Jesus & Joker

Казалось, что музыкальное объединение человека-перформанса Оскара Ренкеля и диджея Егора Шабалина – это дружеский глэм-рок-капустник, интересный скорее внешним видом, чем содержанием. Но сразу после первого концерта стало ясно: затея переросла в серьезный проект. Сейчас они снимают первый клип – на песню My Girl, которая звучит на радио Maximum.

О группе

Оскар: Давным-давно я просто стал писать музыку и песни, не имея никакого музыкального образования, как будто под влиянием каких-то высших сил. Но подумав, что все это ерунда, положил песни на полку. Как-то в Москве я оказался в компании известных музыкантов, которые одобрили мое творчество. Вернувшись в Петербург, я начал основательно учиться вокалу. Только в эти моменты я могу отдыхать и быть самим собой. Сейчас вдруг стало модно заниматься тем, чем хочется, общаться с тем, с кем нравится, ходить туда, куда считаешь нужным, и чтобы звонки были только от тех людей, чей голос ты рад слышать. Такое ощущение, что все, чем я занимался раньше, было для кого-то, а сейчас я делаю что-то для себя. Когда меня спрашивают, кому я адресую песни, я отвечаю, что никому, точнее, своей маме, чтобы ей нравилось.
Егор: А я играю на гитаре – живое звучание намного круче винила. У нас уже есть гитары потрясающей красоты. Одна – небесно-голубая, как у Курта Кобейна, Оскар даже сделал себе татуировку с ее изображением в память о музыканте. Другие две, в виде брошей, привезла из Парижа подруга. Мне – белую, а Оскару – черную.

Об образе

Оскар: Наш стилист – мой друг Андрей Де. Иногда перед концертом нет времени и настроя думать, во что бы одеться, – лучше довериться человеку, который меня знает миллион лет, снимал меня, красил, делал укладку.
Егор: Мы все друг другу помогаем: собирается команда, которая завязана не на деньгах, а на общем деле и дружбе.
Оскар: По образованию я дизайнер: у меня сшиты две коллекции. Также я был стилистом, преподавал, ассистировал мэтрам, работал в бутике Versace, устраивал фэшн-вечеринки по всему городу. Когда начал их вести, тогда первый раз и почувствовал сцену. Но свой образ я искал долго – у меня были и волосы до пола, и лысый череп.
Егор: А меня одежда особо не интересует. Если бы у нас было жарко, как в Индии, то я бы обходился несколькими парео. Да и по городу я передвигаюсь исключительно в штанах, привезенных оттуда. Когда холодно, ношу «костюм смерти», привезенный из Марокко: платье до пола из ткани, которая очень похожа на шерсть, с капюшоном, как у куклуксклановцев. Так что гардероб Оскара сильно спасает во время выступлений. У него шкафы ломятся от одежды, а что не влезает – хранится у мамы, так что у нее теперь шкаф тоже не закрывается.

О детстве

Оскар: Папа с мамой пытались меня оградить от социума и реальности. Мы долго «гастролировали» по всему миру. Мой папа – военный, полковник ФСБ в отставке, и он мечтал видеть меня кадетом, но, почувствовав творческую энергию, отказался от этой мысли, поняв, что прессовать меня нельзя. Сейчас родители – мои лучшие друзья, отношусь к ним безумно трепетно, звоню каждый день. А в Петербурге я в какой-то момент почувствовал, что стану или маменькиным сыночком, или овощной субстанцией, если не попробую говно на вкус, – юношеский максимализм подпирал в копчик. Я был худеньким мальчиком, заласканным женщинами и скорее похожим на девушку. Тогда я нашел себе самую легкую работу, какую мог. Как-то летней ночью я пошел в клуб, где увидел потрясающее дэнс-шоу. Я подумал, что могу составить танцовщицам серьезную конкуренцию. Через две недели я появился на кастинге и прошел его. Это была победа. Работать с женщинами – значит, чувствовать особенную энергетику: они куда более интересные создания, нежели примитивные мужчины. Это целостная структура, способная на мутации, изменения и развитие. А у мужчин в позвоночнике свинцовый штырь, который не дает согнуться.
Егор: Мое детство прошло в занятиях спортом: я объездил со сборами почти все города России. Я кандидат в мастера спорта по лыжным гонкам, и у меня разряд по греко-римской борьбе. У меня даже летних каникул особенно не было, это главный подготовительный период к сезону. Я был модным спортсменом, что редкость: из-за границы мне привозили кроссовки Nike и Puma. В семнадцать лет уехал из Токсова, где тогда жила семья, в Петербург и встретил Оскара. Желание стать диджеем появилось, когда обнаружил у себя огромную коллекцию записей сетов с радио, в частности Володи Фонаря, ведущего программы Funny House. Тогда я решил пойти работать в клуб-ресторан «Онегин» официантом, чтобы заработать на вертушки. Оскар был против, мы подрабатывали моделями и были такие модные, но я поставил себе цель и не отступил: как только купил оборудование, ушел с работы и вернулся туда уже диджеем.

Об украшениях

Оскар: Я люблю редкие вещи с историей. С крестом не расстаюсь никогда. Пару раз вышел без него и попадал в неприятные истории. Этот крест я заказал у ювелира по собственному эскизу и из своей части унаследованного фамильного серебра, он для меня много значит. Мое любимое антикварное кольцо подарили на день рождения, оно принадлежало чешской баронессе. Это единственное, что от нее осталось, потому что она исчезла каким-то невероятным образом. Кольца, особенно с черными камнями, обладают определенной силой.
Егор: Я индийский дикарь, поэтому украшения ношу, лишь чтобы уравновесить наш дуэт. У меня есть настоящие четки, которые я привез от ламы, по утрам я читаю с ними мантры. Каждое утро так и начинается: кофемашина, гитара и мантры.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме