Какими звезды были в детстве

В День знаний, профессиональный праздник школьников, мы попросили знаменитостей вспомнить, какими они были в детстве и поделиться самыми яркими впечатлениями прошлого. Попробуйте не подглядывая в подписи узнать наших героев.

  • Дима Билан

    Детство у меня было бурное. Я интересовался буквально всем происходящим вокруг, за что и получил во дворе кличку Шерлок Холмс. В школе я учился хорошо, учителя любили меня за самостоятельность. К тому же я всегда был готов что-нибудь спеть или станцевать. Все началось с того, что однажды в школьной столовой я ни с того ни с сего пропел «Прекрасное далеко». Зачем – никто не понял, но всем понравилось. А дальше были конкурсы, фестивали… и «Евровидение».

    На фото: Дима в первом классе с букварем

  • Андрей Носков

    У нас было классическое счастливое детство: маленький южный город, теплый Днепр, совсем близко Черное и Азовское моря. Мы всегда жили дружно, соперничали разве что в изготовлении самодельных петард. Для мальчишек разница в пять лет – это очень много, у нас были разные компании, но старший всегда защищал младшего. Да и теперь мы всегда поддерживаем друг друга.

  • Вера Брежнева

    В детстве у меня были пухлые щечки, и мои друзья по садику кусали их как булочки. Поэтому я приходила домой с синяками. А вот случай, который я часто вспоминаю. Однажды, когда мне было девять лет, мы всей семьей были в гостях у наших друзей. Еще одним гостем оказался мужчина с фотоаппаратом, который в тот день делал фотографии гостей. Тогда я позировала первый раз в жизни, получилось несколько красивых снимков. Вверху – один из них. Каково же было удивление нашей семьи, когда через некоторое время именно его мы увидели в местной газете над статьей с названием «Открывая мир».

    На фото:  Вере девять лет

  • Андрей Аршавин

    В детстве я хотел стать водителем. Когда я ехал в автобусе, все время смотрел в водительское стекло и на самого шофера, как он ведет машину и какие кнопочки переключает. А во втором классе меня выгнали из 37-й школы нашего города. Случилось это так. Я первым сдал работу по математике, ответы там все были правильные, но имелось много помарок. За это мне поставили четыре, хотя я считал, что заслуживаю пятерки. Я сидел за первой партой, прямо перед столом учителя, где лежал журнал, – я встал и взял его со стола. Учительнице, которую звали Любовь Ивановна, сказал: если вы мне не поставите пятерку, я порву этот журнал. Она мне не поверила. И я его порвал у нее на глазах. Потом за мной бегали детишки, чтобы отобрать журнал, а в итоге я собрал вещи и пошел домой. Из этой школы меня выгнали, и я перешел в другую.

    На фото: В парке между проспектами Луначарского и Культуры, сейчас там «Родео-драйв». Когда я жил на улице Демьяна Бедного, то ходил туда играть с мячом уже в таком раннем возрасте

  • Виктор Дробыш

    Детство я провел в Ленинграде. Иногда, особенно летом, когда на улице было совсем тепло, мы с друзьями прогуливали школьные занятия и ехали на трамвае в зоопарк. Больше всего я любил дразнить тигров.

  • Иосиф Пригожин

    Я родился и провел детство в Махачкале. К сожалению, оно у меня было сложным. Мама получала зарплату в размере семидесяти рублей, папа – сто тридцать. Первые блюда мы ели только по праздникам или у бабушки в гостях. И всетаки мои родители жили по правилу, что лучше отдать последнее, чем кого-нибудь объегорить. В детстве я был обделен, у меня не было почти ничего: ни игрушек, о которых мечтал, ни новой одежды – я донашивал вещи родственников. Поэтому я рано начал работать, уже в двенадцать лет освоил профессию парикмахера и устроился работать в парикмахерскую на автовокзале.

    На фото: Семь лет, в Махачкале

  • Борис Моисеев

    Я родился в тюрьме, так как моя мать, недовольная властью, в те годы была политзаключенной. Детство прошло в маленьком еврейском гетто провинциального Могилева. Отца я не знал и к тому же был очень болезненным ребенком. Для того чтобы укрепить здоровье, мама отдала меня в танцевальный кружок. С тех пор я понял, что танцы – моя жизнь. Я устраивал уличные концерты для жителей своего дома, это приносило колоссальное удовольствие. Наверное, уже тогда я понял, что сцена – это мое! Окончив школу, собрал чемодан со скромным гардеробом и самостоятельно уехал в Минск.

  • Владимир Шахрин («Чайф»)

    Мне очень повезло с детством. Мои родители были эмоционально и интеллектуально совершенно разными людьми. Мама всю жизнь преподавала черчение и была очень организованна, всегда много читала. А папа – душа компании. С четырех лет он возил меня в пионерский лагерь «Искра», куда уезжал работать от завода на все лето. И я, как сын полка, проводил все лето то с одним, то с другим отрядом. Где что происходило интересное, туда и прибивался. Все меня знали: «Вовочка, Вовочка». Я был таким Вовочкой пионерского лагеря. С четырех лет я был очень коммуникабельным, жизнь заставляла. Мог быстро адаптироваться в любой компании и никогда не был назойливым.

    На фото: В пионерлагере «Искра», 1963 год

  • Денис Клявер

    В школе я учился, в принципе, неплохо. Поэтому и пользоваться шпаргалками мне особо не приходилось. Но как-то вдруг, без предупреждения, вместо урока литературы нам влепили внеплановую контрольную по физике! А ее даже в расписании в этот день не было. Короче, я взял у приятеля из параллельного класса учебник, выписал из него необходимые страницы и пошел на контрольную. К нашему счастью, учитель был немного подшофе и во время урока уснул. Весь класс радостно списал контрольную и сдал листочки. Я поступил так же, но сглупил и вместе с листочками положил шпору! В итоге весь класс получил одни пятерки, а я – пару! Да еще и родителей в школу вызвали!

    На фото: Полгода

  • Илья Лагутенко

    Я вырос в основном с бабушкой и дедушкой. Они оба были преподавателями вуза. В нашей семье считалось, что человек, которому нечего делать, – самое худшее, что можно себе представить. Работа, самообразование – это хорошо, безделье – плохо. С такими простыми правилами я и вырос. Я ходил в обычную, музыкальную и художественную школы, а в свободное время занимался тем, чем хотел. Писал книги и журналы, устраивал хит-парады. В моих мечтах, фантазиях жили герои, собранные из разных миров. Был образ космонавта-путешественника, это что-то из области фантастики, будущего, образ средневекового пирата-мореплавателя (моряки во Владивостоке дело обычное) и образ актера-музыканта, которого краем глаза можно было увидеть где-то в кино. Теперь я понимаю, что те детские идеи воплотились в моей жизни, в сегодняшнем дне.

    На фото: Владивосток, 1963–1964 годы

  • Юрий Дормидошин

    Одно из самых ярких воспоминаний детства – это первомайские демонстрации. Обычно раньше Невский проспект никто не перебегал, это считалось ужасным поступком. А тут такая свобода, можно идти по самому проспекту. Мы покупали всякие свистульки и изо всех сил шумели во время шествия. Еще одно воспоминание – это похороны Сталина. Мне тогда было девять лет, уже довольно осознанный возраст. Все плакали, а я нет.

    На фото: Третий класс, традиционная съемка на окончание учебного года

  • Лев Лурье

    Я был веселым и некапризным ребенком. Читать начал рано, очень интересовался географией, в шесть лет знал столицы всех государств, а моей любимой книгой был атлас. Года в четыре я даже придумал свою собственную страну под названием Глупнинг и постоянно что-то про нее рассказывал. А вот забавный случай, который мне вспоминается. Как-то я сидел с родителями и няней, и няня спросила что-то про картошку. На что я ответил: «Я не понимаю, почему вы все разговариваете про картошку, надо разговаривать про безопасность в Европе».

    На фото: Четыре года

  • Дарья Мороз

    Мой дедушка Павел Прокофьевич Мороз был шахтером в Донбассе. Каждый вечер, приходя с шахты, он приносил мне «золотых петушков» на палочке, конфеты такие. Дедушка рассказывал, что рядом с его шахтой живет зайчик, который эти гостинцы мне и передает. Я свято верила, что зайчик на самом деле существует, и каждый раз передавала ему приветы.

    На фото:  Это фото скорее всего с фотопроб. Несмотря на то что я в детстве снималась довольно мало, какие-то пробы все же проходила. В основном фотопробы. Это пробы к «Семьянину» или, быть может, к «Двое и одна»

  • Ляйсан Утяшева

    В детстве я была очень ревнивая. Я росла вместе с моим двоюродным братом, который был младше меня на два года. Мне очень не нравилось, что все взрослые уделяют внимание именно ему, совсем забывая обо мне. Когда мы ложились спать, я брала ножницы, подходила к нему и обрезала ему ресницы, потому что считала, что у мальчиков они не должны быть такими длинными и пушистыми. Однажды зашла мама и застала меня за этим занятием. «Ляйсан, зачем ты это делаешь?» – спросила мама. «Мама, если ты родишь мне еще одного ребенка, я никогда тебе этого не прощу». Вот такая я была ревнивая уже в три года. А еще я никогда не понимала, зачем нужно стоять в углу. Если я проказничала, мама отправляла меня «в угол». Я стояла у стены минут пять и возвращалась как ни в чем не бывало: «А что у нас на ужин?» – «Ляйсан, ты наказана! Я же велела тебе стоять в углу!» – «А я уже постояла», – отвечала я. «Ты мало стояла», – говорила мама. И на это я произносила свою коронную фразу: «Не вижу смысла».

    На фото: Тринадцать лет, Волгоград, с собакой Раджой – чемпионом Волгограда в своей породе

  • Евгений Плющенко

    Впервые во Дворец спорта меня привела мама. Я стоял возле бортика и во все глаза смотрел, как катаются дети. Они скользили, падали, вставали и делали на льду какие-то фигуры. Самые простые, конечно, но это было так здорово! Мне тоже захотелось кататься. «Хочу стать хоккеистом!» – заявил я маме. В четыре года я был убежден, что на коньках катаются лишь хоккеисты. Во Дворец спорта мама привела не только меня, но и мою старшую сестру Лену, которой тогда было девять лет. Тренер Татьяна Николаевна Скала посмотрела на Лену: «Эта девочка уже большая, она переросла фигурное катание». Затем посмотрела на меня: «А вот эту девочку я возьму». – «Какая я вам девочка! – возмутился я. – Я мальчик!» – «Тогда тем более берем! Коньки есть? Приходите в понедельник». В четыре года я действительно больше походил на девочку: волосы длинные, глаза большие, а нос, наоборот, тогда еще был маленький. С виду такая маленькая, худенькая миловидная девочка, а на самом деле – настоящий боец!

    На фото: Три с половиной года, в детском саду, и скоро мне подарят первые коньки 

  • Вадим Тюльпанов

    Хулиганом я не был, но за поведение мне всегда ставили «удовлетворительно». Мы играли на переменах в футбол, и мяч часто попадал в стекла. Когда я был в начальных классах, отец приходил и вставлял их. Став старшеклассником, я уже сам менял битые стекла. Причем научился очень аккуратно резать их и вставлять. Стекла мы били примерно дважды в месяц, так что практика у меня была постоянная. Попав мячом в окно, мы тут же шли в магазин, покупали стекло, сами измеряли, резали стеклорезом и вставляли. Поэтому соседи не очень сильно переживали, если знали, что стекло разбили мы: были уверены, что замену произведут быстро и качественно.

    На фото: Одно из ленинградских ателье, 1972 год


  • Автор: Maria Guseva
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Григорий Ильин 2 сент., 2014
    Так Лагутенко ж вроде бы 68ого года, нет?

Читайте также