ТОП 50 2010. Галя Чикис

После семи лет экспериментов с музыкальными формами она записала честный, чистый и ясный альбом «Медленно». За ее творческими поисками проследил музыкант Кирилл Иванов.



Кирилл: Когда альбом вышел, ты испытала освобождение или легкое разочарование?

Галя: Я почувствовала радость, мы шли к этому пять лет. Записав песни, мы освободились от них и сейчас работаем над новым материалом и в новом звуке. Треть песен для будущего альбома уже играем на концертах.

Кирилл: Как у тебя менялось ощущение от своего творчества?

Галя: После первой удачной работы – записи в рамках проекта Neverklinik 1st Wave в 2003-м – появились амбиции, и сразу начались какие-то неудачи, потом тщеславие отпустило, и процесс снова пошел. Сейчас я спокойно и уверенно делаю то, что хочу. Мне свойственны перепады настроения: ощущения могут стремительно меняться от мрачных, когда хочется отгородиться от внешнего мира, до светлых и оптимистичных, когда я уверена, что все делаю правильно, и собираюсь всему миру об этом поведать.

Кирилл: После того как ты сыграла альбом на рояле, на котором Микаэл Таривердиев записывал музыку для Майи Кристалинской, многие увидели в твоих песнях реверанс в сторону советской эстрады.

Галя: В юности я слушала зарубежную музыку, фанатом советской эстрады не была. Но когда пришла на студию «Мелодия», мне сразу захотелось обратиться к классике, не экстремалить и не экспериментировать. Этот рояль стоит в большом церковном зале. Я шесть часов подряд провела наедине с ним и с собой. Это были, наверное, одни из самых счастливых часов в моей жизни. Время будто остановилось, и ничего, кроме этого места, на Земле не существовало. Все композиции мы тогда записали практически с первого раза.

Кирилл: Недавно ты стала мамой, как это отразилось на пластинке?

Галя: Много материала я написала до рождения дочери. Песня «Весенняя» в 2003 году была дико экспрессивной, но в альбоме «Медленно» она совершенно другая. Мое материнство и размеренный образ жизни сказались на темпераменте треков. Если бы не было Маруси, музыка не стала бы такой мягкой.

Кирилл: Как дочь реагирует на твое пение?

Галя: По-разному. Иногда просит, чтобы я замолчала, а иногда, наоборот, не отпускает. Например, пою ей колыбельную, потом смотрю, вроде заснула, собираюсь уходить, а ей вдруг хочется, чтобы я еще пела.

Кирилл: Что такого ты находишь в проекте «Сабля», где играешь с Арсением Padla Bear, чего нет в твоей собственной группе?

Галя: Сеня понимает, что у меня ипотека, ребенок, куча забот. Однажды он предложил создать группу, которая помогла бы мне отвлечься от проблем и раскрыться по-новому. Мы с ним придумали неологизм «ипотека-панк»: в нас дремлет панк, но при этом у нас у всех квартиры в ипотеке. Получилась легкая и запоминающаяся музыка, полная самоиронии и злободневных тем. Она может понравиться самым разным людям – от простых работяг до музыкальных критиков и бизнесменов.

Кирилл: Сейчас сложилась хорошая, честная ситуация для музыки. Радиостанции, телеканалы и журналы все меньше влияют на сознание людей. Появление на обложке не гарантирует полных залов на концертах. Как теперь этот механизм работает, неизвестно. Единственное, что остается, – забыть обо всем и просто писать песни.

Галя: Я всегда понимала, что могу перевести свои песни в удобоваримый радиоформат, найти продюсера, следовать его требованиям. Он бы протолкнул их на радио, снял клип. Но я хочу двигаться не спеша, заниматься в жизни только тем, чем действительно хочется. Это элементарное уважение к себе.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме