Смешарики вокруг нас

В октябре мультсериал «Смешарики» завоевал Гран-при за серию «Большие гонки» в номинации «Лучшая телевизионная программа» на международном фестивале анимации в Китае. Художественный руководитель проекта Анатолий Прохоров и генеральный продюсер Илья Попов называют себя городскими сумасшедшими, но их сумасшествие оказалось заразительным для зрителей всех возрастов.

– Как делается мультсериал «Смешарики»?

Анатолий Прохоров: Я только начинаю и заканчиваю каждый фильм сериала. Мы со сценаристами рассматриваем темы и сюжеты, они пишут, затем сценарий дорабатывается. Благодаря этому мультфильм, изначально предназначенный для дошкольников, приобрел длинный «семейный хвост». Наш зритель, как показали рейтинги «СТС», – женщины и мужчины от четырех до сорока пяти лет. Дальше мы с режиссерами смотрим раскадровку и аниматик. Я принимаю каждый из этих этапов. А основную часть работы проделывает ведущий режиссер сериала Денис Чернов, отличный парень. Еще у нас замечательные композиторы – Марина Ланда и Сережа Васильев. Марина – профессиональный композитор, она закончила Петербургскую консерваторию, а Сережа по профессии театральный режиссер, ученик Зиновия Корогодского, поэтому он тонко чувствует музыкальную драматургию, к тому же он поэт и поэтому пишет все тексты для песен «Смешариков». Вот, собственно, и все.

– Какой главный критерий при выборе сценария? Ребенок должен развиваться?


Анатолий Прохоров: Ребенок развиваться должен, но главное – чтобы ему не было скучно смотреть фильм. Больше всего мы боимся дидактичности, поэтому очень хотим уйти от старого «Союзмультфильма», но не от его шедевров, а от того потока пионерских фильмов, где главная идея – «Ребята, давайте дружить!», где нет реальной драматургии, нет остроты, притягательности, есть только неказистый сюжет и некое шевеление персонажей в кадре. И мы действительно считаем, что привнесли в анимацию новую детскую драматургию. История должна быть занимательной, но нести не мораль, а некую идею. Почти во всех фильмах у нас содержится как бы двойной message. Например, в серии «Путь в высшее общество» Нюша обнаружила, что любит свистеть. А когда ей говорят: «Нюша! Это неприлично!», она начинает избавляться от своей привычки и понимает, что это трудно. Тут довольно тонкий message для ребенка: не стоит обращать внимание на каноны и правила взрослых – все придет само собой. Для взрослых же второй message: у нас много бессмысленных ритуалов, культурных шаблонов, которые мы считаем значимыми, а на самом деле они – ерунда.

– Я тоже всегда считал, что свистеть хорошо.

Анатолий Прохоров: Разумеется! Все просто: всем хочется личной свободы. Хотя свобода не означает вседозволенности. И цель сериала – научить детей, что быть свободным, легким, творчески азартным можно и это не так уж и сложно.


– Чье сознание породило Смешариков?

Анатолий Прохоров: Это заслуга нашего замечательного художника Салавата Шахинурова. Как и всякий художник, он мыслит визуальными образами, и у него родилась идея сделать круглых персонажей, которых будет легко рисовать детям. С этого все и началось. Хотя опросы показывают, что Смешариков воспринимают не только как детские персонажи. Здесь я хотел бы сказать, что наша студия компьютерной анимации «Петербург» запустила в производство полнометражный трехмерный фильм о Смешариках. Сценарий уже написан. Мы понимаем, что аудитория полнометражного фильма будет не та, что у сериала, и приключения героев будут значительно более яркие и интересные, но мироощущение Смешариков останется прежним, и это очень существенное для нас обстоятельство. Это будет первый трехмерный полнометражный мультипликационный фильм в истории России.


– Вы довольны полученной наградой?

Анатолий Прохоров:
Я в своей жизни получил, наверное, более сотни наград за достижения в области анимации, в основном вместе с Сашей Татарским, за десятки фильмов студии «Пилот», которую мы создали с Татарским и Игорем Ковалевым почти двадцать лет назад. Но награды за «Смешариков» для
меня вдвойне, а то и впятеро более ценны. Потому что фильмам, которые созданы для широкой аудитории, значительно сложнее участвовать в фестивалях, ориентированных на авторскую мультипликацию.


– Вы преподаете в своей Школе анимации?

Анатолий Прохоров: Да. Преподавать интересно, потому что имеешь дело с самым тонким, замечательным и нежным материалом на свете – с людьми. В свое время мы с Татарским придумали такой девиз, которому и я, и Саша до сих пор не изменяем: «Мы делаем не фильмы. Мы делаем людей, которые делают фильмы». Это самое важное. Я преподаю в Школе анимации нашей студии «Петербург» в Питере, и мы готовим художников-аниматоров невероятно быстро, за два с половиной месяца, благодаря компьютерам, технике флэш-анимации и интенсивной методике, хотя классический курс аниматоров длится от десяти месяцев до года.

– Я так понимаю, что с появлением флэш-анимации многие классические знания стали балластом на пароходе современности.

Анатолий Прохоров: Скорее, с появлением компьютеров. Я по образованию физик-теоретик и всегда отчетливо осознавал, что компьютер – это будущее и кино, и анимации, и поэтому в свою бытность секретарем Союза кинематографистов России многое сделал для того, чтобы привнести компьютерные технологии в киношное сообщество, которое оказалось в этом смысле тяжелым на подъем. Все вопили: «Нам не нужны компьютеры!» И только Андрон Кончаловский уже в середине 1990-х годов получал наслаждение от монтажа на цифровой студии Lightwork. Единственный, кто, так сказать, обоснованно не принимал компьютеров, – это Юра Норштейн. Его работа принципиально рукодельная.

– «Смешарики» уже выбрались за пределы телевизионного экрана…

Илья Попов: Да, проект «Смешарики» реализуется в нескольких направлениях. Это медийная отрасль: совместно с крупнейшим издательским холдингом «Эксмо» мы в прошлом году издали миллион книг про Смешариков, а в новом доведем число до трех миллионов. Кроме того, мы производим компьютерные игры и контент для мобильных телефонов. Товарное направление представлено в виде продуктов питания, промышленных товаров и в сфере услуг. Продукты – это творожные сырки в форме шариков, мороженое, кондитерские изделия. Промтовары – это мягкие игрушки, настольные игры, канцтовары, сувениры и около ста наименований товаров для дома, наборы для ролевых игр… Еще стоит упомянуть «игровую комнату в одной коробке», которая очень удобна для детских садов. Но вообще принципиально понимать, что Смешарики задумывались как проводники знаний. Есть такое понятие – «компетентностный метод образования». То есть ребенок должен не просто знать название столицы Перу, он должен владеть навыками общения, работы в группе, самообразования. Наши «Букварик-Смешарик», «Словарик-Смешарик» и «Читарик-Смешарик» – это самые любимые дошкольниками книжки, по которым они учатся читать.

Анатолий Прохоров: Нашим драматургам во главе с ведущим сценаристом Алексеем Лебедевым удалось создать истории без стандартного противопоставления добра и зла, без двузначной логики Аристотеля. Если герой, скажем, «Крепкого орешка», попадая в сложную ситуацию, начинает «мочить всех в сортире», то в обычной жизни чаще важны отношения в семье и на работе – это нерв, архетип всего
проекта. И Смешарики учат детей находить общий язык с окружающими.


– Где «Смешариков» можно увидеть?


Илья Попов:
В полной версии только по «СТС», ежедневно. А в урезанной – несколько раз в неделю по каналу «Россия» в передаче «Спокойной ночи, малыши!». Дело в том, что эту передачу стараниями Кости Эрнста в свое время выкинули с «Первого канала». Когда в дело вмешался президент Путин, ее восстановили на «России», но она сократилась до восьми минут. Поэтому мультфильмы в «Спокойной ночи, малыши!» режут пополам: они не помещаются. И если в мультфильме енот потерял маму, ребенок ложится спать в слезах. Мы такого допустить не можем, так что приходится заново монтировать «Смешариков» под восьмиминутный формат, зрители неизбежно лишаются какой-то смысловой составляющей, зато мультфильм идет от начала до конца. У нас вообще ужасная ситуация с детским телевидением: мы единственная, кажется, в мире держава, в которой нет специального детского канала. И фильмов мало! На советское наследие рассчитывать не приходится: например, фильмов про Чебурашку всего три, и они уже выглядят анахронизмами, фильмов «Ну, погоди!» только семнадцать, а мы стартовали с двенадцати! Но каналам легче поставить в эфир какое-нибудь старье, за которое не нужно платить.


– А какие проекты помимо «Смешариков» вы нам присоветуете?

Анатолий Прохоров:
Проект «Гора самоцветов» – сказки народов России. Это не сериал, а скорее альманах: в сериях нет общих персонажей, и у каждой – свой режиссер. Если детям дошкольного возраста важно повторение, сквозные герои, то зрители данного проекта – дети от девяти лет и подростки, они способны воспринимать более пеструю и сложную картину. Это фильмы про Россию, и их цель – показать, что она конкретна и многообразна.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также