Своя игра

Глядя, как готовятся к своим дефиле украинские дизайнеры, понимаешь: это воплощение олимпийского спокойствия и броуновское движение одновременно. Они говорят, что относятся ко всему играючи. Но процесс, похоже, увлекает их настолько, что незаметно превращается в саму жизнь. Их до сих пор нет в Париже, они нечастые гости в Москве, и даже сезоны "Дефиле на Неве", открывшие их имена российской публике, они в этом году пропустили. В силу своих, "самостийных" причин: у них собственное "модосчисление" – Сезони Моди и своя игра – "Ukrainian Fashion Game". Поэтому нашему "Дефиле" пришлось выделить украинцам отдельный день спустя почти два месяца после закрытия питерского сезона. Sobranie состоялось в Шереметевском дворце.

Сборная Украины против сборной питерских фешн-обозревателей. Участники малороссийской команды – Ольга Громова, Земскова&Ворожбит, Лиля Пустовит, Сергей Бызов, Александр Гапчук, Алексей Залевский и Оксана Караванская. Капитан украинской сборной – Виктор Анисимов.
До начала дефиле час. Невозмутимый Анисимов потягивает колу, развалившись на диване за сценой. На другом краю дивана, не стесняясь в выражениях, модель громко объясняется по сотовому. Анисимов – настоящий украинский мачо: невозмутимый, богатый (по крайней мере так утверждает Громова) и вечно окруженный женщинами. В силу профессии, конечно. Поминутно мимо пробегает то жена Анисимова Лия (как обычно, с неперсонифицированными жалобами), то визажист – в поисках недокрашенной модели, то Пустовит – с очередной шуточкой в адрес Анисимова, конечно.
"Как же тяжело быть в этой профессии натуралом", – тоскливо замечает он, когда перед ним вырастает манекенщица в неглиже и требует обуви своего – 40-го размера. Но борцовских бутс такого размера (Анисимов как к.м.с. по борьбе отдает дань своему спортивному прошлому) в его новой коллекции не предусмотрено. Подходящую обувь (alenaakhmadullina) стягивают с Чечолиной – и выход спасен.
Некоронованный лидер украинской "группировки" и визитная карточка украинской моды – своеобразное зеркало фешн-бизнеса Украины с ходу сражает невесть откуда взявшимся в нем пессимизмом: "Тщетность усилий раздражает. Все бессмысленно, даже мода. Будешь деньги зарабатывать – разобьешься на машине, возьмешься строить – кирпич на голову упадет (это он о своем втором амплуа – строительстве, – прим. автора). Все тщетно, безразлично, чем заниматься. Каждый прикалывается по-своему, а итог у всех один и тот же. Знаю, что непохоже на мой имидж "оптимиста". Просто пессимист – это хорошо информированный оптимист, вот и все. Все до одного умрем, и, значит, безразлично, чем заниматься, – все позволено".
Почти по Достоевскому. Кстати, один из азартнейших игроков своего времени. Но Анисимова, кажется, увлекают иные игры. Футбольные логотипы и имена лучших бомбардиров Европы, национальная британская символика и даже высокие меховые shapkas – в стиле экипировки королевских гвардейцев Великобритании – его новая коллекция.

"Что такое дизайн для меня? Кто-то коллекционирует марки, я вот одежду шью. После читаешь, что про меня в газетах пишут, и скучно становится – ничего нового. Из года в год одно и то же: "Анисимов удивил (не удивил) трансформерами, Громова показала такие-то конструкции, тот-то – такие-то". И все ищут какие-то соответствия, все подвластны стереотипам. На Западе тоже есть стереотипы, но там они исходят из уст таких значительных персон, что, даже будучи воспринятыми в массе, не подвергаются сомнению. Там стереотипы создают люди, которые знают моду и не ошибаются в прогнозах. В России нет прессы, способной оценивать объективно и адекватно".

Один – ноль в пользу украинской сборной. Украинцы делают другую моду. Она абсолютно современна. В их почерке почти звериное чутье моды. Украинцы в российской моде – это почти как бельгийцы в Париже. Особый стиль, узнаваемая национальная школа и абсолютно космополитичный подход к созданию вещей – актуальных, "острых" и экстремально-сексуальных, с еле уловимой конъюнктурой. А мы все пытаемся их классифицировать: "Вот это мы где-то у кого-то уже видели". Но вот где и у кого? Дежа вю.
"Мы острее чувствуем моду, но не делаем чистой конъюнктуры. Нам не интересно создавать вещи "на продажу", но тем не менее все они "уходят" еще до показов. Колоссальная доля ручного труда, что вообще не характерно для коллекций прет-а-порте. Во всяком случае, у российских дизайнеров такого не встретишь. В России такое можно увидеть разве что на Неделе Высокой моды. Громова заказывает для новой коллекции вышивку серебром, и ее делают сестры в каком-то монастыре. Нет, чтобы сшить просто курточку или пиджачок, который стопроцентно купят, – она будет выдрючиваться. Поэтому, скорее, такую одежду можно причислить к прет-а-порте люкс, нежели к просто готовой одежде. Несложно делать то, что купят всегда, но нам это неинтересно".

Два – ноль. И все-таки Анисимов кривит душой, когда говорит, что чужд тенденциям. Его последняя коллекция – ода ЧМЯКу вообще и британской футбольной сборной – в частности. Абсолютно конъюнктурный, правда – запоздалый, ход. Все-таки команда Бекхема пришла к финишу второй. А мы, "наболевшись", кажется, до хрипоты, вынуждены снова испытывать это предынфарктное состояние. Аппликации с именем Вeckham и магической семеркой на майке капитана английской сборной, набивка Pettit (капитан сборной Франции) и другие звездные граффити – все это уже в прошлом, пан капитан. Так что два – один.

Оставим капитана. А что же команда? У Громовой своя игра – в роковую диву. Этакая готическая Лара Крофт, затянутая в черное с монастырской вышивкой серебром. Femme fatal из бархата и кожи – эдакий украинский Том Форд в юбке. (К вопросу о классификациях! Три – один в пользу Анисимова.)
На поле – Земскова&Ворожбит. Два сезона подряд они играли в наше "Дефиле". Теперешняя их игра относит нас к тем далеким временам, когда любимым развлечением славян была соколиная охота, а роскошные хвосты песцов и куниц служили всего лишь разменной монетой.
В опасные ведьмины игры играет Оксана Караванская. Налицо все атрибуты колдовского ритуала – бесовские рожки из волос, аксессуары в виде настоящего рога, на голове – венок, а на подиуме – "Вертеп" (название коллекции говорит само за себя).
Лиля Пустовит – вот еще одно светило, чье вращение в модном пространстве вполне автономно от Анисимова, поскольку на питерских и московских сезонах Пустовит показывалась давно и безо всякой национальной привязки. Ее игра – почти геополитического масштаба. Красной нитью проходит арабская тема со всей сопутствующей атрибутикой струящихся силуэтов и фактур, вызывая у зрителя нездоровые и даже неуместные в контексте моды шахидские ассоциации. Но можно смягчить остроту наболевшей темы и вспомнить что-нибудь миролюбивое. Национальные арабские игры, например. Парусные регаты на дау, гребля на деревянных абрах, верблюжьи бега, нарды, шахматы… В конце концов, танец живота и "Арабские ночи". Социальная напряженность снимается в момент.

"Свои магазины? Нет ни у кого своих магазинов, у каждого есть подвальчик. Никаких байеров. Мы все сидим по подвальчикам и что-то делаем: эта деятельность делится на "креатив", как Бызов выражается, и работу на заказ. Ателье, то есть. Первое – сплошные затраты. Второе – чистый заработок. Мы стараемся делать коллекции так, чтобы у потребителя постоянно оставался голод. Скажем, есть спрос на 50 вещей, а мы сделаем только 30. Долгие годы мы приучали в Украине людей к моде, прививали некую потребительскую культуру, и теперь наши Сезони Моди воспринимают очень прогрессивно. Хотя я и не рассматриваю моду как бизнес. Мои вещи продаются здесь с тройной наценкой, и только так затраты на поездки в Питер окупаются. Но дохода никакого". Гроссмейстер, вам мат. Ну кто же раскрывает такие секреты? Теперь поклонники творчества братьев славян крепко призадумаются: а не делать ли им shopping в Киеве или Донецке?

Приятно удивили "новички" Залевский и Гапчук. Обе коллекции – мужской взгляд на мужскую одежду. Первый играл с симметрией, придавая вещам структуру их геометрического орнамента. Второй был абсолютно серьезен в решении сместить акценты со слабого пола – в сторону сильного. Буржуазность и шик тройки изумрудного цвета в полоску затмевали даже глубокие V-образные декольте в женских моделях от Гапчука. Редкое сочетание сексапильности и брутальности в мужской дизайнерской одежде.
Анисимову, одному из троих мужчин в украинской "команде", одевать этих самых мужчин не интересно. "Женская мода лично мне дает широкий простор для творчества, а мужская – нет. Я бы не стал ею заниматься, потому что в ней есть какая-то закостенелость: шаг влево – шаг вправо – тупик. Даже если бы я и делал мужские коллекции, в этом никто не вышел бы на улицу, – понимаешь, о чем я, да? Поэтому я и делаю одежду для женщин. В моде большинство дизайнеров-мужчин – геи, но это не значит, что только так можно понимать сущность женщины и ее желания надевать то или другое".

Коллекции демонстрировались на подиуме Шереметевского нон-стопом – лишь сменялись таблички с фамилиями в диапроекторе. Музыка к показам – сборник малоизвестных россиянину национальных треков на украинской мове. Черт возьми, их попсу приятно слушать! В этой игре не оказалось победителей и побежденных. На арене играла команда – в зале сидели болельщики.

 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также