Огни большого города

Петербургская мода существует несколько обособленно от всей остальной. Наши считают позволительным пропускать сезон, делать коллекцию, рассчитанную на текущий сезон, внимать своим амбициям – в общем, действовать в ущерб собственному бизнесу. Дизайнеры не ищут легких путей – они создают себе трудности, чтобы их преодолевать. Каждый сезон ставит дизайнера перед выбором. На единственный вопрос "что делать?" (в смысле, где показывать коллекцию) существует масса ответов.
Есть петербургская неделя pret-a-porter – "Дефиле на Неве". Есть три аналогичные недели в Москве (Мoscow Fashion Week, Российская неделя pret-a-porter и Russian Fashion Week) плюс неделя Высокой моды, в которой вовсе не обязательно показывать эту самую "высокую" моду. В столице поговаривают о возникновении еще одного события: один из организаторов московской недели от кутюр Александр Достман намерен учредить свою собственную сезонную fashion week. Ответов на хрестоматийный вопрос с каждым годом все больше. Если дизайнер считает возможным пропустить сезон, уровень "Дефиле на Неве", на который принято кивать в оправдание, здесь ни при чем.
Есть Москва – все "уровни" на выбор. Разговоры про отсутствие модной индустрии в стране, конечно, могут претендовать на объективность, но это не останавливает иных дизайнеров Северной Пальмиры, создающих эту индустрию в рамках собственного дома или едущих за ней в Париж и Милан. Накануне сезонных показов мы дали возможность высказаться первым лицам фэшн-бизнеса обеих столиц – организатору Russian Fashion Week, директору столичного промоутерского агентства "Артефакт" Александру Шумскому, хозяйке "Дефиле на Неве" Ирине Ашкинадзе, байерам столичных бутиков, закупающих русские марки, и самим дизайнерам.

Александр Шумский
RFW
. Эта неделя RFW будет радикально отличаться от предыдущей. Время проведения (8–13 апреля) обусловлено существованием графика международных показов. Мы не можем начинать позже чем через три недели после Парижа. RFW будет проходить не в торговом центре, как в прошлый раз, поскольку "Атриум" был не самой подходящей площадкой. Дизайнеров будет больше. Приедут иностранцы – Кира Сакарелло (Испания), Zoe&James (Бельгия), последние посвятили коллекцию России и имеют планы выйти на наш рынок. Со временем зарубежных имен в расписании прибавится. Но это не значит, что западные дизайнеры вытеснят российские имена. Их участие придает статус и делает промоушн событию за рубежом.
Конкуренция. Она всегда имеет смысл. Но в российском модном движении не конкуренция, а маппет-шоу – не более чем амбициозные попытки, которые выдаются за fashion week, чем вносят сумятицу в ряды медиа и в массовое сознание. Недели выглядят зачастую как осваивание средств спонсоров: "покупается" пара-тройка имен, а остальные – почти студенты. Неделя pret a porter должна способствовать продвижению дизайнера на локальный рынок, помочь ему стать более интересным в коммерческом плане. По итогам прошлой RFW могу сказать, все новички имели очень хорошее медиа покрытие.
Имена. Здесь не может быть квасного патриотизма: москвичи – самые лучшие, а литовским дизайнерам мы выставим такие условия, что им станет тошно… Разумихина в мире продает больше, чем Татьяна Парфенова, но она менее известна в России, чем Парфенова. Информация о наших дизайнерах за рубежом тоже весьма скудная. Авторитетное издательство Tasсhen выпустило книгу Fashion Now, в которой из русских упоминается только марка Nina Donis и RFW.
Байеры. Эффект от осенних шоу-румов RFW весьма незначительный. Шоу-рум в России – это фикция. Байеры сюда не идут. Пока дистрибьюторы будут возить контрабандным путем вещи из за границы "по $5 за кг", российская мода будет им неинтересна. Есть и другая проблема: многие байеры обожглись на русских дизайнерах, когда те подводили с заказами, выполняли их не вовремя. Зачем возиться с русскими, когда в мире есть миллион марок, у которых все в порядке с бизнесом. Но процесс идет. В Москве многие мультибрендовые бутики работают с дизайнерами из СНГ. В этом сезоне мы ожидаем гостей из европейских шоу-румов, а на осень есть десяток заявок от байеров из США, Италии, Франции и Великобритании об участии в RFW.
Интеграция. С организаторами петербургской недели прет-а-порте "Дефиле на Неве" была идея сделать совместный проект – показы питерских дизайнеров в рамках RFW. Это показалось интересным. Но если Ирину Ашкинадзе это вдохновляет, то у дизайнеров на этот счет свои мысли. Когда организатор начинает уговаривать дизайнеров, они расслабляются. Неделя нужна не организатору, а дизайнеру, и последний должен это понять. Мода космополитична, есть разные школы, и почерк выпускника St. Martin School отличается от Esmod. Но не бывает питерского или московского дизайна – бывают либо талантливые коллекции, либо нет. А кооперация с "Дефиле на Неве" логична с точки зрения процесса и позиционирования петербургских дизайнеров в Москве.
Мода. В моде каждые полгода могут быть новые герои, и такие имена, как Татьяна Парфенова или Виктория Андреянова, должны каждый сезон доказывать, что они лучшие. Кто-то может себе позволить расслабиться и пропустить сезон, а Ахмадуллина работает, поэтому у нее всегда получается что-то интересное. На Западе, если ты пропустил сезон – о тебе забыли. Звезд у нас нет, а если и можно кого-то назвать таковыми, то это звезды в формуле "famous nоt popular". Другими словами, известные, но не продаются в масштабах страны. Зайцев, Андреянова, Парфенова.
Стандарты. Мы будем устанавливать стандарты и требовать их жесткого соблюдения. RFW всегда требовала показывать коллекции не текущего сезона, а следующего, за полгода, как это делается во всем мире. Но многие продолжают работать сезон в сезон. Постепенно мы это изживем, и если на предстоящей неделе сезона осень/зима 03/04 в коллекции будут бикини – просто снимем показ из расписания. В условиях участия все написано черным по белому. В этом сезоне нескольким домам по разным причинам пришлось отказать в участии.

Ирина Ашкинадзе
"Дефиле на Неве". В этом сезоне была идея, чтобы петербургские дизайнеры хорошим блоком поучаствовали в Russian Fashion Week, ведь до сих пор петербуржцы участвовали во всех четырех разных московских неделях. Москва готова была предоставить отдельный день, который прошел бы в рамках "Дефиле". Но идея рассыпалась. Нашлась масса причин – в основном личного и экономического характера, помешавших дизайнерам откликнуться на эту идею.
Выбор. Причины, по которым дизайнер выбирает, какой из недель pret-a-porter ему отдать предпочтение, у всех разные. Кто-то видит своих клиентов только в Москве, поэтому отказывается от показов в "Дефиле на Неве". Другим два показа не потянуть, потому, что это недешево (только членский взнос участника в Петербурге – $600, а Москве $1000, – прим. ред.). При всех финансовых сложностях, которые ложатся на бюджет дизайнера, любая неделя – это колоссальные вложения организаторов. Я вас уверяю, денег на этом не заработать ни в Петербурге, ни в Москве. А спонсоров найти не так просто. В этом году для Петербурга эта проблема стала еще актуальнее: 300-летие "съело" деньги потенциальных спонсоров нашего проекта, но мы, как и все, с нетерпением ждем великого для петербуржцев праздника.
Дизайнеры. Многие дизайнеры вынуждены работать в режиме ателье, т.к. не хватает оборотных средств, не развит институт байеров. Я не знаю сколько времени понадобится русскому фэшн-бизнесу, чтобы работать достаточно прибыльно, но со своей стороны мы прилагаем к этому максимум усилий (содержание магазина русских дизайнеров, организация показов сезонных коллекций с show-roоm, приглашение на них модельеров из других городов и талантливой молодежи и т.д.) В этом году в весеннем "Дефиле на Неве" не участвует половина питерских мэтров – Танцурина, Парфенова, Бирюков, Бадмаева, Меклер. Причины для каждого объективные и разные. Лично мне очень жаль. К проведению апрельского "Дефиле на Неве" на должном уровне с нашей стороны будут приложены все усилия. Гости показов увидят сокращенные коллекции (10215 моделей) дебютантов проекта Стаса Лопаткина, Леонида Алексеева, Татьяны Котес, Татьяны Мискевич, звездные коллекции Саши Арнгольда, Тани Котеговой, Ларисы Погорецкой – всего 15 участников.
Интеграция. В Москве я себя вижу только как байер. Привлекать москвичей в "Дефиле на Неве" можно. Но нужно смотреть на вещи объективно: откликнутся только те, кто собирается выходить на наш рынок и продаваться в Петербурге. Здесь не совсем все однозначно. Я пыталась привлечь такие московские марки, как Vassa, которая продается в универмаге Гостиный Двор, еще пару имен, но пока безрезультатно. Видимо, в Москве свой взгляд на промоушн. Скорее нашим дизайнерам выгоднее выходить на московский рынок. Я нормально смотрю на конкуренцию между московскими организаторами недель pret-a-porter, которая обострилась после ухода из жизни идеолога Fusion Week Виктора Соловьева. Но работая в "Дефиле" уже почти 4 года, убеждаюсь, что скандалы в фэшн-бизнесе способствуют прогрессу.
Позиционирование. В этом году генеральным информационным спонсором впервые выступит ELLE. Несмотря на все сложности, "Дефиле на Неве" давно переросло уровень местечкового, провинциального мероприятия. При всех недостатках, о которых можно дискутировать, "Дефиле на Неве" заслуживает большего внимания, чем место в светской хронике столичного журнала, соседствуя с очередной вечеринкой арт-галереи "Дача" или презентацией ювелирного бутика.

Le Form
Le Form – самый "авангардный" московский бутик. Закупает одежду, обувь и аксессуары dirk bikkembergs, dries van noten, comme des garcons, cutler and gross, dirk schonberger, junya watanabe, martin margiela, alain mikli, … etc
Марина Радина, PR-менеджер

Бутик. Для бутика представляет интерес тот дизайнер, чей стиль уже сформировался и чья продукция отличается высоким качеством дизайна и исполнения. Российские дизайнеры чаще всего не могут вовремя выполнить заказ, – к тому моменту, когда они готовы предложить нам вещи, коллекция самого магазина бывает уже сформирована и бюджет бутика исчерпан. Поэтому русские имена в мультибрендовых бутиках – достаточно редкое явление. Стоимость этих вещей, так как они выпускаются единичными тиражами, – на уровне западных марок. Люди чаще всего не готовы платить за отечественный дизайн такие деньги. Опять же актуальны претензии к качеству.
Русские. Ирина Зима продавалась у нас в сезоне лето-2001 и осень-зима.01/02, прошедшей зимой мы начали сотрудничать с Nina Donis (все продано), сейчас продаются шляпы от Ирины Гафиной. Ждем весеннюю коллекцию Михаила Пантелеева, который работает за рубежом под маркой Volga-Volga, – одежда и обувь этой марки продается у нас уже четыре сезона. В следующем сезоне вновь будут Симачев, Nina Donis, Volga-Volga. Вели переговоры с Лилей Пустовит из Украины, но пока не получилось сотрудничества.
Петербуржцы. Петербуржцы пытаются продаваться в Москве, открывают салоны здесь, как, например, Ирина Танцурина, но проблема в том, что дизайнеры пока не знают, как себя позиционировать на московском рынке.
Фишка. Симачев продается у нас уже четвертый сезон. Коллекция с символикой СССР презентовалась в 2001 году. Помимо китчевых, были и другие вещи – костюмы, плащи, вещи со специфическим кроем, авангардные модели. Они шли сложнее, чем футболки с гербами СССР и портретами Путина. В большинстве своем клиентов интересуют именно вещи с советско-российской символикой. Они остаются хитовыми, и мы их продолжаем заказывать, так как они давно уже вошли в категорию must have.
Политика. У бутика есть постоянные клиенты, которые уже определили для себя свои любимые бренды. Есть те, кто доверяет вкусу байера, и для них мы открываем новые бренды. Так с прошлого года у нас продаются Luts, Rick Owens, Mootich, и на эти марки есть спрос.

Ольга Короткова, владелица
Самый "русский" из всех московских бутиков. Здесь представлены Олег Бирюков, Александр Арнгольдт, Лариса Погорецкая, Середин&Васильев, Игорь Чапурин, Ирина Зима, Люда Доброхотова, … etc
Fashion-show. Логично иметь в России единую неделю pret-a-porter, как это принято в мире. То, что в Москве их три, – очень плохо для участников рынка, потому что много ресурсов тратится не на развитие бизнеса, а на закулисные игры. Нас не устраивает такая ситуация. Поэтому мы решили стать одними из организаторов RFW, чтобы активно влиять на становление цивилизованной инфраструктуры этого рынка.
Байеры. Закупки байеров отражают реальный спрос покупателей. Наши дизайнеры пока не могут конкурировать ни с одним западным именем по степени организации и способам продвижения и продаж своих коллекций. Хотя существуют примеры очень коммерческих коллекций, которые могли бы продаваться не только во всем мире, но и в Москве и Петербурге. Наши дизайнеры и их менеджмент пока не готовы работать по западным стандартам, и профессиональные байеры это хорошо понимают. И все же не могу не похвалить Олега Бирюкова: прекрасное качество и высокий уровень организации всего процесса. Мы искусственно создали рынок одежды от российских дизайнеров и берем на себя решение многих проблем, на которые не готовы идти другие.
Петербуржцы. Возможно, есть что-то неуловимое, отличающее петербуржцев от остальных, скорее всего, это сдержанность, лаконичность и некая прохладность. Нам понравилась последняя коллекция Бунакова&Хохлов, но, к сожалению, некоторые организационные проблемы не позволили продолжить с ними дальнейшее сотрудничество. Надеемся на продуктивную работу в следующем

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также