В общем все поженились

Есть такой хрестоматийный анекдот. Некий режиссер, снимавший очередную love story, не мог удовлетвориться финальной сценой своего фильма. Слащавый happy end с поцелуем героев на борту океанского лайнера его никак не устраивал. Озарение пришло лишь за пять минут до начала съемок. Режиссер приказал раздобыть краски и на спасательном круге, висевшем позади героев, собственноручно вывел надпись "Титаник". Так что кесарево – кесарю, а happy end – режиссеру. Потому что именно они знают, как должны заканчиваться экранизированные сюжеты.

– Как вы к happy end относитесь?

– К happy end я хорошо отношусь.

– Вам кажется, это правильный финал для фильма?

– По закону регулирования человеческих эмоций – это единственно возможный результат двухчасового обрабатывания любого человека. Там же система простая: долго-долго что-то втюхивают, неважно что, а потом все, что предлагают, забирают, а потом опять предлагают – и зритель получает удовольствие. Это называется катарсис. Человек проходит через катарсис, и потом уже неважно, погиб герой или выжил, все равно зритель получает удовольствие, а happy end – двойное удовольствие.

– То есть happy end – это катарсис?

– Это после катарсиса на сладкое дается. То есть в классической трагедии его не существует, а в массовой культуре он является необходимым, абсолютно необходимым.

– Что же все-таки такое happy end?

– Happy end – это формула жизни, которая навязывается. Это даже религия. Эта формула заключается в следующем: за все твои инициативы ты не будешь наказан, ты будешь еще и награжден. Это формула успеха. Она не очень реальна в жизни, но она – компенсация для любого человека, который является потребителем и сам производит товары для потребления. То есть в его серой, бессмысленной, скучной жизни, которая имеет одну цель – удовольствие, он получает эту формулу через кино. Он идентифицирует себя с героем и становится тоже героем и в этот момент получает деньги, женщину, машину и райские кущи. В результате и получается happy end – конец, которого не было в истории человечества.

– Придуманный конец?

– Happy end – это конец специально психотерапевтический, и эта история не имеет отношения к художественному акту, потому что сам момент зрительского соотнесения собственной личности с личностью художника может доставлять огромное изысканное удовольствие, если происходит акт сопричастности и взаимопонимания. Это те правила игры, которые удовлетворяют и художника, и зрителя. В такой игре зритель получает удовольствие, и там не нужен happy end, который на самом деле есть принцип соревнования.

– Значит, счастливый финал – это обман?

– Финал чего? Жизнь кончается смертью, и это абсолютно не смешно. На ближайшие сто лет – и это очевидно – другого выбора у нас, к сожалению, нет. Мы не бессмертны, и это не happy end.

– Если вернуться к кино – скажите, какой финал фильма по вашей схеме самый подходящий?

– В «Золоте Маккенны» очень нормальный финал. Кажется, что все кончилось плохо, однако герои, женщина и мужчина, остались живы, и зритель доволен. И тут в самом конце оказывается, что у них на лошади обнаруживаются еще и мешки с золотом. Зритель еще более доволен. Очень много есть финалов, где эта формула работает.

– Но вам эта формула не близка?

– Это не имеет ничего общего с художественным актом, это имеет отношение к психотерапии, к замещению. Это массовая культура, даже не культура, а массовая психология. Если у вас есть в жизни проблемы, вы идете в кино и смотрите фильм со счастливым финалом, а потом возвращаетесь к своим долгам, в коммунальную квартиру, к семье, которой нет, туда, где нет ни happy, ни end. Например, если говорить о вариантах финала, то в порнографии есть абсолютно выверенный финал: если есть эакуляция – это порнография, если нет – эротика. Эакуляция – вот стопроцентно счастливый финал для всех, и это тоже психотерапия.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме