Брутальные мужчины о чистой любви

Вот девочка, в душу запавшая мне,
За ней наблюдаю я, словно во сне.
Пройдет в отдаленье, а я уж в огне,
И екает что то в брюшине моей.
Я знаю: я должен понравиться ей.
(Стенли Марш, South Park)

Чистая любовь. Любовные записки, первые поцелуи, сердечки в тетрадках, родителей в школу. Химические процессы, совпадение биополя, гормоны в крови, как тебя зовут? Неразделенные чувства, проваленная сессия, он женат. Макароны, дети, некогда. Не успел. Мы бьемся внутри города, дышим стеклопакетами, думаем процентами, смотрим мониторами. Просыпаемся с чужими, засыпаем в центре, не умеем писать. Слушаем ритмы, натягиваем капюшоны, бежим. Будильник, мобильник, кофеварка, заправка, офис, клуб, будильник. Мы смеемся над рисованными парнями из South Park, пересказываем сюжеты, не слышим между слов. Смеемся над Стеном, которого тошнит от любви, жалеем, что это происходит не с нами, боимся, что это с нами произойдет. Мульты не плачут. Брутальные мужчины не боятся чистой любви. Наконец то они встретились.

Дмитрий Пучков (Гоблин) /русская речь многих замечательных киногероев, мужчина серьезный и исключительно брутальный/
Картман /толстый озабоченный подонок/

Картман: Что такое секс? Как научиться заниматься сексом?
Гоблин: Секс – штука исключительно занятная. Поэтому им надо заниматься как можно чаще. По ходу занятий как раз и научишься.
Картман: Как ты понимаешь, что влюблен? Все время представляешь ее голой?
Гоблин: Да, это практически уже любовь. Кстати, в одежде тоже интересно. Важно, что при этом с милой делать. И не только в воображении. Правда, когда переходишь от мечты к делу, влюбленность очень часто тут же пропадает без следа.
Картман: «Как насчет выключить свет и перепихнуться?» – по-моему, так должно звучать признание в любви настоящего мужчины.
Гоблин: Интеллигентный разговор с дамой следует начинать фразой: «Снимай трусы, давай дружить!» А в любви можно признаваться только после нескольких лет интенсивной дружбы.
Картман: Как сделать так, чтобы все телки мне давали?
Гоблин: Все телки тебе ни к чему. Надо огуливать только лучших, не размениваясь на ерунду.
Картман: Какие мужчины нравятся женщинам?
Гоблин: Разным – разные. Следует проявлять тактическую гибкость, чтобы понравиться именно тем, с кем ты хочешь подружиться.
Картман: Мужчина должен быть мужественным, таким настоящим мужиком, правда? Чтобы без соплей?
Гоблин: Мужчина должен быть умным. Например, как я. Ибо только умный может понять, как надо подкрадываться к девчонке: мужественно нахмурившись или завывая и пуская сопли. Быковать не надо, разумный подход рулит.
Картман: Вся эта эмансипация-хреносипация привела к тому, что перед женщиной нужно быть тряпкой, а не мужиком настоящим. Согласен?
Гоблин: Это только для баранов. Настоящий мужчина остается самим собой при любых обстоятельствах, даже в окружении тряпок.
Картман: Зачем люди женятся? Нет денег на посудомоечную машину?
Гоблин: Стиральные машины тоже очень дорогие.
Картман: Думаю, что я никогда не полюблю, я выше этого.
Гоблин: Не переживай, от этой заразы еще никто не уходил.


Билли Новик /музыкант, лидер группы Billy’s Band, говорит хриплым голосом, носит пиджак на голое тело, поет песни про любовь/
Кайл /
хороший мальчик, серьезный и интеллигентный, сказывается мамочкино воспитание/

Кайл: Любовь для тебя явление преходящее или перманентное?
Билли: Сейчас амплитуда колебаний стала меньше, раньше расстояние от любви до ненависти было действительно один шаг, теперь как-то все поуспокоилось, но все время держится выше нуля. Все-таки невозможно в тридцать лет вскрывать вены по поводу смерти Виктора Цоя.
Кайл: Любовь – понятие эмоциональное или физиологическое?
Билли: Я как.то слышал об одном опыте, который ученые провели над лягушками. Самцам вводили человеческий тестостерон, и у них явно обнаруживался обнимательный инстинкт. Так что, думаю, тут все завязано – и эмоции, и биохимия.
Кайл: Для тебя чувства – толчок к творчеству или творчество – толчок к переживанию новых чувств?
Билли: И то и другое. Но на самом деле я не пишу на горячую голову. На второй-третий день, когда начинаешь разбираться с наплывом эмоций, понимаешь, что из кучи всего выбираются два-три основных момента, на которых все и держится. Но разбор происходит потом, на заказ я ни музыки, ни текстов сочинять не могу. Песни сочиняются так, как сочиняются.
Кайл: Считаешь ли ты себя романтичным певцом?
Билли: Я очень уважаю love story, это самое милое, что есть. Все эти политические дрязги, «даешь революцию» – все это как-то тухловатенько. У меня есть два любимых фильма: «Титаник» и «Твин Пикс». Так вот, в «Титанике» – настоящая любовь, любовь ради любви. Все эти сопли я очень люблю.
Кайл: Не боишься подорвать свой образ брутального мужчины?
Билли: Нет, я не создаю свой образ специально. Меня в последнее время на слезы пробивает музыка музыкальных шкатулок, и что?
Кайл: Не думаешь, что подростки будут подражать твоему внешнему брутальному образу: хриплый голос, пиджак на голое тело, старомодные шляпы?
Билли: Вряд ли, я в принципе не отношу себя к мейнстриму, не думаю, что вы будете мне подражать.
Кайл: Что такое чистая любовь?
Билли: Это платоническая любовь и не замешенная на материальном. Вот в «Титанике» – чистая любовь.
Кайл: А ты такую переживал?
Билли: Было один раз, началось в школе, потом через несколько лет еще мрачно флэшбэкнулось.
Кайл: Чем закончилось?
Билли: Ничем не закончилось. Чистая любовь ничем не заканчивается, иначе это не чистая любовь, а предыгра перед чем-то более земным.
Кайл: Любовь на всю жизнь – поэтический термин или такое бывает на самом деле?
Билли: Думаю, что это один из вариантов нормы. На самом деле, про каждую любовь кажется, что она на всю жизнь. Поэтому так часто говорят: так, как я люблю тебя, никто никогда не любил. Но на слова не нужно размениваться, молчание – золото. Чем больше говоришь, тем больше шансов сболтнуть какую-нибудь глупость. Слова обесценивают чувства, и в конце концов чем чаще девушке говоришь, что любишь ее, тем чаще она будет говорить: «Ты меня не любишь!»
Кайл: Как понять, что вот это – на всю жизнь?
Билли: Никак не понять, особенно в первый раз. Можно осознать, наверное, через какое.то время, лет в тридцать. Но случиться это может в любой момент. Вот у моих бабушки с дедушкой любовь на всю жизнь началась в школе и продолжалась пятьдесят два года.
Кайл: Женщины любят умных или красивых?
Билли: Разные женщины любят разных. Моя бабушка любила дедушку за то, что умный, а кто-то любит красивых, потому что ценит прекрасное. Главное, чтобы красивый мужчина или красивая девушка не стали красивой деталью гардероба. У людей чувство эстетики может преобладать над разумом.
Кайл: Что значит первая любовь?
Билли: О, это прекрасно – первая любовь, первый суицид...

Дмитрий Быков /писатель, журналист, большой человек/
Стен /поэт и плакса, очень трогательный и занудный, любит девочку Венди из соседнего класса/

Стен: Когда я вижу Венди, у меня внутри все сводит и тошнит. Это любовь? Какие чувства вы переживаете, когда видите любимую женщину?
Быков: Если тошнит, это точно не любовь. Тошнит обычно от страха, от него же и сводит. А любовь – это такое состояние, в котором страх исчезает вообще. Чувствуешь, что все вдруг стало можно и ничего плохого не будет. А чувства, которые я испытываю при виде любимой (любимых), бывают двоякого рода. Иногда видишь девушку и думаешь: хорошая девушка, красивая. У нас с ней могло бы быть интересно или хотя бы приятно. А иногда видишь и думаешь, что это – твоя девушка, причем совершенно не обязательно она красивей всех. А просто твоя – и все, и пройти мимо нее будет величайшим преступлением. Такую девушку можно встретить в кино, в метро или даже в семье приятеля, в качестве его жены. Но это в таких случаях уже не останавливает. Ощущение довольно сложное. У меня был в молодости стишок про это: «И после затянувшейся беседы выходит в ночь, в московские сады, с неясным ощущением победы и ясным ощущением беды». То есть счастье, конечно, но с полным пониманием, что без этой девушки ты жить не сможешь, а значит, тебе придется делать все необходимое для ее завоевания и платить за свое счастье по полной программе. Такой, можно сказать, удар прямо в душу. У меня в жизни такое было пять раз. Очень сильно – три раза. Совсем сильно – один. Я тогда, помню, все смотрел и думал: как же это бывают такие девушки? До сих пор смотрю и думаю. А тогда я ее так ел глазами, что она сама ко мне подошла. По сравнению с этим всякие тошноты, увлечения, страхи, томления, несчастная и даже счастливая любовь – детский сад. Это не любовь, а что-то такое, что никак не называется и ничем не преодолевается. По моим наблюдениям, это всегда взаимно.
Стен: А как сделать так, чтобы женщина к тебе сама вот так подошла, чтобы полюбила тебя больше всех на свете?
Быков: Сделать это, с одной стороны, нельзя никак, а с другой стороны – проще простого. В случае, о котором идет речь выше, все происходит само собой и с первого взгляда. Просто вас обоих перестает интересовать все остальное. Со стороны это выглядит счастьем, а внутри довольно мучительно, вроде постоянного голода, неотступной тревоги и так далее. Но такое в жизни бывает не каждый день, и тогда люди довольствуются суррогатами. Бывают очень счастливы. В таком случае женщина сама себя уговорит, что любит тебя больше всего на свете. А добиться этого можно вот чем.
1. Внуши ей, что она лучше всех. Не просто говори, а именно внуши. Женщины на это подсаживаются, как на наркотик.
2. Сделай так, чтобы ей с тобой было интересно, то есть чтобы каждый день не был похож на предыдущий.
3. Дай ей понять, что у тебя есть дела и увлечения более серьезные, чем она, то есть что ты никогда не принадлежишь ей до конца. Стихи, или работа, или революция. Или, что иногда срабатывает, другая женщина. Все это, конечно, имеет к любви весьма касательное отношение, потому что любовь, мне кажется, выскакивает по-булгаковски, как наемный убийца из-за угла. Но для суррогата годится идеально.
Стен: А как же секс там и все такое? Или это не любовь? В чем разница между любовью и сексом?
Быков: Секс для меня лично – может, это я один такой урод? но вроде бы нет – всегда был гораздо меньше любви, хотя сам по себе он необходим и замечателен. Это такая, что ли, последняя проверка на близость. После этого можно и поговорить как следует, и познакомиться нормально. Желательно, по-моему, чтобы это произошло как можно раньше. Это такой способ предъявить себя другому во всей красе и полной беззащитности. Дальше начинается жизнь.
Стен: Дальше – это когда? Когда я старый буду? Я и тогда буду любить? А как?
Быков: Конечно, будешь, просто чуть иначе. В пятнадцать лет принимаешь за любовь все, что угодно. Как сказал мой любимый писатель Блаженный Августин: «Не зная еще любви, я был уже влюблен в саму любовь». В двадцать, после первых понятных разочарований, думаешь, что никакой любви нет вообще. В тридцать иногда думаешь, что любовь – это очень хорошо, но надо быть сильнее ее. В тридцать пять понимаешь, что сильнее ее ничего нет. А до следующего опыта я пока не дожил и с интересом жду новых сюрпризов.
Стен: А я буду всегда любить Венди. Безответно. Что делать? Может, стать велосипедистом? Какие мужчины нравятся женщинам?
Быков: Как показывает опыт, абсолютно всякие. Господь устроил мир разнообразно. Важно не полюбить чужую женщину и не понравиться ей. Есть мужчины, которые нравятся женщинам больше остальных. Подозреваю, что это люди добрые и талантливые, не склонные все время доказывать окружающим свое превосходство.
Стен: Что важнее для женщины – красота или характер?
Быков: В нашем случае это одно и то же. В женском, кстати, тоже. Самое потрясающее признание в любви – в стихах Иннокентия Анненского: «Господи, я и не знал, что она так некрасива». То есть что можно ТАК любить ТАКУЮ некрасивую.Хоть раз в жизни думаешь это обо всех, даже о первых красавицах. Видишь ее с опухшей мордой, невыспавшуюся – и с ужасом думаешь: «Господи, да ведь я бы за нее сейчас с удовольствием умер двадцать раз».
Стен: Любовь всей жизни – поэтический образ или такое бывает на самом деле?
Быков: А как же. Тогда это называется судьба.

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: MYSTERY

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также