Ксения Собчак и Ника Белоцерковская

Их обсуждают все. Вероника Белоцерковская – кулинарный блогер номер один в стране и автор двух бестселлеров: «Рецептыши» и «Диетыши». Телеведущая Ксения Собчак печет скандалы как пирожки: только что вышла ее книга «Энциклопедия лоха». Журнал «Собака.ru» не мог остаться в стороне.      

Кормить надо лучше

Арт-директор Можейко с чемоданом в руке и рюкзаком за спиной робко переминается у входа в кабинет главного редактора Милорадовской. В другой руке у него авиабилет до Ниццы.

– И что, значит, ты хочешь мне сказать, что опять уезжаешь? И на сдаче номера будешь лежать там, у Средиземного моря, как морская звезда? – Милорадовская явно одолжила интонирование у Олега Меньшикова в «Предстоянии». – Сначала, выходит, эти «Рецептыши» – месяц без права переписки, потом «Диетыши», а сейчас, выходит, «Провансыши»?!

– Во-первых, не «Провансыши». Пока не известно, как Ника назовет свою третью книгу. А во-вторых, кормить надо лучше, тогда и не улетал бы, – мужественно противостоит натиску арт-директор и по совместительству автор дизайна всех опубликованных книг Белоцерковской, который в срочном порядке вызван во Францию придумывать внешний вид третьего кулинарного опуса.

На это Милорадовской возразить нечего: она максимум черешню умеет помыть.

– Ладно, поняла, с Ниццы выдачи нет. А кого мне ставить на обложку номера про еду?

– Вот Нику и поставь.

– И люди скажут, что мы уже на обложку собственного издателя ставим?

– Пусть говорят! – с беспечностью Андрея Малахова роняет Можейко, и самолет уносит его в направлении Лазурного берега.

Милорадовская остается в глубокой задумчивости, откуда ее не выводит даже «Яндекс», который показывает: количество запросов на фамилию Белоцерковская за месяц увеличилось вдвое.

Появление Ники почти два года назад в русской блогосфере синоптики сравнили бы с торнадо, а историки – с высадкой союзников в Нормандии. Мало не показалось и журналисту Красовскому, который написал разгромную рецензию на запуск московской версии журнала «Собака.ru» (сверхзажигательный ответ Белоцерковской разлетелся на цитаты и мигом вошел в топ «Яндекса»), и недовольным, принявшим ее за «еще одну блондинку», и нытикам и подвывалам Рунета. А чего удивляются? Она выпускница 239-й, главной математической школы Петербурга, профессиональный художник-аниматор, десять лет назад – генеральный директор агентства по продаже рекламы на канале ОРТ.

Наконец, издатель, который уговорил легендарного основателя Time Out Тони Элиота выйти на российский рынок. Это сейчас «Time Out Москва» считается «лучшим тайм-аутом в мире», а пять лет назад Тони и слышать не хотел о франчайзинге. Пока не встретил Нику, конечно. «Вероника – человек исключительного обаяния, невероятной энергии и харизмы, – говорят все, от банкира-блогера Олега Тинькова до журналиста Леонида Парфенова, и добавляют: – И гениальный старт-ап-менеджер».

Так произошло и с первым сольным проектом Ники: ее дневник belonika.livejournal.com моментально влетел в «золотую сотню» Яндекса, став за год кулинарным блогом номер один в стране. «239-я научила меня думать, – рассказывает Ника. – В жизни это пригодилось, и в кулинарии тоже: нужно думать, а не повторять чьи-то движения. Это как разница между французским и английским образованием: в Англии заставляют бессмысленно заучивать, во Франции – творить. Можно двум людям дать одинаковые продукты и один и тот же рецепт, который будет расписан до секунды. А потом сравнить результат и сделать о каждом человеке соответствующие выводы… Сначала я писала в свой блог всякую ерунду и злободневности. А потом начала выкладывать в “Лайфджорнал” фотографии и комментарии к ним: как пошагово приготовить правильный борщ или, скажем, тартар из лосося».

За год журнал Белоцерковской прославился на всю Россию, тысячи девушек научились готовить, десятки тысяч мужчин были наконец накормлены, а в издательстве «КоЛибри» вышла книга «Рецептыши», средства от продажи которой были перечислены на расчетный счет фонда «Справедливая помощь», а сам альбом с восемьюдесятью двумя авторскими рецептами был моментально распродан. За следующие полгода Ника успела придумать и опубликовать еще один бестселлер, «Диетыши», который обогнал «Рецептыши» в рейтинге и сместил их с первого места на второе на сайте Ozon.ru, сделать «пилот» кулинарного ток-шоу на паях с Собчак и устать от него. А также немного устать от комментов «Живого журнала» и завести свой сайт, куда время от времени подумывает переселиться, как Пушкин в Михайловское.


