Они решают

Их называют фриками или модниками, восхищаются безупречным вкусом или ругают за нелепые сочетания. Но главное – они никого не оставляют равнодушными. Их наряды кажутся безумными, но уже через сезон эти вещи будут носить все без исключения. Локомотив моды, пионеры фэшн-индустрии – стилисты, шоумены и клубные звезды рассказывают о том, что будет в топе этой осенью.

Участники арт-группы C.L.U.M.B.A., обладатели премии Night Life Awards 2009 в номинации «Клубный персонаж года», стилисты «Евровидения-2009», организаторы перформансов с устрашающими названиями, вроде «Повсеместное принудительное повышение красоты граждан», и звезды вечеринок.

Для наступающего сезона осень-зима мы советуем запасать крупу, все-таки кризис в стране. А в гардероб – ботильоны для девочек, высотой по самое не балуйся, платья из волос от Алены Ахмадуллиной – абсолютный хит для алкотрэша в баре или для ролевых игр. Для мальчиков – «гриндерсы», «мартенсы», Stone Island, торчащие из-под курток майки а-ля Рик Оуэнс, ну и, разумеется, косухи – чем рваней и убитей, тем желанней,  их лучше искать в секонд-хендах. Женский образ – это городская сумасшедшая, ведьма из Блэр: многослойность, мрачные цвета в сочетании с ярким неоном, объемные начесы. Мужской – типажи из фильма «Мой личный штат Айдахо» Гаса Ван Сента: бейсболки козырьком вверх, растянутые майки и штаны, американский уличный гранж с оглядкой на классику жанра – группу Nirvana. Ошибка wannabes, пытающихся стать трендсеттерами, в том, что они просто копируют луки с показов и боятся выходить за рамки из-за узкого кругозора. Новое имя, которое стоит запомнить всем, – сложный, оригинальный и самобытный дизайнер Кирилл Минцев, участник конкурса «Русский силуэт», ставший звездой благодаря «сарафанному радио» и сайту «В контакте». Идеальный воскресный день – с утра спуститься в супермаркет в семейных трусах, тапочках-зайчиках, солнечных очках и нежно прохрипеть продавщице: «Кофе и сигарет». Беспроигрышный лук для вечеринки – костюм гигантской белки, Чебурашки или чего-то страшного: от такого зрелища мертвые воскресают, пьяные – трезвеют и обещают больше не пить. Лучшие пати – лондонские Follow me с плясками на столе в компании Кейт Мосс и Мика Джаггера. Самые заметные изменения в сфере моды за последний год: люди наконец-то повернули головы в сторону street-fashion и начали понимать, что не круто ползать по городу в паленых платьях D&G и что кеды за две тысячи баксов – это абсурд.

ОРИЕНТИРЫ
Vivienne Westwood
Образ неоновой ведьмы. Страшно, красиво, отличная работа с силуэтами. Позиция дизайнера: в минимализме гениальности нет.

Prada
Всегда на грани фола и всегда в выигрыше. В новом сезоне – блокадные 1940-е и темные пятилетки после. Про секс под сигнал воздушной тревоги.

Calvin Klein
Рафинированный футуризм, что-то среднее между «Жидким небом» и «Робокопом», отличные куртки для мегаполисов.

Helmut Lang
Если бы Курт Кобейн был жив, то он носил бы именно эту марку.

УМЕРЕТЬ ЗА
Агасфер
Шесть колец означают «шестикратная вдова». Каждое – на память о муже-покойнике, все они были хорошими людьми (в своем роде). Браслеты – в них отлично плясать на вечеринке LoveBoat в «Солянке».
Рождают чувство, будто на руках надеты газонокосилки.

Кирилл
Кроссовки Puma люблю за стритовость начала 1990-х: хип-хоп и гранж в одной паре. Их у меня штук двадцать. Ожерелье мне сделал друг – японский дизайнер Джонни Рэмли. Серебро, белое золото, медь, византийская монета из города, которому несколько тысяч лет. Опал я приделал сам в память об одном австралийском друге. Абсолютное ощущение, что оно из другого измерения.

ВДОХНОВЕНИЕ
Диана Вриланд, бывший главный редактор Harper’s Bazaar и Vogue, двадцать семь лет будоражила фэшн-индустрию то дерзкими высказываниями («Клиентки Коко Шанель – принцессы и графини, а она их одевает как секретарей и стенографисток»), то смелыми выходками: на ответственные встречи Диана надевала кружевные платья без нижнего белья. Она сходила с ума по красному цвету («Моя квартира – это райский ад»), носила фланелевые костюмы и объемные прозрачные газовые блузы – это как сейчас надеть индийское сари, идя в магазин за хлебом, а ботинки всегда натирала кусочком лосиной шкуры. Фотограф Ричард Аведон говорил: «Диана изобрела профессию редактора моды. До нее были одни светские дамы, примеряющие шляпки на других светских дам».

Андре-Леон Телли – редактор американского Vogue. Нарушает все правила: не облачаться в один цвет, не носить громадные логотипы напоказ, не заворачиваться в меховые ковры, не надевать десятиметровые кожаные плащ-палатки, не носить сумки как у кочевников. Впрочем, консультант по стилю Мишель и  Барака Обамы может себе и не такое позволить.

Кэти Гранд руководила журналами Dazed & Confused и Pop, сейчас возглавляет Love, успевая стилизовать обложки The Face и патронировать лондонских дизайнеров, особенно ближайшего друга Джайлса Дикона. Названа самой влиятельной персоной британской индустрии моды – за бескомпромиссную смелость носить громадные банты, флуоресцентного цвета меха и металлические брюки.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме