Ночь. Улица. Фонарь. Ксенон

Одно правильное слово для описания всего этого – madness. Простые ощущения и простые механизмы делают человека ближе к пантеону богов. И богохульство это возможно только потому, что больше сравнивать не с чем. Скажите, какое животное или еще что из плоти и крови сможет разогнаться между Петербургом и Сестрорецком до скорости 250 км/ч? А cегодня каждый из нас может добиться этого в любой момент, пискнув «сигналкой», заведя мотор и отсчитав передачи вплоть до последней. Упершись в ограничитель. Нарушив все нормы ПДД.

В новой машине или в подержанной иномарке, в купе с ксеноном или в потасканном хэтчбеке с музыкой, в прокуренном салоне или под аккомпанемент запаха «зеленого яблока», одному или вдвоем – неважно. Важно вырваться из этого города, спокойно проехать мимо последнего блок.поста, выбросить сигарету. Пристегнуться и найти запас свободного места под правой педалью. Исчерпать его сразу? Не-е-ет, слишком просто. Его должно хватить надолго. Потому что дорога – она петляет, есть повороты. И каждый сброс газа, поворот руля и новое нажатие педали – это несколько секунд чисто индивидуального удовольствия. Впрочем, если пассажира рядом не клонит в сон, он тоже обязан улыбнуться. Потому что этот кайф интернационален, он внерасовый, внеличностный и внеконфессиональный. Даже у Папы Римского есть свой «папамобиль», водить машину любил и Брежнев, а Айседора Дункан испустила дух на борту кабриолета, подчеркнув своей трагедией важность выбора правильной экипировки.
Чувствуя, как автомобиль подлетает к очередному повороту на заведомо большей скорости, чем требуется для того, чтобы остаться в живых, и индус, и араб, и самый обычный белокожий русский Иван – все затаят дыхание. Они увидят венки на деревьях, напрягут свои мышцы, зашевелят губами. И в ту же секунду горячая и мягкая резина покрышек навалится на этот черный асфальт, вопьется в каждую его щербину, на невероятно малый миг насмерть прилипнет к нему, и автомобиль прочертит еще один идеальный полукруг. И индус, и араб, и белокожий Иван – все воспрянут духом, расслабятся, улыбнутся. И в каждый следующий раз они уже будут смелее.
Так рождаются отношения, которые из доверительных перерастают в любовно-механический роман. Его апофеоз – это ночное возвращение с open-air на фортах или с пляжной вечеринки в Солнечном. Дорога лежит абсолютно ничья. Где-то светят огни. Тихо, только трещат кузнечики, и тепло – окна все опущены. Но стоит завести мотор, оживить ксенон и откопать в недрах CD-чейнджера любимый трек, как все лиричное становится динамичным. Ночь – это время, когда спит все, даже страх. Можно ехать быстрее, иногда даже переступая границы здравого смысла.

Еще доля секунды – и низкопрофильная резина сорвется в скольжение, еще пара десятков сантиметров – и кривая траектории станет последней ошибкой. Отсутствие лишних глаз дает безнаказанность. Безнаказанность дает крылья за спиной. И тогда стрелка спидометра надолго уходит вправо, позволяя охлаждать разгоряченное воображение потоком встречного воздуха.

И именно в этот момент скорость дает ощутить этакое чувство полета. К обыденной жизни в такой миг может вернуть только нелепая случайность – прокол, к примеру. Но это редкость. Гораздо чаще все заканчивается по-другому – на границе с городом или позже, в момент поворота ключа в положение «выключено». Среди ароматов сонной травы и цветущих кустарников ясно чувствуется запах горячих колодок, и слышно, как остывают раскаленные трубы выпускной системы. Можно было бы подумать, что здесь должны быть финальные титры, но это, наоборот, только начало. Ведь удовольствие от быстрой езды можно получать и в одиночку, но вот в компании – веселее. И речь здесь, само собой, идет о тех, кто любит нелегальные гонки.

По всему миру эта бацилла несколько лет назад разнеслась быстрее эпидемии птичьего гриппа. Помогло и кино, название которого стало уже общим местом. Это было свежим, молодым течением, а басовитые звуки выхлопа, огромные антикрылья и яркие наклейки привлекали внимание, заставляя прохожих пускать слюнки при виде сверкающих иномарок.

К большому сожалению, стрит- и драгрейсинговая идея вроде бы изжила себя. А все потому, что начало было интересным, но знакомство затянулось. И отношения все никак не войдут в ту стадию, когда уже пора перейти к серьезным контактам «третьего вида». Мало появляется интересных новых героев, и заезды превращаются в непрофессиональные тараканьи бега старых и некрасивых машин. Если нет новых перспективных участников, зачем тогда раз за разом видеть одни и те же лица? Наклейки, причащающие очередного персонажа к ночным гонкам, висят теперь даже на трамваях. Вот масоны, к примеру, до сих пор представляют собой загадку, потому что для вступления в секту недостаточно было просто надеть штаны задом наперед. А здесь и поныне не все из тех, кто вешает наклейки, понимают, чем отличается драг- от стритрейсинга. Специализированные сайты кишмя кишат безграмотными выскочками. В общем, довольно скучно. В Америке и Европе культура ночных гонок зиждется на hot imports – эффектных и довольно дешевых в обслуживании и тюнинге импортных японских суперкарах. У нас же приезд серьезной машины превращается в событие, о котором весь растревоженный муравейник говорит еще несколько месяцев. Особенных денег в индустрию никто не вкладывает, и поэтому о национальном своеобразии речь не идет. Его мог бы дать полноценный и глубокий моддинг автомобилей отечественного производства или местных иномарок, вроде Ford Focus и Hyundai Accent, однако, кроме пары интересных машин, все остальное лишь следует в кильватере. Так что год за годом нам остаются лишь басовитые звуки выхлопа, огромные антикрылья и яркие наклейки… Но все же тренд был задан, и понемногу костер разгорается. Тем более что все преимущества таких компактных мероприятий остаются при них. Это гонки, а значит, здесь есть интрига. Они непрофессиональные, а потому простые и быстрые. Здесь есть тусовка, а следовательно, есть причина, по которой нужно тратить на машину деньги. Другими словами, разница между этими парными заездами и настоящим автоспортом – как пропасть между казино и яркой забегаловкой с «однорукими бандитами». Вроде бы и там и тут – азартная игра на деньги, а уровень совершенно разный. Но если до Лас-Вегаса добираются единицы, то
хоть одну монетку в автомат с тремя кнопками бросил каждый.

Однако гораздо более интересной кажется сейчас идея эксклюзивных одноразовых акций. Креатива здесь хоть отбавляй. Машина стартует из Москвы, доезжает до «Макдоналдса» на Невском, экипаж пробивает чек, на котором всегда указываются дата и время, и снова летит в столицу. Выигрывает тот, кто тратит меньше времени. Вот только эта идея больше отдает романтичными трентиньяновскими пролетами на «мустанге» из «Мужчины и женщины» Клода Лелюша, чем современным увлечением детства и юношества, но, возможно, поэтому она и кажется такой привлекательной…


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также