Булочки кусочек

– Обедали кроликом с розмарином. Приехала Собчак, читала отрывки из своей еще не опубликованной «Энциклопедии лоха». Во первых строках бичевала себя саму, признаваясь в космическом лоховстве. Сорвала овации, – медоточиво струится из «Скайпа» голос Можейко.

Редакция угрюмо смотрит в свои почти тюремные кружки с чаем. Идет обсуждение номера про еду.

– Эх, хоть бы булочки кусочек, – вздыхает круглосуточно голодная Гощицкая, редактор «Образа жизни». Общий вздох.

– Мне сегодня звонили с трех телеканалов, из двух журналов и одного медицинского альманаха. Спрашивали телефон Белоцерковской, хотели взять комментарий о вкусной и здоровой пище, – докладывает статистику редактор «Города» Павленкова. – Уже пятнадцать звонков за неделю. Креветочку бы мне, морского гада!..

– А меня вчера двадцатилетние блогерши атаковали – спрашивали, как Ника познакомилась с Борисом Григорьевичем, пишут, мол, статью «Выйти замуж за Форбса». Я бы сейчас не отказался от паровой курочки с овощами, – меланхолично объявляет редактор Котов.

– Что вы тут «Татлер» развели? Мне вот вчера письмо в конверте принесли. Пишут фермеры из Ярославля, хотят знать мнение нашего издателя по поводу выращивания кукурузы на благодатной русской почве, – говорит фоторедактор Черненко, доедая тушеный баклажан из вегетарианского кафе по соседству.

– Какой-то иностранный номер звонит, из Америки, кажется. – Милорадовская откладывает в сторону бутерброд с лососем и козьим сыром и, услыхав голос в трубке, медленно привстает, вытягиваясь по стойке смирно, как фигурист Плющенко, заслышавший первые ноты гимна России. – Vanity Fair?.. Sure… She’s out of town, in her French mansion… Yes, it’s close to Monaco… Thank you, Sir… I would be delighted to assist. Так, понятно. Все равно, что скажут люди, еду к Нике, уговариваю ее сняться на обложку. Иначе нас опередят.

– Раз все равно, что скажут люди, сними еще Ксению, она традиционно в июле всегда оказывается у нас на обложке. А раз мы ее уже год на обложку не ставили, народные массы начнут волноваться: что случилось с журналом «Собака.ru»? Неужели наконец нашел, о чем написать? А ты им и Белоцерковскую, и Собчак одновременно, типа: ну что, съели? – Гощицкая торжествующе надкусывает помидор, и брызги разлетаются во все стороны.


Еда и женщины на скорую руку

Ника со скоростью и энергией адронного коллайдера передвигается по кухне с видом на море. За окном кивают сосны и покачиваются пальмы, горизонт бороздят яхты и самолеты. В голубой гостиной по соседству стучат ножами и вилками с десяток человек.

Вот как выглядит этот коллективный портрет-натюрморт. Дорада с апельсинами лежит в глубоком противне с травами. Борис Григорьевич всматривается в айпад, на экране которого сын Гоша и его жена Аня. Нежнейший кролик расположился в судке. Где-то в дальних комнатах слышны голоса сыновей Ники, Гриши и Васи. Корн, кедровые орешки, бальзамик. Элегантно заходит младший сын, Иван, сопровождаемый няней и игрушечным автомобилем. Мидии а-ля провансаль. Собчак постоянно говорит по телефону: после выхода «Энциклопедии лоха» ей звонят по три раза в минуту. Вкуснейшее динамическое вино, привезенное из каких-то прованских пещер. Банкир Рыдник с увлечением читает книгу «Женщина и обезьяна» Питера Хега. Можейко сидит на балконе с компьютером и увлеченно отбирает фотографии из Прованса, куда Ника недавно ездила в экспедицию в компании повара-учителя Сильвестра и подруги – переводчицы и сомелье Мармот, с которой, понятное дело, познакомилась в ЖЖ. Фотограф Симкин с дотошностью Лени Рифеншталь на съемках Олимпийских игр следит за каждым движением Белоцерковской. Милорадовская неотступно следует за ней и требует рассказа о кулинарной одиссее в Провансе.

