Александр Цекало

Александр приехал из Киева в Москву в двадцать восемь лет. Год жил на вокзале, иногда не обедал. Сейчас генеральный продюсер развлекательных программ канала «СТС» пребывает в спокойном, философском настроении. Без конца говорил Анне Сметаниной о каких-то только ему известных «правилах игры» и перфекционизме.

– Анастасия Заворотнюк в программе «Хорошие песни» хвалила вас за поддержку, за «сильное мужское плечо». В жизни вы такой же?

– Я человек-одиночка. Это правила игры, мне в этом состоянии комфортно. Если рядом появляются какие-то люди, им со мной тяжело. Потому что, кроме работы, для меня ничего не существует, не имеет никакого смысла и значения. Наверное, это неправильно и нелепо – придавать такое значение работе, а не семье, не личной жизни.

– Вы же сами строили свою карьеру, вам, кажется, никто не помогал. Что вас заставляло идти вперед – жажда денег, идеи, амбиции?

– У меня было желание уехать подальше из Киева. Это красивый город прекрасных женщин и талантливых людей, но помимо них там достаточное количество националистов и антисемитов. С этим я ужиться не мог. Мои приезды в Петербург, где я учился, были отдушиной. Я ходил в театр, на концерты во Дворец молодежи и в рок-клуб у метро «Владимирская».

– А почему в Москву потом приехали? Она была для вас городом-мечтой?

– Мечта – это что-то недосягаемое. Москва вполне досягаема, и тут проблема заключается не в факте приезда, а в том, умеешь ли ты договориться с городом о правилах игры. Кто не соблюдает эти правила, тот не вписывается, и Москва его отторгает.

– Какие такие правила?

– Москва – это такая дама лет тридцати, красивая, достаточно развратная, при этом образованная, порой капризная и требовательная, очень талантливая. Представляете, как можно уживаться с этим комплектом качеств? Она требует, чтобы за ней ухаживали, уважали, делали дорогие подарки. Если ты на это не способен, она говорит: «Все, вы свободны. Вы не тот, кого я хотела бы видеть рядом с собой!» При этом Москва позволяет внедриться в себя, но ненадолго.

– Вы сейчас генеральный продюсер развлекательных программ «СТС». Вам не скучно, вы же привыкли к работе на сцене?

– У меня есть закалка провинциала, приехавшего в Москву. Меня невозможно сломать. Поэтому одна тема закрывается – открывается другая. Ну, никакого дискомфорта я не испытываю. Тем более что я играю в спектакле «День выборов» в театре «Квартет И». Буду репетировать с Женей Гришковцом спектакль «По По». Еще мы с ним начали писать сценарий кинофильма. Я озвучивал жирафа в мультфильме «Мадагаскар», было очень весело. В сериале «Ландыш серебристый» снимался год назад.

– Есть ощущение, что ваш герой из «Ландыша» – это в большой степени вы.

– Да, мы похожи. За исключением того, что герой «Ландыша» крепко выпивает. А я – нет. Самое интересное, что Ганна Слуцки писала сценарий, не будучи со мной знакома.

– Скажите, а как вы проводите время в Москве? Куда ходите?

– Иногда хожу куда-нибудь. Но светские мероприятия начинаются либо поздно, когда идти туда уже нет сил, либо слишком рано, когда у меня еще встречи, которые продолжаются порой до десяти часов вечера. Поэтому мои фотографии не так часто появляются на последних страницах журналов.

– У вас же новая семья. Как складываются отношения?

– Не знаю, правильно ли называть это семьей. Но да, у меня есть девушка, которую я бесконечно уважаю за то, что она терпит меня и находится рядом. Семья – это все-таки более святое и правильное. Я живу неправильно. Отношения замечательные, только видимся мы редко.

– Считается, что телевидение – это такая фабрика сплетен и подстав. Вы чувствуете это, противостоите скрытым врагам?

– Нужно разделить: вы говорите про канал «СТС» или про телевидение вообще? На канале «СТС» нет интриг, сплетен, конфликтов. Это будет звучать как зажигательная корпоративная речь, но с приходом Александра Роднянского появилась четкая вертикаль, которая осуществляется небольшим количеством людей. На канале «СТС» работает двести человек. Для сравнения: на канале Ren TV – восемьсот. При этом в рейтинге мы на третьем месте, а Ren TV...

– Чего вам не хватает для полного счастья?

– А кто знает объемы счастья, чтобы назвать его полным или неполным?

– Ну, я имею в виду, у каждого какое-то свое представление.

– Я – перфекционист. И видимо, полного счастья не будет никогда, если говорить о работе и удовлетворенности собой. Если же говорить о личном, хотелось бы уехать куда-нибудь с любимым человеком месяцев на девять и вернуться с ребенком. Вот это мечта так мечта. А то в Москву… Сел в поезд и приехал. 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме