Лига чемпионов: Анатолий Тимощук

Капитан «Зенита» – главный конструктор игры команды в средней линии. Другого столь же надежного диспетчера и одновременно разрушителя атак соперника в России нет, и болельщиков огорчает лишь то, что Тимощук защищает цвета не российской, а украинской сборной.

Каким вам запомнился город вашего детства – Луцк?

Это маленький, очень чистый город в Волынской области с красивым средневековым замком и парками. Волыняне традиционно гостеприимны и довольно упорны в достижении своих целей.

Я знаю, что к футболу вас пристрастил отец. А как к этому относилась ваша мама?
Она относилась нормально до тех пор, пока мы с папой не начинали  играть в футбол дома. Еще она расстраивалась, что отец меня постоянно обыгрывал, говорила: «Ну поддайся ты ему, он же маленький». А он не хотел поддаваться. Да и я не хотел.

В итоге все-таки удалось отца обыграть?

Конечно. Не только обыграл, даже нанес ему травму. (Смеется.)

Какие предметы вам нравились в школе?

Нравилась алгебра, я с большим удовольствием решал уравнения. И еще украинская литература, которую очень хорошо преподавали.

А можете наизусть прочесть что-нибудь из Тараса Шевченко или Леси Украинки?
Ну, кое-что из Шевченко… (Анатолий мечтательно смотрит в потолок и декламирует.)
Як умру, то поховайте
Мене на могилi,
Серед степу широкого,
На Вкраїнi милiй,
Щоб лани широкополi,
I Днiпро, i кручi
Було видно, було чути,
Як реве ревучий.

(Шофер Анатолия Андрей, задремавший за соседним столиком, – интервью проходило в ресторане – открывает глаза и зачарованно смотрит на Тимощука: «Вот это да. Футбол, футбол, а смотри-ка ты…»)

Вы же потом еще и высшее образование получили – в Волынском государственном университете.
Да, по специальности «Профессиональный и олимпийский спорт». Помню, были довольно волнующие экзамены, особенно один, по анатомии, который принимали сразу пять или шесть преподавателей, а я с указкой в руках стоял у схемы человеческого тела и рассказывал про его строение. Но в общем учиться было довольно легко, ведь я уже жил спортом и многие нюансы знал на практике. У меня был индивидуальный график обучения, поскольку к моменту поступления я играл в команде мастеров.

Говорят, что вы внесли что-то новое в медицинскую практику «Зенита».
(Смущается.) В «Зените» очень хорошие медицинские специалисты. Просто когда я пришел в клуб, то предложил им свой вариант компресса, это моя маленькая военная тайна. Вариант прижился и используется теперь наряду с тем, что был принят ранее.

А тема диссертации, которую вы собирались написать, как-то с этим связана?
Нет. Я изучал влияние стопы на опорно-двигательную систему человека. Хотел наблюдать ребят из спортивных школ в возрасте от десяти до четырнадцати лет. Но, к сожалению, сейчас не до этого.

У вас большая коллекция православных икон. Почему вы собираете именно их?
Это духовная ценность народа. Когда ты видишь, как ее уничтожают или вывозят за границу, становится неприятно, обидно. Ко всему прочему мне доставляет удовольствие заниматься изучением иконописи. Уже более-менее научился датировать иконы, определять школы и направления, к которым они принадлежат: севернорусская, владимирская, палехская, афонская или, к примеру, украинская, которая отличается скуповатой манерой, но все равно очень красива.  У меня в коллекции более ста экземпляров разных эпох, все с описаниями экспертов. Есть идея их где-то показать, открыть мини-музей, чтобы они стали достоянием народа. Ведь залов, где были бы выставлены только иконы, почти нет.

Рядом с вами часто можно увидеть вашу супругу Надежду. Ходят слухи, что она главный человек в вашей семье.
Она не главный, но это мое сокровище. Познакомились мы в маршрутном такси четырнадцать лет назад, когда еще учились в десятом классе. С тех пор вместе и любим друг друга.

Она вас не ругает после матча, если на поле чтото не удалось?

Надя знает: иногда я прихожу с игры настолько злой, что меня на эту тему вообще лучше не трогать. Я не из тех, кто пришел домой после проигрыша и тут же забыл, что было на поле. Я могу ночами не спать, переживаю. Много анализирую, как можно было лучше сыграть, не могу поверить, что это уже случилось и ничего не изменить.

Вы как капитан как-то настраиваете свою команду на игру?

Я считаю, что прежде всего профессионал должен сам себя настраивать. Если он не готов играть, то его никто не подготовит. На то он и человек, который работает по контракту. Но если молодые нервничают, то стараюсь подсказать, могу и прикрикнуть, но чаще всего просто желаю футболисту, чтобы у него все получилось.

Если между игроками вашей команды происходит стычка, как себя ведете?
Бывает такое, в основном на тренировках. Но это неотъемлемая часть спорта. Ты находишься в большом мужском коллективе, наслаивается нагрузка… В таких случаях я стараюсь поставить преграду конфликту, пресечь его. Команда должна быть командой, футбол – коллективная игра.

А самому-то вам приходилось скандалить на поле?

Раньше бывало неоднократно. Я вспыльчивый. Когда тренером в «Шахтере» был Невио Скала, он как-то подозвал меня к себе и сказал: «Надо быть поумней. На тебя другие смотрят, берут пример». И
тогда я переосмыслил свое отношение к потасовкам.

Вы ездите смотреть дубль «Зенита»? Что у нас происходит с молодыми игроками?
Езжу, смотрю, есть очень талантливые ребята, но всем, и это касается не только нашей команды, нужно работать над своей психологией. Сколько раз я видел, как молодой игрок показывал чудеса и производил впечатление молодого дарования, а потом попадал в основной состав клуба, и ему начинало казаться, что он все уже всем доказал. После этого он останавливался в своем росте и начинал деградировать. Если ты чего-то достиг, надо не почивать на лаврах, а тут же ставить себе новую цель. Я в детстве хотел попасть в киевское «Динамо» или в «Шахтер». Попал в школу «Динамо», потом начал играть в «Шахтере», вместе с командой впервые выиграл чемпионат Украины. Затем поставил цель сыграть на чемпионате мира в сборной. Сыграл, поставил цель выиграть с командой один из еврокубков. Выиграл. Теперь победа в Лиге чемпионов не кажется мне несбыточной мечтой.

Скажите напоследок, верите ли вы, что народы России и Украины сохранят добрососедские отношения, учитывая последние международные события?
Надеюсь, что да. Ведь в любом процессе важны переговоры, попытки услышать друг друга. Если человек не готов двигаться к общему знаменателю, он никогда к нему не придет. А вот если люди хотят жить в мире и согласии, им никто не сможет помешать.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме