, быст­ро сменяющих друг друга. Акварель очень созвучна этому в своей легкости, непредсказуемости. Когда пишешь акварелью, все возникает само по себе.

То есть, в отличие от всеобщего представления о художнике как о личности, которая постоянно находится в состоянии надлома, вы живете в гармонии с собой?

Я бы назвал это состояние как посильную попытку решить вопрос духовности. Именно решение этого вопроса сейчас у нас является самым главным. Хотя я под этим не подразумеваю непременно православие или какую-либо другую конфессию. Это духовность вообще, потому что именно от решения вопроса духовности в итоге зависит здоровье, семейная жизнь, успех
в бизнесе. И еще несколько параметров, по которым человек хочет быть счастливым. Писание акварелью — это ведь чистый Божий промысел, потому что работа может получиться, а может нет. Еще очень важный момент: когда ты написал какой-то городской пейзаж, то ты понимаешь, что воспринимаешь это место уже совершенно иначе. Этот участок города становится освоенным, осознанным: ты его понял, а не проскочил мимо него. Ведь наш мир был создан путем приложения намерения сознания к мирозданию, существовавшему в виде потенциала. А когда пишешь акварелью, запускается как бы обратный процесс: из этого проявленного мира начинаешь возвращаться к пониманию сознания того, кто создавал эту версию мироздания. Вот эти вибрации взаи­моотношений с какими-то базовыми основами мироздания — они в хорошей, качественной живописи, передаются через полотно тому, кто способен эти вибрации воспринять.

А есть кому воспринимать эти волны, или в живописи сегодня как  в поэзии, где главными читателями остались только сами же поэты?
Аудитория есть. Я бы говорил о двух каналах распространения живописи. Первый — это конъюнктурный, завязанный на аукционных домах, рыночном спросе. В свое время, в семидесятые годы, среди художников был популярен «пирожковый» метод работы. Когда художник ставил десяток холстов и в начале на всех писал синим, потом разводил красную краску — и так далее. В итоге к концу дня у него десяток одинаковых работ, и они продавались. Второй — параллельный мир, где искренняя работа художника находит искреннего ценителя. Но покупателей в этом мире меньше, так как часто уровень жизни не позволяет тем, кто может оценить, приобретать произведения искусства. Те же, кто пишут, не могут сложить цены своей работе. Ведь цена настоящей работе равна цене прожитой жизни. Кроме того что надо собраться, сконцентрироваться и написать, надо еще прожить некоторый отрезок жизни, чтобы осмыслить то, что будешь писать, подготовить себя к написанию картины.

Вы готовите свою выставку. Это вынужденная ситуация, когда художник должен сам заботиться о площадке для своих работ?
Это скорее дань традиции, потому что если человек пишет картины, то рано или поздно он их демонстрирует. Хотя Facebook, по моему мнению, выполняет восемьдесят процентов тех задач, которые раньше выполняла выставка. По лайкам я вижу, что те работы, которые мне кажутся удачными, и аудитория лучше воспринимает.

Среди тех, кто оценивает в сети ваши работы, много китайцев. Почему в Поднебесной такой высокий спрос на искусство?
Несмотря на все свои революции, в том числе культурные, ки­тайцы не выкосили генофонд так жестко, как это произошло у нас. Там всегда был очень высокий уровень оценки искусства. В предпоследний свой этап увлечения акварелью, в восьмидесятых годах, у меня было только несколько отзывов от друзей.  На выставку пришло человек двадцать. А сегодня есть Facebook, и этот канал привлекает широкую аудиторию.

А еще важно знать, что

Александр Стадник окончил архитектурный факультет Ростовского инженерно-строительного института в 1975 году. Возглавляет архитектурную секцию в обществе охраны памятников в Ростове-на-Дону. Был соорганизатором и участником двух биеннале современного искусства. Выступил с проектом реконструкции Парамоновских складов и создания на их базе Ростовского музея современного искусства.


Текст: Людмила Шаповалова. Фото: Артур Чебанян


  • Автор: bella
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также