– Я готовлю новый альбом – по старым и новым рецептам Прованса. Он будет прекрасный. Наверное, мне первый раз в жизни по-настоящему нравится то, что я в данный момент делаю. Ужасно приятно, учитывая, что я графоман. Почему Прованс? Ну, видишь ли, это очень капризный регион, как и Тоскана. Там ведь уникальные продукты, щедрая земля, поэтому поварам тяжелее себя реализовать: нужны двойные доказательства. Поваров я нашла отменных – в книге будут и мишленовские красавцы, и те, кто готовит для туристов, и старики-классики, Вот, например, Ги Гедда – абсолютный персонаж: пишет книги, консультирует рестораны. Это классический провансалец, манерный дедушка. Как он готовит сардины в кляре! Мы с ним моментально подружились. Я вообще поняла: по-настоящему хорошие шефы – НЕ-ВЕ-РО-ЯТ-НЫ-Е люди. Харизматики! Хороший певец может быть болваном, талантливый художник – кретином, а повар идиотом быть не может.

В книге найдется место и огромному количеству фотографий, и всем культовым местным продуктам. Только представь: козьи сыры из Бомона, засахаренные фрукты, розовые вина. О традиционных блюдах буду рассказывать в двух вариантах: историческом и современном. У меня будет ЖИВАЯ книга, а не археологический справочник. Вообще, для меня идеальная кулинарная книга та, когда смотришь на картинку, пробегаешь глазами рецепт и понимаешь, что тебе хочется взять свою задницу и побежать это делать. Я получаю сотни писем типа: «Вы научили меня готовить». Знаешь, какое меня тронуло так, что я чуть не разревелась? Мне написала девочка, которая несколько лет болела анорексией: «Вы не представляете, какое количество врачей мною занималось, это была жутчайшая проблема. Но сначала я стала готовить по вашему блогу, потому что вы так пишете, что невозможно удержаться.
А потом постепенно я начала есть».


После сытного обеда


За спиной – три часа съемки. Собчак позирует с петухом, которому скоро предстоит очутиться в кастрюле с вином, Вероника жонглирует ножом. Гардероб перерыт вдоль и поперек, самый ценный трофей – космическая шляпка с перьями, купленная специально ко дню рождения, – на праздник Ника отправляется с друзьями по фьордам Норвегии.

Вся семья разбрелась по дому и саду, Собчак уселась писать статью, а Ника, как была в космических перьях и платье со шлейфом, углубилась в ноутбук. Фотограф Симкин документирует процесс.

– Ага, снимайте, снимайте, – отрывается от комментов Ника, – а потом под фотографией напишите: «Так при полном параде она и ведет свой блог».

– И все твои читатели в ЖЖ поверят, кстати.

– Вот что тут делать? На самом деле по-настоящему я раскрываюсь только для близких друзей, но для живого общения тоже всегда открыта. Однако ЖЖ уже стал наступать на мое личное пространство. Неадекватные комментарии, подковерная возня, взломанная почта. Бывает, сталкиваешься не просто с агрессией, а с психическим нездоровьем. Вот и думаю уйти из ЖЖ и перейти на свой сайт.
Ведь когда ты пишешь в формате собственного дневника, то находишься в прямом контакте со всеми. А сайт – это моя территория, куда я смогу приглашать писать моих друзей, сделаю магазин.

– А как же общение? У тебя ведь на каждый пост – сотни комментариев.

– Раз в неделю. Ну, это я строго, конечно. Благодаря ЖЖ у меня появилось несколько настоящих друзей, причем уже в реальной жизни. Например, моя итальянская Эллочка. Мы вместе начинали делать книгу про тосканскую кухню, но выйдет она под ее именем.
А ведь тоже ходили сплетни по Сети: «Белоника кинула Элладкин».

– Тебя всегда обсуждали и будут обсуждать, – отрывается от клавиатуры Собчак. – Нужно научиться не обращать на них внимания, как я. Сейчас, например, все говорят о моей только что вышедшей книге «Энциклопедия лоха». Это такая острая сатира на нашу жизнь, познавательно-фантастическая литература. Я рассказала о наболевшем, вложив всю душу, со смаком написала обо всем, что меня беспокоит. Недостатки и странности, которые вижу в других, я замечаю и в себе. Ведь я первой встала в ряд, признала, что я главный лох, даже больше, «лошиная матка всех лохов». С этого, собственно, книга и начинается. Обижаться на что-либо крайне глупо, жаль, что есть люди, которые относятся к себе слишком серьезно. Я, наверное, все-таки обладаю самоиронией, потому что обожаю шутки, никакие приколы и подколы меня в принципе не расстраивают. Наверное, я сужу по себе, жаль, что есть люди, которые воспринимают жанр не так, как нужно.

– Общественное внимание, когда оно просто обрушивается на тебя, пережить непросто. Мне кажется, и я не до конца оцениваю масштабы бедствия: в блоге явно перестаралась с публичностью. Но я люблю так действовать: за два года сделать то, что другие делают за десять. Флагманом кулинарии я стала только сейчас, а готовила всегда. Бывает, встречаю людей, которые вспоминают, как давным-давно были у меня 1 января. Новый год мы встречаем семьей, а на следующий день к нам может приехать хоть сто человек. Я всегда делаю две огромные кастрюли: кислые щи с бараньим седлом и солянку. И все пьют водку из ледяных рюмок, закусывают форшмаком с черным хлебом, а после накидываются на суп.

– А вот мне активная жизнь Вероники в ЖЖ не близка. Блогеры и завсегдатаи социальных сетей мне непонятны, – возвращается с написанной статьей Собчак. – Я искренне удивлялась, зачем Нике блог, но потом он стал так популярен. Конечно, кроме кулинарного таланта у нее отличное чувство языка, она хорошо пишет. Так что я просто очень радуюсь, что Ника нашла себе увлечение по душе.

– Куся, ты, вообще, меня любишь?


«Моя подруга – Собчак. Мне очень стыдно»

Компания Собчак – Белоцерковская сложилась давно, о чем общественность была проинформирована в реалити-шоу «Блондинка в шоколаде». Выглядело это примерно так. «Приехала моя питерская подруга, очень талантливая девушка, которая решила сделать фотосессию и выставку “Моя подруга – Ксения Собчак. Мне очень стыдно”, – сообщила Ксения, параллельно позируя Белоцерковской. – Ника – начинающий фотограф…» – «А вот модель старовата…» – отреагировала Ника. «Благодаря ее стараниям я превращаюсь в чистого Микки-Мауса, – и глазом не моргнула Собчак. – Но вообще, я всегда занимаюсь меценатством в отношении молодых дарований».

Примерно так же это общение выглядит и в жизни: кулинарный блогер номер один и главная блондинка страны постоянно шутят, и их реплики летают, как мячик в пинг-понге. А еще Ника учила Ксению готовить борщ, хотя это была одноразовая акция.

– Под Никиным руководством готовилось и быстро, и легко, но все-таки это совершенно не моя история. – Собчак аккуратно собирает крошки от овсяного печенья в шоколаде, которое Белоцерковская рекомендует в «Диетышах» как безвредный десерт. – Я, если честно, не домашняя, из кулинарных книг знаю только ее. Но другие, думаю, и не нужны. Даже Ваня Ургант рассказывал мне в гастрольной поездке, что готовит по ней. У нас очень похожее ощущение жизни, мы сходно смотрим на мир: у нас на глазах одинаковые линзы. У Ники невероятное чувство юмора и здорового цинизма, при этом она очень добрый, нежный и ранимый человек.

– С Ксенией мы дружим давно. Познакомились на ее же дне рождения, понятно, выпили и прохохотали весь вечер. Кажется, она мой какой-то мистический двойник, родная душа. Мы, например, абсолютно одинаково плаваем, подгребая левой ногой, – тренерша была уверена, что мы сестры. Для нас болезненны одни и те же моменты, мы обе подавляем в себе то, что нам не нравится. Она очень специальная, талантливая, невероятный компилятор. Как-то болтаем, а она садится и молниеносно пишет текст про свободу и богатство: что, мол, деньги свободы не дают, троп для богатых немного, ходить по ним скучно. Ксению нельзя вписать в систему ценностей, она – вне, не хорошая и не плохая. Она уникально работает над отношениями, как будто переносит на них свой трудоголизм. Я наблюдала, как она почти ухаживала за мужчиной. А сколько браков рушится из-за лени, когда просто нужно было отреагировать, что-то придумать. Она каждое лето приезжает ко мне во Францию, и я готовлю ей ее любимую утку.

– Кстати, а вчерашнюю утку уже съели?

– Съели!

P. S. Милорадовская и Симкин проходят досмотр в аэропорту. У каждого в сумке – по здоровой дораде в фольге, три часа как из духовки Белоцерковской.

– What’s the stuff inside? – без намека на деликатность интересуются таможенники.

– Ну, вы понимаете, тут живет Вероника, она нам дала с собой такуу-ую рыбу, вот, посмотрите сами. – Дорада подмигивает таможенникам серым глазом. – Как было отказаться?

– Эй, оставьте их! – кричит начальник охраны. – Тут каждую неделю по двадцать человек от этой Вероники уезжают, кто с петухом в вине, кто с бараньей ногой.

Прижимая дораду к груди, Симкин и Милорадовская поднимаются на борт.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме