Конец гомосексуализма

Вчера геев сажали в тюрьму, сегодня гомосексуальность стыдливо предпочитают не замечать, а завтра будет так: все знают, что человек – гей, но никому это не интересно. Андрей Савельев объяснил, почему мы в этом так уверены, а шестеро авторитетных героев поделились личным опытом.

В последние месяцы о гомосексуализме говорили много. Гей-погромы, несостоявшийся гей-парад в Москве послужили поводом для сотни статей и десятка телесюжетов. Православные и скинхеды (мощный сплав) слились в едином порыве – покончить с гомосексуалистами. И у этих событий есть банальные причины: это и стремление некоторых депутатов поднять свой рейтинг на волне популизма, и жажда гей-организаций выглядеть угнетенными в глазах представителей зарубежных фондов, которые охотно финансируют жертв дискриминации.

Но вот что удивительно: общество Москвы и Петербурга отреагировало совсем не так, как предполагалось. «Оставьте их в покое. Пусть себе спокойно живут, только не демонстрируют лишний раз». И эта позиция принципиально нова для нашей гомофобной страны. Она вызвана тем, что столичные мегаполисы живут по своим правилам: здесь стерты границы между талантом и безумием, полами, работой и отдыхом, нормой и антинормой. И именно здесь на человека, который говорит: «я гей», смотрят как на того, кто жалуется, что ему в час пик в метро наступили на ногу. Это реальность. И именно это и есть крах гомосексуализма. В 1980-е признание собственной гомосексуальности было протестом, в 1990-е – модой, в 2000-е это просто повседневность.

Любой человек с высшим образованием, средними познаниями в теологии и должностью менеджера на вопрос «За что Бог разрушил Содом и Гоморру?» не сомневаясь ответит: «За гомосексуализм». И будет неправ. В действительности Бог уничтожил эти города за многочисленные грехи, а вовсе не за какой-то один конкретный: «Жители же Содомские были злы и весьма грешны пред Господом» (Бытие, 13). «И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма; сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю» (Бытие, 18). Но именно искаженный смысл этого библейского эпизода послужил в дальнейшем основанием для порицания гомосексуалистов. Государство Израиль было мизерным, народ еврейский – малочисленным. Сражения с филистимлянами, завоевание новых земель – все это требовало мужской силы. Неудивительно, что более поздние книги Ветхого Завета высказываются о гомосексуализме весьма жестко: «кто ляжет с мужчиной, как с женщиною, то оба они cделали мерзость: да будут преданы смерти» (Левит, 20). Политические мотивы казались превыше всего. Женщины должны были рожать, мужчины – воспроизводить новое потомство и защищать его. И вот прошли тысячи лет. Мир поделен, а расы смешались. Но пять процентов населения Земли по-прежнему гомосексуалисты. И в этом постоянстве есть какая-то железная логика, упрямство, – как тут не поверить, что это задумано самым великим и могущественным математиком Вселенной. И если ответ на вопрос, почему это число так постоянно, можно найти в биологии и генетике, то ответ на вопрос, почему геи перестали восприниматься как «чуждые», лежит в области медиатехнологий.

Телевидение и газеты, радио и Интернет за последние двадцать лет кардинально изменили наше сознание. Когда в
Интернете массово рекламируются сайты гей-знакомств, Борис Моисеев – самый популярный гость ток-шоу, ТНТ делает рейтинги на реалити, где мужчины живут в женской одежде и косметике, свадьбу Элтона Джона и Дэвида Ферниша обсуждают все журналы, а канал Euronews активно следит за тем, какая страна следующей разрешит однополые браки, отношение общества к гомосексуалистам не может не измениться.

Когда в конце 1980-х годов журнал «Работница» опубликовал статью о гомосексуализме как о мировом явлении, эффект был сравним с только что открытой бутылкой шампанского: пошла пена, а пробка потерялась. Все 1990-е гомосексуальность активно эксплуатировалась на эстраде, например в имидже таких групп, как «На-на» (полуголые парни с гитарами и начесами), в арт-среде (проекты Влада Мамышева-Монро) и в шоу-бизнесе в целом. В Петербурге появился клуб «Маяк» и первые травести-шоу. Гомосексуалисты почувствовали свободу, которая была в новинку, которой хотелось. Но пена сошла. Сейчас гей-клубы – это обычный бизнес, гей-эстетика – просто еще одна грань искусства, а эстрада – это в принципе травести-шоу. Уникальность бренда «гей» замылилась, как и следовало ожидать, он вошел в будни. Общество стало терпимее. Москва и Петербург принимают гомосексуалистов. Они не сходят с экранов телевизоров, о них пишут, они поют, ведут шоу, открывают выставки, запускают тренды и делают моду, не покидают страниц светской хроники. И все всё про них понимают, но никто не тычет пальцем, потому что в этом больше нет «чего-то такого». Да, самый известный российский певец – гомосексуалист, и самый известный телеведущий – тоже. Но главные правила игры – «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах» – написаны во Всеобщей декларации прав человека, где «достоинство» значит быть собой, а «право» – поступать по достоинству. И отобрать этого у них никто не смеет. В том, чтобы быть геем, нет ни протеста, ни вызова. Ничего. Есть только реальность, к которой все постепенно привыкают.

/продюсер/
Его продюсерский центр организует съемки в России для ведущих глянцевых журналов Европы. Дать интервью в гей-номер «Собаки» Юрий согласился охотно, но попросил прислать человека с чувством юмора: предмет беседы настроил его на веселый лад.

- Разве в теме есть что-то забавное?

– Меня смешит ажиотаж, который подняли вокруг гомосексуалистов. На самом деле, гей ты или не гей, никому уже не интересно. Сегодня тебя оценивают не по тому, с кем ты живешь, а по тому, как ты живешь. И эта тема возникает только у тех, кто не имеет с людьми других точек соприкосновения, кроме обсуждения чужой личной жизни.

– При вас что, никогда не ругали гомосексуалистов?

– Однажды ругали. Я был в Италии и беседовал с людьми много старше меня. В это время по телевизору показывали гей-парад, они очень его осуждали. Но это люди, которым было под семьдесят, к тому же ортодоксальные католики. В России геям сейчас не нужно никому ничего доказывать. И если твои друзья, твои родственники понимают, что ты счастлив, они примут тебя таким, каков ты есть. Если ты хорошо работаешь, то твоего шефа не будет волновать, что ты делаешь после работы. Но если ты приходишь на работу и кричишь о том, что ты гей, больше, чем трудишься, не удивляйся, что тебя уволили. Если ты превратил в эпатаж то, что живешь с мужчиной, ты заслуживаешь пинка под зад. Возложение колонной гомосексуалистов венков к могиле Неизвестного солдата – это кому нужно? У людей старшего поколения существуют определенные идеалы, и то, что эта выходка оскорбит ветеранов войны, было очевидно всем.

– Вы думаете, это от глупости?

– Я думаю, это, как и вся остальная недавняя активность геев в Москве, было отлично организованным спектаклем, проведенным в интересах конкретных людей. Ведь ни у кого не было желания что-то декларировать. Нашу сугубо личную жизнь никто не притесняет. Да я гей, но это мое личное дело. Ходить с транспарантом для того, чтобы заявить:
«Мы живем не так, как вы», я не буду, потому что на самом деле я живу так же, как все. Я уверен, что все акции гомосексуалистов были спланированы, как и нападения на геев стариков с иконами и фашистов с дубинками. Они что, сами собой, стихийно объединились? А где символику взяли? Все было подготовлено, кто-то хорошо на этом заработал.

– А вы не боитесь, что православные и фашисты…

– Вы знаете, среди тех и других так много гомосексуалистов…

– Что представляет собой современное гей-сообщество?

– Это уже не что-то закрытое типа организации «Зеленая лампа». Геи влились в остальной мир, стали его органичной частью. Есть, правда, прослойка, которая охраняет свою обособленность от мира и, например, не любит, когда в нем появляются женщины. Меня с моей подругой иногда просят покинуть заведение, говорят: «Ваша жена ведет себя очень странно, уйдите, пожалуйста, здесь гей-клуб». Им кажется, что мы гетеросексуальная пара. Именно из-за этой прослойки существует негативное отношение к гомосексуалистам. Но это в основном люди, у которых в жизни все плохо. Когда тебя окружают друзья и близкие, когда у тебя есть любимая работа, к миру не может быть агрессии. Но если ты одинок, ты становишься враждебен.

Цитата
“Если ты превратил в эпатаж то, что живешь с мужчиной, а не с женщиной, ты заслуживаешь пинка под зад”


Три вещи о cебе

Я люблю все фотосъемки, которыми занимался, но самая любимая – фотосъемка в стиле барокко, которую Артур Элгорт
проводил в Петергофе для журнала Vogue.

Меня мало интересуют материальные ценности. Все, что нужно для счастья, у меня есть: прекрасная работа, замечательные коллеги и друзья. Времени, конечно, не хватает. Но его много только у лодырей, а у тех, кто чем-то занят, его всегда в обрез, тем более в Москве.

В школе мне больше всего нравилась химия. Я, вообще-то, закончил два вуза, которые связаны с химией: химико-технический и инженерно-технологический.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме