Джей Джей Йохансон

Шведский музыкант, исполнитель меланхоличных песен о том, что «любовь здесь больше не живет», романтик, эстет и щеголь долгое время экспериментировал со стилем: узкие брюки, цветы в петлицах, «рваная» стрижка. Сегодня от франта и декадента он перешел к образу «соседский парень»: ему больше неинтересно прятать музыку за внешним видом.

О детстве

Во всем, что касается стиля, я по-прежнему остаюсь ребенком, если точнее – то сыном своей матери, которой я бесконечно восхищаюсь. Мама была выдающимся кутюрье, хотя и не работала дизайнером и никогда не была связана с модными дефиле. Она работала в опере – создавала костюмы. Я очень рано научился шить и смотрел, как она работает с тканями, вышивкой, принтами. Особенно захватывал сам процесс. Отсюда мое внимание к материалам и особое отношение к моде.

 

Университеты

 

Я учился на отделении моды и искусства в Стокгольмской школе искусств. Там я проводил массу времени с людьми из мира моды. В общении с ними я находил вдохновение для своих работ по истории искусства, ведь их стиль кардинально отличался от моего, который я сам себе создал. Тогда же, еще в школе искусств, я начал заниматься музыкой и записал свой первый альбом Whiskey. Музыка отражала мое мировоззрение, а я должен был ему соответствовать. Я стал проводить много времени во Франции. В Париже занимался музыкой и оказался вовлечен в модную индустрию.

 

О кумирах

 

Может, музыка, которую я искал, была в определенном смысле искусственной и декорированной, если можно так сказать, как и артисты, которые мне нравились. Конечно, обожал Боя Джорджа – не как музыканта, а как персонажа. Его сделали популярным лондонские стилисты и музыканты, а вовсе не его творчество. В особенности он обязан своим имиджем лондонскому стилисту и дизайнеру аксессуаров Джуди Блейму, который отвечал за сценический образ певиц Бьорк и Нене Черри, был арт-директором Massive Attack, сотрудничал с модельерами Джоном Гальяно и Реи Кавакубо в качестве креативного консультанта. Великий человек. Но самым главным и стилеобразующим для меня был стиль британского певца и автора песен Дэвида Сильвиана, который начал с глэм-рокового образа, преобразился в Пьеро и пришел к очень гламурному денди-стилю. Вот эти медленные изменения и, в итоге, расслабленный, отшельнический образ и в музыке, и в одежде меня восхищают. А первыми кумирами были, конечно, Kiss. Я обожал их наряды и макияж. Мне нравился стиль хард-рок и все его внешние элементы, для того времени это было очень стильно.

 

О моде

 

Я люблю моду как авторское высказывание. Когда я работал над своим электронным альбомом Antenna, в моей команде были стилисты, визажисты, сценографы, видеооператоры – все это было в концепте альбома. Мне нравится ходить на показы в Париже, мода – это безусловно искусство. С 1997 года я каждый сезон покупаю вещь из коллекции Comme des Garcons от Реи Кавакубо. Я не ношу эти вещи, а коллекционирую как объекты. Это высказывания художника, которые меня восхищают. Иконы моды для меня – это королева Мария Антуанетта, она столько тратила на предметы роскоши! – и, пожалуй, Клеопатра.

 

О дизайнерах

 

Уже довольно долго мой неизменный фаворит – Николя Гескьер, дизайнер дома Balenciaga. Были периоды, когда мне нравились коллекции Hussein Chalayan и Alexander McQueen, они были совершенно фантастичны, но британцы зачастую слишком экстраординарны и необычны, а это надоедает, и коллекции у них «неровные» – волнами. В Лондоне невозможно быль стабильным – вокруг постоянно столько изменений и никогда не бывает скучно, это удивительный город! Париж тоже всегда сумасшедший.

 

О вдохновении

 

Сама по себе одежда меня не вдохновляет, зато вдохновляют беседы и ужины с дизайнерами, я многих хорошо знаю лично. Мне нравится разговаривать с ними, участвовать в мозговых штурмах, в планировании новых тенденций – процесс создания для меня важнее, чем результат. Показ коллекции – это «отжатый» результат. Вдохновляет то, как к нему приходят. Люди восхищаются Карлом Лагерфельдом, но мне он кажется довольно скучным. Да, для модного бизнеса он великолепная икона, но не вдохновитель. Мне кажется, новички-выпускники лондонской школы дизайна Сент-Мартинс гораздо интереснее. Если говорить о создании моей собственной линии, а такие идеи появлялись в моем окружении, то я всегда что-то шью, но только две-три вещи в год. Я никогда не буду тратить время, которое могу потратить, чтобы записать альбом, на создание одежды. Хотя, если мои слушатели перестанут интересоваться моей музыкой, может, я и займусь модой.

 

О самом необычном наряде

 

Канун нового 1995 года я праздновал в Нью-Йорке с ливерпульской нью-вейв группой Frankie Goes To Hollywood, известной своим хитом Relax, и многими другими экстраординарными людьми. Мы собрались в церкви, все были в таких невероятных костюмах, что даже я немного потерялся на их фоне. Я точно не вспомню, во что конкретно был одет, но это точно было выдающееся зрелище. Нью-Йорк сильно на меня повлиял – мы проводили много времени на «Фабрике» Уорхола, там была самая актуальная живопись, музыка, все сливки андеграунда.

 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме