Вечные ценности

Открывая рот в стоматологическом кресле. Тестируя вино двадцатилетней выдержки. Посещая курсы испанского языка. Превышая допустимую скорость на автостраде. Болея гриппом. Занимаясь сексом. Поглощая попкорн на премьере блокбастера. Читая апулея. Созерцая коричневый туман из иллюминатора аэробуса на подлете к Санкт-Петербургу. Знакомясь с представителем противоположного пола. Опуская жетон в щель турникета метрополитена. Договариваясь о встрече. Покупая джемпер в сезон скидок. Вспоминая сны. Осознавая собственные ошибки. Отходя ко сну за полночь. Тоскуя по любимому человеку.
Мы помним о вечных ценностях. Пусть несколько людей немного напишут о том, что такое красота, счастье, любовь, дети, дружба, природа, свобода. Пусть некоторое количество людей это прочитают.

Дружба

Дружба для меня всегда означала взаимоотношения с братьями и сестрами. Я был старшим ребенком в семье, которая скиталась по Англии и Ирландии в поисках хлеба насущного. От такого количества переездов у меня голова шла кругом, и сойтись с кем-то из сверстников я не успевал. И потом, они всегда казались мне неинтересными по сравнению с членами моей семьи. Судите сами: Марта стала режиссером, Софи – продюсером, Магнус – композитором, Джозеф, как и я, актером, – после главной роли во "Влюбленном Шекспире" он достиг той степени известности, когда человека принято называть звездой. Зато Джейкоб (кстати, он близнец Джозефа) стал лесничим, к тайной радости отца. Из всех братьев и сестер я больше всего привязан к Марте. Мы оба голубоглазые, похожие на мать, оба замкнуты и при этом невероятно импульсивны. И, конечно, мы оба одержимы искусством. Идею экранизировать "Евгения Онегина" Марте подал именно я, это было, когда она еще училась в колледже, и прошли годы, прежде чем идея воплотилась в жизнь. Съемки фильма еще больше сблизили нас. К тому же повзрослевшая Марта удивительно напоминает мне мать, с чьим уходом я до сих пор не могу смириться. Марта – мой лучший друг. Может, это банально – иметь в лучших друзьях сестру, но я к этому уже давно привык.
Рэйф Файнс, актер

Дети

Дети – одна из самых невечных ценностей в мире. Потому что они быстро вырастают и моментально из сокровища превращаются в нечто абсолютно рядовое и обычное, за редким, я бы сказал, редчайшим исключением. Я часто вижу на лестнице в своем доме тусующихся без дела детей, повисших на перилах, как распятые Иисусы. Они все красивые и юные и абсолютно киношные в своем гранж-хиппи-хоперском внешнем виде: скейтерские шмотки, длинные светлые вьющиеся волосы, мордашки одинаково симпатичные что у девочек, что у мальчиков. Возраст двуполой магии делает их всех от десяти до пятнадцати прекрасными божками, которым хочется поклоняться из чисто эстетических соображений. Как чему-то яркому и безукоризненному. Как растущим у тебя на глазах и вслух дивным растениям. Но кто из них, пройдя через заклинание совершеннолетием "Мутабор!" и произнеся магические слова "Я превращаюсь!", сможет трансформироваться и трансмутировать, приобретя во взрослом теле нечто столь же чудесное, как эта детская нежность, данная им изначально от природы и привлекающая к детям всеобщую любовь и внимание?
Кто из этих детишек, висящих на перилах, станет Иисусом? Один. Не больше. Все остальные – книжниками, фарисеями, ну и, конечно, легионерами. В лучшем случае еще один роллер – предателем Иудой и одна любительница r"n"b-пати – святой проституткой Марией Магдалиной. А все говорят об этих будущих сборщиках налогов, палачах и одержимых бесами с восторгом, как о чем-то божественном и невинном… Дети ничем не отличаются от взрослых. Только тем, что они практически все похожи на Иисусов и ангелочков. А возраст и время расставляют все на свои места, и тот, кто висел на перилах, думая о Боге, – будет распят и воскреснет, а все остальные дети, кто висел с будущим Мессией просто так, за компанию, просто сыграют роль массовки в истории и уж никак не станут вечной ценностью. Поверьте.
Вальтер Ван Бейрендонк, дизайнер

Свобода

Если человек есть мера всех вещей, то свобода – не что иное, как генетическое уродство. Декларируя, что идея выжить любой ценой не является основополагающей, человек действует вопреки базовым инстинктам – самосохранения и продолжения рода. "Ген свободы" не делает жизнь приятной или комфортной. Напротив, он полностью лишает своего обладателя таких радостей бытия, как участие во всеобщем ликовании при виде любимого руководителя или сладкая дрожь в пальцах, выводящих анонимку на преуспевающего соседа. "Ген свободы" препятствует обретению благосостояния и почти наверняка гарантирует статус лузера в глазах сограждан. Самое печальное, что избавиться от этой генетической заразы можно разве только с помощью лоботомии.
К сожалению, будучи всего лишь "мерой всех вещей", совершенно невозможно ответить на вопрос, зачем сделано так, что один рождается нормальным, а другой – свободным. В ответе неизменно будет проглядывать или дурацкий пафос, или мировоззренческий тоталитаризм – в том смысле, что "все равны, а некоторые равнее". Но похоже, что "ген свободы" действительно означает принадлежность к аристократии высшего толка – и с этим ничего не поделаешь. А "бытовые неудобства" – плата за то, чтобы не принадлежать к классу посредственности. Потому что посредственность всегда несвободна.
Николай Усков, главный редактор журнала GQ

Красота

Красота – она в естестве. Если все не надуманно, а как чувствуешь, если не приходится переступать через себя, так оно обязательно красиво. Объяснить красоту сложно, показать тоже, потому как везде что-нибудь да не так. А поскольку абсолют найти невозможно или, по крайней мере, сложно, то красоту сам сочинишь, да с ней и живешь.
Красиво, когда река течет, когда дерево на ветру. А вот замрет на фотографии, в живописи там либо скульптуре – и на тебе, не то. А все потому, что или человек не тот, или увидел что другое, или выразить не смог. Очень просто красоту испортить. С другой стороны, частичка прекрасного есть во всем и в каждом, обратить на нее внимание – и все уродливое отступает на второй план. Хорошая проверка – увидеть эту частичку в зеркале наутро после бурной ночи. Красоту нужно искать в музеях, в утреннем Петербурге, а при огромном желании даже в Москве можно найти. Хотя и в Венеции зимой или в Исландии (не понимаю, зачем люди там живут), в Италии, Греции и на Курилах, где угодно ее предостаточно. Так и ходишь, разинув рот, и глаз радуется, и на душе хорошо. Наберешь полные легкие воздуха и выдохнешь: красота…
Дмитрий Ларин, фотограф

Счастье

Слово "счастье" повторялось столько раз, что давным-давно перестало что бы то ни было означать. Вариантов счастья предлагалось столько, что ни один из них давно не стоит даже тех усилий, которые затрачены на произнесение этого слова.
Между тем ответ на вопрос "в чем счастье?" прост и всем известен. Счастье – это быть нужным. Быть любимым. Отражаться в глазах другого человека. Или не обязательно человека. Ради этого маньяки убивают людей, а миллионеры наживают состояние. Ради этого делается вообще все на свете. Тот, кто пытается найти счастье в чем-то другом, рано или поздно почувствует себя крайне несчастным. Просто потому, что остальное – это не цель, а средство. Могут ли деньги сделать меня счастливым? Могут, но только одним способом: я стану богат, и другие люди станут замечать меня, хотя того же самого меня, но бедного, замечать не желали. Может ли слава сделать меня счастливым? Может, но это суррогат: я стану отражаться в тысячах глаз, но любят ли меня эти тысячи незнакомых мне людей?
И последнее. Лично я абсолютно точно знаю, ГДЕ искать счастье. Лично мне давно известно место, где ждет меня Тот, Кто любит каждого из людей настолько сильно, что не побоялся отдать за нас свою жизнь. Если вас интересует такое место, то приходите, там и увидимся.
Илья Стогов, писатель

Природа

Природа – вечная ценность. Попробуем доказать это утверждение методом сравнения отношения человека к природе и к искусству. Тот факт, что искусство – вечная ценность, примем за аксиому. Приготовились, начали!
Человек тянется к вечному и прекрасному. Он старается окружить себя произведениями искусства или, за неимением средств, подделками того или иного художественного уровня. Человек стремится оставить память о себе, написав "Здесь был Вася" на каком-нибудь памятнике архитектуры или, на худой конец, слово "хуй" на заборе. Подобным проявлениям амбиций и бездарности найдены красивые названия, например "граффити" и тому подобное. Некоторые люди готовы платить большие деньги, чтобы сняться в чьем-нибудь видеоклипе или увидеть собственную отъевшуюся физиономию на рекламном щите собственной же фирмы. Что уж говорить о непреодолимом желании ущипнуть за сиську или похлопать по жопе античную статую. Иными словами, человек тащит произведения искусства (суррогаты) в свой дом и пытается внедрить себя в произведения искусства (суррогаты).
Абсолютно то же самое происходит и с природой. Человек тащит в свой дом всякие горшки с цветами, аквариумы с рыбками и прочую живность, пребывая в уверенности, что осчастливливает последнюю и приобщается таким образом к природе. Разумеется, кроме страданий, такое приобщение живым тварям ничего не доставляет. Но в данном случае их мнение никого не интересует. Оказавшись где-нибудь за городом, наш герой гадит так усердно, как будто это его последняя возможность привнести свое "я" в природу. Таким образом, человек разумный ведет себя по отношению к природе примерно так же, как он ведет себя по отношению к произведениям искусства, подтверждая тем самым, что природа, как и искусство, для него вечная ценность, что и требовалось доказать.
Максим Покровский, музыкант

Любовь

Это вам не дружба какая-нибудь там или, того банальнее, счастье, про красоту вообще умолчу. Любовь – это то, что нами движет, то, ради чего мы живем. Я понимаю, что фрейдисты со мной не соглашаются , но это действительно не секс, это любовь! Любовь к детям, родителям, супругу и ближнему своему (как учит Господь) – это основа и смысл жизни. Ни одна из вечных ценностей невозможна без любви. Мы живем, пока мы любим. Любовь – это серьезно!
Олег Тиньков

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: OLD SCHOOL

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также