Стильные штучки Ксении Собчак

И богатство и старость могут быть и красивыми и некрасивыми. Я очень люблю разглядывать женщин вокруг меня. Это как игра, но одновременно игра развивающая, потому что всегда можно подметить какие-то существенные детали, научиться каким-то важным мелочам. Я точно знаю, что женщина, которая любит себя и следит за собой, будет красивой в любом возрасте. Я хожу по Петербургу и иногда встречаю замечательно красивых старушек. Как это у них получается? Хорошая осанка, гордая посадка головы, блеск в глазах, аккуратно уложенные седые волосы. Какой-нибудь беретик, кружевной воротничок, пусть старый, но чистый. Вся она собранна, несет себя с большим достоинством. Такая старость вызывает только уважение и даже немножечко... зависть.

Как-то я сидела в ресторане, и напротив меня сидели две женщины. В одной из них совершенно отчетливо чувствовался класс. Казалось бы, обычная фланелевая рубашка, обыкновенные черные брюки, какой-то шарф, даже непонятно, дорогое на ней все это или нет, что за фирма..? Но во всей ее простоте была такая элегантность, просто класс! А рядом с ней была ее подруга, разодетая в пух и прах, в золото и перья. И они выглядели, как небо и земля, несмотря на то что за версту видно было, сколько денег подруга вбухала во все эти перья. Но интересно: первое, что я на ней заметила, это были черные полусапожки, которые абсолютно не подходили к ее золотому костюму. Забавно, как все-таки четко сформулированы прописные истины. «Никогда не надевайте полусапожки с юбкой!» Юбка отрежет ноги сверху, полусапожки – снизу, а вам что останется? Даже если у вас ноги растут от ушей и вы спорите по этому поводу с Надей Ауэрманн, все равно так делать нельзя. Либо юбка и высокие сапоги, либо полусапожки с брюками – третьего не дано. Даже с длинной юбкой можно надеть, в лучшем случае, сапоги до середины икры.

Существует еще одно негласное, но золотое правило хорошего стиля – лучше быть недо- , чем перенаряженным. Лучше прийти на любое мероприятие «недоодетым», чем выглядеть слишком нарядным. Это плохой тон. Но у этого явления есть и обратная сторона. Если вечером зайти в любой, даже самый дорогой ресторан или театр, то вряд ли удастся встретить там хоть одну девушку в вечернем или хотя бы в так называемом платье для коктейля. Скорее это будут джинсы, юбки, сапоги... А если вы все-таки такое платье наденете, вас с недоумением спросят: «Чего это ты так вырядилась?» И вообще нарядная девушка воспринимается скорее негативно. Вот и получается, что нарядное платье потихоньку умирает как жанр. Лично меня это очень расстраивает, но тут ничего не поделаешь. Это суровые реалии московской жизни. Пожалуй, Москва в смысле одежды и отношения к ней очень специфичный город. Больше, наверное, нигде – ни в Париже, ни в Милане, может быть, только в Нью-Йорке, да и то не в такой степени – всех окружающих, даже если они с тобой незнакомы, волнует, как ты одета. И мне пришлось прочувствовать это на себе.

Когда я переехала в Москву из Петербурга, то внимание, которое я изначально к себе привлекала, очень во многом вызывалось тем, что  не всегда понимала, куда и что надевать.  В Петербурге, может быть, отчасти из-за некоторой провинциальности, было принято наряжаться по любому поводу и без него. Даже если просто выходишь куда-нибудь вечером с друзьями – ты одеваешься, готовишься, наряжаешься. Это занимает время – накраситься, причесаться. Надо заранее продумать, что к чему, что с чем сочетается. Так принято. Вечер – это целая программа. Это выход в свет. В Москве совершенно другой ритм. Времени ни на что нет. Все бегут и всюду опаздывают. Все в джинсах и майках. Поначалу мне казалось это диким, но постепенно я привыкла, и теперь мне кажется странным специально готовиться, скажем, к походу в ресторан. В Москве в модных кругах считается плохим тоном, если видно, что ты для чего-то серьезно оделся. Даже если это «что-то» вполне важное мероприятие. И это, кстати, на мой взгляд, неправильно. Бывают мероприятия, на которые просто необходимо приходить в вечернем туалете. В конце концов, существуют традиции. Но и тут – придя в такое место, как полагается, в длинном платье, ты все равно рискуешь встретить знакомых вс в тех же джинсах и нарваться на их удивленный взгляд – чего это ты, дескать? Словно считается делом чести нарушить некогда кем-то установленный дресс-код.

Очевидно, должно пройти время, чтобы кто-то однажды не пустил к себе на прием нарушителей традиций. Но никто безнаказанным не остается. Все не так просто. Потому что эти самые модники (или антимодники), которые плюют на красивые традиции, на самом деле мучаются со своими джинсами ничуть не меньше.  Я открою секрет. Модная московская тусовка – это своего рода тайное общество. И тут, как и в каждом порядочном тайном обществе, есть свой пароль. Этот пароль – джинсы. И пароль, как и положено, раз в два-три месяца меняется. И джинсы должны меняться вместе с ним. То, что никакой член «модной секты» не носит джинсы от Версаче и Гуччи, понятно само собой. Нельзя носить то, что общепризнано. Это плохой тон. Кто так делает, тот явно «не в теме». А чтобы «быть в теме», надо носить джинсы-пароль. Это могут быть самые обычные, даже вовсе не дорогие джинсы, но какой-нибудь маленькой и никому не известной фирмы. Потому что купить джинсы в D&G может каждый дурак. А вот поди найди такие… И создается искусственный дефицит, о котором знают только свои. И свои должны очень внимательно следить за сменой паролей – а это тонкий момент. Казалось бы, только-только узнал, где достать предыдущий вариант, добыл, надел, попал «в тему» – а пароль уже начал меняться. И всякий раз, например, когда происходит очередная смена пароля, я порой не знаю, где найти новый.

Конечно, это просто игра. Для взрослых. Театр абсурда. Ни к моде, ни к стилю это никакого отношения не имеет. Иногда думаешь, а может, лучше честно выполняли бы дресс-код? Это, конечно, какая-то подмена понятий, издержки, без которых, наверное, нигде не обойтись, но, в целом, я считаю, нам сейчас очень повезло. Мы живем в замечательное время. Во-первых, потому, что у нас сейчас есть абсолютно другие возможности, чем были, скажем, у наших мам, которым раньше в условиях хронического дефицита вещи приходилось не покупать, а «доставать». Рассказывают, что одна остроумная советская женщина как-то горько посетовала: «Неужели я умру, и никто и никогда не узнает, какой у меня был вкус?!». А во-вторых, потому что сейчас, как это странно ни прозвучит, модно все. Или ничего. Модно быть немодным. И это самое лучшее, что случилось с нами за последнее время.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме