Лига чемпионов: Камил Чонтофальски

Голкипер «Зенита» и сборной Словакии прибыл в Петербург в те времена, когда у руля команды стоял Властимил Петржела. Сейчас Чонтофальски – в ранге второго вратаря, но не раз бывало, что в случае необходимости он занимал место в воротах и демонстрировал надежность не меньшую, чем его коллега Вячеслав Малафеев.

Как вы пришли в футбол?

Когда я был маленьким, меня интересовали все виды спорта, но футбол оказался самым доступным. Я родом из маленького словацкого городка Кошице. Там помимо футбола очень популярен хоккей. Но для того чтобы заниматься хоккеем, надо было покупать коньки и форму, а для футбола – одни бутсы. У моей семьи почти не было денег: я вырос без отца, только с мамой и бабушкой. Так что я пошел играть в футбол из соображений экономии.

С самого начала были вратарем?

Да, хотя это и очень ответственно. Если ошибется защитник, или полузащитник, или нападающий не реализует стопроцентный момент, это скоро забудется, а ошибка вратаря запоминается всем и надолго. Именно во вратаре часто предпочитают видеть причину всех бед. Но несмотря на это, мне всегда нравилось играть «в рамке». Правда, в детстве я часто пачкался, и мама очень ругалась, потому что после каждой игры надо было стирать одежду.

Есть мнение, что в советские времена спорт был чуть ли не единственным способом выбиться в люди, минуя партийную лестницу. Это правда?

Да, у нас тоже так было. Мне всегда хотелось попасть за границу, посмотреть мир, а для этого надо было стать спортсменом.

Как вы попали в «Зенит»?

Меня пригласил Властимил Петржела, с которым мы вместе работали в клубе «Богемианс». С приходом этого наставника в «Зените» появилось много игроков из Чехии и Словакии. Но надо сказать, что никакой предвзятости со стороны русских игроков по отношению к нам не было. Влиться в команду мне помог Леша Игонин, бывший тогда капитаном. Он же помог и с русским языком: хотя я учил его в школе два года, к тому моменту уже многое забылось. Но благодаря Игонину особенных проблем не было, я с грехом пополам стал всех понимать. С Петржелой на тренировках мы говорили на чешском, но с остальной командой старались специально говорить по-русски.

Товарищи по команде водили вас по городу, показывали достопримечательности?

Да, мы много гуляли. Но мне запомнился такой курьез. Леша Игонин и другой мой партнер по команде, Сергей Осипов, как-то взяли меня в бар кофе попить, и вдруг там началась драка. Человек, который стоял рядом со мной, что-то не поделил со своим товарищем, а тот начал стрелять в него из пистолета! Вокруг меня летали пули, пришлось убегать. Потом я всем рассказывал: вот, только приехал в Россию и уже попал в перестрелку.

Не было мыслей покинуть город, где стреляют в кафе?

Ну что вы, позитивных впечатлений было гораздо больше. Фанаты клуба очень поддержали меня. Такой большой город – и все болеют за одну команду. Мои родственники и друзья из Словакии, которые бывали на «Петровском», в один голос говорили, что поддержка болельщиков на матчах просто невероятная.

У вас есть в «Зените» друзья?

Я стараюсь со всеми если не дружить, то поддерживать хорошие отношения: мы же профессионалы. Чаще других встречаемся с Ивицой Крижанацом, Радеком Ширлом, Владом Радимовым.

А атмосфера в команде меняется в связи с последними успехами?

Конечно. Победа в чемпионате России, Кубок УЕФА, Суперкубок УЕФА – все это за один год. Ничего подобного в истории команды не было. Теперь все ждут еще большего! Все готовятся играть в Лиге чемпионов.

Мечта у вас есть?

Да, незамысловатая: чтобы все в моей семье были всегда здоровы и счастливы.

А вы знаете о своей репутации главного сердцееда команды «Зенит»?

(Восклицает с изумлением.) Нет, это неправда!!! Я очень вас прошу опровергнуть этот миф в своем журнале.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме