Владимир Афанасенко, военный историк


Большинство считает, что об истории Великой Отечественной  известно уже почти все, зачем вы задумали трилогию?

За шесть лет, которые я работаю в южнороссийском центре Российской академии наук, наша команда из четырех человек подготовила четыре качественные монографии, десятки научных статей и докладов. Наша цель — донести, что решающие, главные сражения Великой Отечественной войны происходили здесь, на нашей земле. Есть официальная версия: «Сталинград — поворотный пункт, Мамаев курган, Василий Зайцев, за Волгой земли нет», — то, что всем вбивается в голову со школьной скамьи. При этом о многом забывают.Это не только первые победы 1941 года, накануне москов­ского контрнаступления, не только Сталинград, ведь до Сталинграда армия шла по нашей земле, по излучине Дона. Если брать период с 1941 по 1943 год, пока фронт не повернул на Запад, на Украину и далее к Берлину, то из пятидесяти двух стратегических операций двадцать две связаны с нашим южным регионом. 

Мало кто знает, но более трети человеческих потерь пали на нашу территорию. На одном Миус-фронте (это сто четыре километра укреплений на территории Ростовской области) погибло двести сорок тысяч человек. По три покойника, по пять калек на каждый метр.

Мало кто помнит о подвиге наших диверсантов Цезаря Куникова и Ильи Старинова, великие были умы! В 1941 году 23 февраля они на коньках через Таганрогский залив Азовского моря совершили налет на территорию под Таганрогом и на занятое противником северное побережье Азовского моря. Заминировали и взорвали все, что было можно и нельзя!

Среди трофеев оказалась толстая тетрадь, испещренная графиками и расчетами. Это был лабораторный журнал немецкого военного инженера-атомщика Ганса Вандервельде. Он искал месторождения урана на юге Украины  и Донбасса. Старинов немедленно переправил тетрадь в Москву члену ГКО по науке Балезину. Так в Ставке стало извест­но об атомном проекте Гитлера. Академик Йоффе обратился к Сталину с предложением срочно создать научный центр по проблеме атомного оружия, тот отреагировал быстро и поручил академику Флерову возглавить центр. Так начинался атомный проект в СССР.

Когда Сталин впервые выехал на фронт, об этом трубили все газеты. А вот что Гитлер бывал на донской земле, мало кто знает.

В декабре сорок первого безо всякой охраны они ездили вдвоем со своим бывшим водителем Йозефом Дитрихом от села к селу.

Как нужно решать проблему незнания истории?

Чтобы не было Иванов, не помнящих родства, нужно изменить систему, начиная со школы. Я получил классическое советское образование, которое считалось лучшим в мире. Представьте, в пятом классе мы с ребятами со скуки, на спор на булочку могли перечислить Все штаты США и их столицы, провинции Испании, территории Индии. У нас даже был альтернативный мат. Вместо ненормативной лексики мы обзывали друг друга «Гондурас» или «Гваделупа недоделанная».

Ваше мнение о создании единого стандарта учебника истории?

Главная идея этого проекта Мединского, созданного с подачи Суркова: если факт противоречит идее, его в истории быть не должно. Это бред! Чтобы сделать хороший учебник по истории, нужно взять фонарик и посветить в прошлое. История — это ты, что было, а не наше толкование прошлого, надо дозировать информацию, как хороший доктор дозирует лекарства, но врать, скрывать — что может быть хуже?

А как вы относитесь к ситуа­ции с опросом о цене ленин­градской блокады на «Дожде»?

Любой запрет на любую тему только подогревает интерес к ней в силу врожденного человеческого любопытства. Какой может быть запрет, когда есть Интернет — неисчерпаемый ресурс информации? Лучше исследователям на основе неопровержимых документов сказать правду и дать ей моральную оценку.

Вопрос ведущие «Дождя», одного из лучших общественно-политических каналов, содрали из учебника истории. Он опубликован в четырех изданиях учебника для средних школ, одобренных Минобрнауки в 1999, 2001, 2003 и 2004 году. Накинуться на журналистов из-за этого — огромное лукавство.

Почему вы стали военным историком?

Оба моих деда и целая группа других родственников воевала, так что еще в школьные годы я прошел курс истории не по учебнику, а по биографии своих родных и их рассказам. Но изначально с историей свою судьбу связать не планировал.  Я рвался в космонавты. Закончил школу с медалью, экзамены сдал блестяще и три дня отмечал окончание школы вместе с одноклассниками.

С большого бодуна прибыл в Ейское летное училище на медкомиссию. На центрифуге не смог сфокусировать зрение: укачало мальчика! И на запахах я перепутал яблочную эссенцию с грушевой. Мне сказали, что через полгода — пожалуйста, будем рады. Было стыдно перед семьей и одноклассниками возвращаться в родной Сальск, не поступив. Так я оказался
на истфаке.

а еще важно знать, что

Владимир Афанасенко окончил исторический факультет РГУ и философский факультет СПбГУ. Написал кандидатскую о военных неудачах РККА в 1941 году, работа к защите не была допущена. До прихода  в ЮНЦ РАН работал заместителем директора по научной работе Ростовского областного музея краеведения. Автор текстов на памятных плитах, окружающих стелу «Город воинской славы» у ростовского аэропорта.


Текст: Юлия Сергеева. Фото: Артур Чебанян


  • Автор: bella
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме