Рэп победил шансон. МИСТЕР МАЛОЙ.

МИСТЕР МАЛОИ

Mr.Big

Без него не обходилась ни одна вечеринка середины 1990-х. С автором первого национального рэп-хита «Буду погибать молодым» побеседовал Илья Стогов.

Говорят, главной музыкой в России все равно останется ресторанный блатнячок.

Не думаю, что останется. Даже те, кто сидел, не обязательно должны слушать гопническую музыку. В Ленинграде, например, среди первых бандитов было много бывших фарцовщиков, ребят в стиле Тарантино: модные вещички и словечки, кокаин с кончика ножа. С какой стати им слушать шансон?

А что, правда были такие?

Ха! Я помню, в самом начале 1990-х был на одном из первых выступлений Bad Balance. Так там первые несколько рядов были заняты исключительно пацанчиками в спортивных костюмах. В хип-хоп они не очень врубались, но головами в такт кивали. Им было важно показать, что и они здесь, с модной молодежью. Первые рэперы у нас в стране были очень свободными людьми, и бандиты тоже были полностью свободными — две эти свободы иногда вступали в противоречие. Но все равно это была совсем другая Россия, не та, что слушала шансон.

То есть рэп может стать национальным жанром?

Ну да, почему нет? Вон клуб напротив — тупое попсовое место. Но даже у тамошних диджеев есть про запас пара треков Влади из «Касты» или Ноггано.

На деньги от концертов прожить можете?

Смотрите, у популярных хип-хоп-артистов гонорар за концерт составляет десять тысяч долларов. Особенно если выступать у друзей-олигархов, которых мы называем олигофрендами. Даже после отчислений тем, кто занимается букингом, бэк- вокалисту и администратору ты зарабатываешь несколько кусков зелени наликом. А таких концертов в месяц может быть и восемь, и пятнадцать. Можно жить на эти деньги?

А не надоело второе десятилетие подряд читать «Буду погибать молодым»?

Чего это мне должно надоесть? Песня-то надолго. Думаю, я уже крякнуть успею, а песня останется. Люди приходят на концерт, слышат эту песню, и у них жизнь перед глазами проносится. У меня аудитория — дядьки лет по тридцать-сорок. Денег насосались, в работе состоялись. А видели бы вы, как эту песню в тюрьмах принимают!

А вы и в тюрьмах читаете?

Много раз. Мы ездили в Форносово, на строгий режим, в Металлострое пели, в Москве на какой- то «малолетке». «Мурку» исполнить никто не просил. Дело в том, что у нас в стране привыкли, чтобы все было серьезно. Шансон, он же весь та- кой насупленный: мы украли с пацанами, а менты нас повязали, и мы сидим, по маме скучаем. А то, что читаем я и новое поколение рэперов, — весело. Тут даже если про криминал говорится, то все равно с юморком, с крендельком. В этом, мне кажется, и есть главная примета нового поколения русских. Новые люди потому и новые, что много смеются.



  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также