В общем все поженились

Есть такой хрестоматийный анекдот. Некий режиссер, снимавший очередную love story, не мог удовлетвориться финальной сценой своего фильма. Слащавый happy end с поцелуем героев на борту океанского лайнера его никак не устраивал. Озарение пришло лишь за пять минут до начала съемок. Режиссер приказал раздобыть краски и на спасательном круге, висевшем позади героев, собственноручно вывел надпись "Титаник". Так что кесарево – кесарю, а happy end – режиссеру. Потому что именно они знают, как должны заканчиваться экранизированные сюжеты.

– Как вы относитесь к happy end в кино?

– Я отношусь к нему очень хорошо, когда смотрю кино чужое, но почемуто у меня в фильмах happy end не бывает никогда. Странное такое раздвоение. Наверное, это связано с какими-то личными событиями, которые происходили в жизни. В каждом фильме я очень хочу, чтобы все закончилось хорошо, но в моем собственном кино этого не получается.

– Это зависит от веры в happy end в реальной жизни?

– Наверное. У каждого из нас откладывается какой-то жизненный опыт. И когда ты видишь нечто, созданное кем-то другим, хочется, чтобы там все закончилось хорошо, потому что это не твое. А когда сам выбираешь сценарий или какой-то драматургический материал – там уже happy end не получается.

– Не было ли случая, чтобы вы никак не могли найти нужный финал для своего фильма или потом изменили его?

– Произошло такое один раз, в фильме «Прогулка». Мы со сценаристом Дуней Смирновой никак не могли придумать финал. Было несколько вариантов. Ничто не подходило, и я впервые объявил в съемочной группе конкурс на финал. Причем подумать предлагалась всем участникам съемок: актерам, операторской группе, художникам. И было действительно много вариантов, все приносили разные. Но все както было не туда. В итоге мы закончили съемки картины, я начал монтировать, а финал сняли только через три месяца. И потом я понял, почему так произошло. Потому что в этом фильме не должно было быть ни happy end, ни грустного финала. Должно было быть что-то другое, пограничное, а этого не получалось.

– Должен был быть финал на выбор?

– Совершенно правильно. Каждый зритель в этом случае имел бы возможность для себя решить, как это все закончилось – плохо или хорошо. Такое состояние интересно было найти, и это было дико сложно. Наверняка не все получилось, тем не менее это было важно. Первый раз я шел по такому интересному и неоднозначному пути. Может, это будет не только мой путь – хочется, чтобы кино иногда заканчивалось вопросом, а не ответом.

– Для вас финал «Прогулки» счастливый или нет?

– Для меня это тоже вопрос. Очень важно, чтобы герои ня и герой этой картины остались с пониманием для себя, что делать дальше. Это мне и хотелось передать, это и есть финал.

– Есть ли какие-то финальные решения фильмов, которые почемулибо запомнились вам?

– Чисто профессионально я всегда запоминаю картины, у которых несколько финалов. Это недостаток, и он довольно часто встречается. Мне нравится Альмодовар, это поразительный драматург и единственный режиссер, который умеет в течение фильма несколько раз повернуть картину на сто восемьдесят градусов. Это удивительно. Я не встречал больше такого. В «Поговори с ней» действие разворачивается в какой-то одной плоскости, и кажется, что все это интересно, интересно, интересно, – и вдруг все меняется, полярно разворачивается. И казалось бы, все, ну это уже единственный раз, это тоже здорово, но больше ничего существенного произойти не может, – и вдруг все меняется снова. Финал – это все равно не самое главное, все основы закладываются до того, в драматургии. Плохой финал или хороший – это не так важно. Главная беда многих картин – это слабость драматургии, и тут никакой финал не вытащит картину. Можно в плохом фильме сделать пять счастливых финалов, и от этого ничего не изменится ни настроение зрителя, ни его понимание жизни. И наоборот, замечательная картина, но с трагическим финалом может запомниться на всю жизнь.

– Над чем вы сейчас работаете и какой финал планируете?

– Я сейчас работаю как раз над очень сильным, интересным, необычным драматургическим произведением, которое называется «Космос как предчувствие». Сценарий написал Александр Миндадзе, это моя первая работа с этим автором, и все безумно любопытно. Фильм для меня очень труден, так как здесь сочетаются бытовой сюжет, и притчи, и масса, масса всяких оттенков. Мне кажется очень важным, чтобы каждый раз режиссер чувствовал что-то, как будто впервые. И тут есть это ощущение, в том числе если говорить о финале. Он будет как будто грустный, но светлый, щемящий, дающий надежду. Плюс в финале будет сильный парадокс, почти на полуанекдотическом уровне, он связан с исторической фигурой Юрия Гагарина. Но это надо уже смотреть. Сейчас идет перезапись, и я думаю, что фильм появится весной следующего года.

– Осталось только пожелать вам удачи и счастливых финалов.

– Главное, чтобы они были разные. Не только счастливые и не только грустные. Должен быть выбор.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме