ЖИТЬ!

Они - герои нашего детства, с которыми связано только самое лучшее и светлое. Кажется, что мы не верим уже никому, но им мы верим. Журнал "СОБАКА.RU" спросил пятнадцать классиков о главном и получил один ответ: "Жить!"
ГДЕ БРАТЬ СИЛЫ?

Обладательница чистейшего лирико-драматического сопрано, жена и верная соратница виолончелиста Мстислава Ростроповича разделила с мужем горечь изгнания из СССР. Что помогло ей cправиться с обсто-
ятельствами и начать жизнь заново, Галина Павловна рассказала актеру Евгению Миронову – исполнителю главной роли в картине «В круге первом» по роману друга Вишневской Александра Солженицына.

Галина Павловна, о вашей легендарной жизни известно каждому, вы через многое прошли. Можете сказать о себе: «Я сильная женщина»?

Вы знаете, у нас часто цитируют Некрасова, что женщина и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет. А я всегда говорю: коня пускай мужики останавливают, горящие избы пусть пожарные тушат. Я хочу быть прежде всего женщиной. Я хочу, чтобы рядом был мужчина, у которого есть ответственность за семью, за детей, за все, что он делает. И женщина должна быть рядом с ним. Она должна быть слабее, но когда надо – показывать и силу.

А что вам давало силы в жизни?

Голос давал силы. Потребность отдавать. Если от вас берут с благодарностью, а вы отдаете и что-то берете взамен, то это мощный источник силы. По крайней мере, для меня. У меня был трудный период, когда ко мне пришла слава. У меня нашлось много недоброжелателей, и я оказался слабым, запил. Думал: «Неужели я все неправильно делаю?»

А у вас были периоды, когда вы чувствовали себя слабым человеком?

В двадцать три года я прошла через туберкулез. Я лежала на операционном столе, мне должны были поддуть левое легкое. Уже протерли бок, я увидела длинную трубчатую иглу и подумала: «Боже мой, после этого все будет кончено – я не смогу петь». Вскочила и убежала, закричав: «Не смейте меня трогать!» Дала подписку, что не имею претензий к врачам, и ушла из больницы. Потом лежала дома в жуткой апатии и по-настоящему умирала. Тогда меня спас Иван Сергеевич Тургенев. В какой-то момент мне вдруг захотелось перечитать его первые повести: «Асю», «Первую любовь». Любовь, природа, красота. Я отключилась от болезни, заработало воображение: я представляла, как бегу по парку, одетая в развевающийся черный бархатный плащ. Я лежала, умирая, и видела все это.

Но вы выжили. Это же какая вера должна быть у человека, какое желание прийти к своей цели!

Я должна была это сделать: я хотела петь – я встала и пошла. Потом я
шестнадцать лет прожила в изгнании. Я уехала отсюда в такой ярости, что ни о какой ностальгии не могло быть и речи. В сорок семь лет нас со Славой лишили гражданства и выставили из страны без копейки денег, с детьми, только за то, что у нас на даче пять лет жил опальный Александр Солженицын. Ну в каком еще государстве могло так случиться, что из-за поддержки писателя нас, артистов, – не политиков, не шпионов – вытолкнули из страны? Я всю жизнь отдала родине. Почему со мной так поступили? Мы оставили все, что было нажито. Приехали в Париж, где надо было все начинать с нуля. Мне надо было выходить на сцену и петь, Ростроповичу – играть. Нужны были особые силы. И тут чувство злости мне помогло – не расслабиться, а еще более закалиться. Все проблемы и неурядицы в жизни, которые, казалось бы, ослабляют, на самом деле заставляют быть еще лучше. Выходи на подмостки и будь лучше всех. Главное – победа. А потом скажи себе: «Я смогла это сделать». Вот тогда появляется еще больше сил для будущих целей.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме