Русский глянец. Явления

Русскому глянцу исполняется пятнадцать лет - срок по историческим меркам небольшой, но темпы, которыми развивается эта индустрия, ошеломляют: общество, открыв для себя новый дивный мир, не желает с ним расставаться.

Путь, на который у западной прессы ушло около ста лет, Россия преодолела в рекордно короткий срок. Впрочем – с какой стороны посмотреть. Известно, что у истоков мировой глянцевой журналистики стояли русские. Так, главным редактором и идейным вдохновителем журнала Vogue был Александр Либерман – муж музы Маяковского, Татьяны Яковлевой дю Плесси. А арт-директором в Harper’s Bazaar служил Александр Бродович. За двадцать пять лет, начиная с 1934-го, Бродович, по сути, создал тот формат глянцевого журнала, который актуален до сих пор. Так что номинально российскому глянцу – восемьдесят пять. Столько же, сколько журналу «Крестьянка», когда-то заменившему советским гражданам все модные империи разом. Однако дифференциация советских читательниц была четкой: городские читали «Работницу», все остальные – «Крестьянку».

Первые модные съемки появились в журнале «Советский экран». В 1960–1980-х для издания снимали такие ныне матерые фотографы, как Валерий Плотников, Игорь Гневашев и Николай Гнисюк. Попасть на обложку «Советского экрана» значило гораздо больше, чем сейчас – на обложку Vogue. У журнала были миллионные тиражи и фактически монополия на доступ к недосягаемым кумирам. Но в марте 1987 года в мире нарождающегося советского глянца случается настоящая революция – на русском языке выходит первый номер журнала Burda Moden. Эту примаверу глянцевой жизни, наряду с немецкими каталогами Otto и Quelle по продаже всего на свете, оберегают с таким же трепетом, как запрещенные книги самиздата. Еще бы. Благодаря выкройкам «Бурды» вдруг материализовались образцы «западного шика» – правда, из советских материй. Люди начали догадываться, что фотомодели, красивые вещи, вспышки модных фотографов – все это существует и пора перестать себя обманывать.

В 1993 году новая реальность накрыла советских граждан уже с головой – появился первый по-настоящему глянцевый журнал «Империал».

Подробно об истории русских глянцевых журналов читайте материал ГЛЯНЕЦ в разделе "Фотопроект".

ЯВЛЕНИЯ ГЛЯНЦА: КНИГИ

Face Control,
Владимир Спектр

Все привыкли думать, что писатели – это ктото вроде Чехова, с бородой и в очках. А тут появляется старый фарцовщик по фамилии Спектр и рассказывает свою life story. Первая честная книга про то, как это было. Многие реалии, описанные там, сейчас кажутся очаровательно немодным анахронизмом вроде бабушкиных духов Climat от Lancome. Это говорит о том, что глянец у нас появился достаточно давно – успело смениться несколько поколений тусовщиков. Но в абсолютных величинах – сравнительно недавно, чтоб успеть стать настоящим голливудским гламуром или аристократическим шиком.

Casual,
Оксана Робски

Наконец-то у нас узнали о существовании PR, и это открытие абсолютно снесло крышу некоторым людям. Появилось новое поколение издательских проектов. Один из них – в лице худой и нарядной Оксаны Робски, которая в светской хронике смотрится не хуже, чем Лев Толстой в толстовке или Чебурашка в мехах из искусственного чебурашки.

«Духless»,
Сергей Минаев

Его лирический герой в свои тридцать впервые узнал о существовании наркотиков и очень обрадовался. На почве наркотического обколбаса у него случился когнитивный диссонанс – он не знал, как «сняться», «запал на измену» и вместо того, чтоб пойти и взять стакан – пошел и внес вклад в литературу. Молодец, Сергей!

Константин Гайдай для "ОМ"

ЯВЛЕНИЯ ГЛЯНЦА: КИНО

«В движении»,
режиссер Филипп Янковский

Если голливудский дьявол в Prada выглядит достаточно едкой и детально-правдивой историей, то российский глянец выглядит особым миром. Про бренную реальность вообще никто не вспоминает. Волшебная сказка с воздушным шаром, гламурным журналистом и катаниями на белом коне с устойчивым российским привкусом. Движение – основная тема московской тусовки конца 1990-х, где промедление смерти подобно. И некоторых, кто движется недостаточно быстро, смерть все-таки находит. В глянце смерти по определению быть не может: никто не стареет, нет несчастных случаев и вообще – мир во всем мире. В российском же глянце может быть все – наверное,  по молодости.

«Москва»,
автор сценария и режиссер Александр Зельдович (соавтор – Владимир Сорокин)

Владимир Сорокин – тот еще глянец. Трагедия в шоколаде. Сорокин упорно окучивает советское наследие, и режиссер, как видно из названия, ему в этом помощник. Хорошо раскрыта тема единения душ в сцене с картой Советского Союза, а Москва рисуется как город без прошлого и без будущего.

«Глянец»,
режиссер Андрей Кончаловский

Возрастная актриса в роли молодой провинциальной парвеню – это стало российским трендом. Впрочем, это очень даже реалистично. Некоторые думают, что моду на худобу придумали геи, предпочитающие юных стройных мальчиков. Ерунда! Модельеры ориентируются на силуэт самого дорогого клиента – сухопарой богатой старухи. Кто платит, тот и заказывает.

Слава Филиппов для Jalouse

ЯВЛЕНИЯ ГЛЯНЦА: ИСКУССТВО
Особенно приятно, когда идешь по городу и вдруг – огромная перетяжка с рекламой Spoon cafe или бара ZimaLeto, на которой нарисована модная девушка с собачкой. К модным фотографиям все уже привыкли, а вот графикой гламур как-то толком не обзавелся. Заезжий иностранец Джейсон Брукс стал удивлять всех знанием нужных форм очков, особенно тонкими щиколотками моделей и маленькими терьерами в нижнем углу в духе последних трендов. Вот это – актуальное искусство! А то инсталляции, инсталляции...

Андрей Бартенев
Переодеваться к обеду, переодеваться на охоту, переодеваться на концерт, переодеваться для настроения. Переодеваться вообще очень гламурно. Из любви к переодеваниям Бартенев сделал искусство, которое понятно многим. Кто же не любит переодеваться? Сам себе и Джексон Поллок, и черный квадрат, и Мондриан с Кандинским.

Влад Монро
Мэрилин в своем платье из тысячи фальшивых бриллиантов, несомненно, икона гламура. Впрочем, и без платья тоже. Трансвестит, изображающий звезду, – обычная тема парижских кафешантанов Левого берега. Только там еще и поют. Наш Монро не поет, а стать почти национальным символом местного гламура умудрился, соединив в себе клоуна, кинозвезду и шикарную диву. Удивительно органичный образ.

ИЛЛЮСТРАТОРЫ ГЛЯНЦА

С появлением глянцевой индустрии появились и специфические ее потребности – например, в авторах-художниках. Новые иллюстраторы не были ограничены в техсредствах, поэтому творили в любой технике и в свободной манере. В 2006 году Андрей Бартенев создал авторский проект, представлявший произведения известных художников-иллюстраторов глянца «Люби кутюр!», а также составил для журнала «World Art Музей» книгу «Velikolepno! Русские иллюстраторы блестящей жизни», в которую вошли работы Петра Аксенова, Ильи Пиганова, Людмилы Константиновой, Георгия Острецова, Ростана Тавасиева, Ольги Тобрелутс, Кати Филипповой, Дениса Барковского, Георгия Литичевского и других современных художников.

Сергей Снурник для журнала WAM

ЯВЛЕНИЯ ГЛЯНЦА: ТВ
В некоторых модных парикмахерских, кафе и бутиках крутят чрезвычайно приятные fashion каналы, которые рассказывают не столько о показах, сколько о стиле жизни. Всю дорогу под приятную музыку вы наблюдаете что-то из жизни моделей, при этом все они почему-то ходят от бедра прямо напротив Palais du Mediteranee в Ницце. Видимо, это отражает представления о самом глянцевом месте планеты. А для тех, кто попроще, демонстрируется огромный платяной шкаф в доме Ксении Собчак.

«Блондинка в шоколаде»,
Ксения Собчак

Признаться, кривые короткие ноги Пэрис Хилтон гораздо харизматичнее. Наследство больше, а глупости глупее. Ксения же, подобно своей маме, бывшему профессору Института культуры, несет культуру в массы и открывает людям сокровища своей гардеробной.

«Полный фэшн»,
Сергей Зверев

Когда высокий дизайн пытаются сделать доступным для народа, получается IKEA, то же – с гламуром по телевизору. Сначала создают ценник, а потом под эту цену подбирают материалы, чтобы было доступно. Вслед за главным стилистом простой народ требует «сексуального пирожного» и повторяет «звезда в шоке». Новый русский фольклор.

ЯВЛЕНИЯ ГЛЯНЦА: ОБЩЕСТВО

Глянец уже существует даже для тех, кому лень выходить из дома, но пока еще не лень – в Интернет. Яркий пример тому – сайты бутиков вроде Urbanomania. А консьерж агентства вроде Quintessentially все за
вас организуют. Теперь гламур перестал быть прерогативой избранных. Кажется, скоро эстетическая медицина и косметология шагнут так далеко, что ботокс и рестилайн начнут делать себе бабушки-пенсионерки, причем так же запросто, как теперь они болтают по мобильникам, продавая гладиолусы у метро. Все восьмидесятилетние будут выглядеть как восемнадцатилетние. Но их
возраст все равно будет заметен. По выражению глаз.

ЯВЛЕНИЯ ГЛЯНЦА: МУЗЫКА

Сама по себе музыка уже не представляет никакой ценности. Куда важнее выбрать правильную мелодию и с правильной состыковать. Популярностью пользуется не музыка, а диджеи – люди, которые составляют музыкальные коллажи, всякий раз конструируя свой мир заново.
DJ Кимбар – Петербург, DJ Лист – Москва. Эти энергичные москвичи вполне себе выработали свой стиль, и получается у них бодро и со вкусом. В Питере с этим более аморфно и не так вкусно. Оттого приезжающим сюда на выходные москвичам иногда кажется, будто гламур в этом городе стух. Ведь актуальный гламур без диджея – что шампанское Dom Perignon без пузырьков: сплошной фэйк. Но это не так! Есть в Питере гламур!


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: МОЗГ!

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также